Благородную цель заразить оперой народные массы, хочется верить, преследовали оба проекта. Но одни разбавили высокую классику сладкой попсовой газировкой, чтобы легче было пить, другие  сохранили ее настоящий глубокий терпкий вкус. «Большая опера» на «Культуре» - это, собственно, не столько шоу, сколько серьезный конкурс, следить за которым получила возможность многомиллионная аудитория. Из шестнадцати исполнителей, отобранных среди нескольких сотен театральных солистов со всей России, после первого же тура остались лишь восемь. Они-то в течение двух месяцев и раскручивали основной сюжет: баритон вступал в спор с сопрано, сопрано - с тенором, и так по кругу. Особой интриги, которая по закону любого зрелища должна удерживать внимание большей части публики, впрочем, не получилось. С самого начала было понятно, что жюри во главе с народной артисткой СССР Еленой Образцовой отдает предпочтение «теплому, обволакивающему, полетному тембру» примы Мариинского и Новосибирского театров Вероники Джиоевой. Но это не проблема Вероники - ей еще нет 35, а значит, условий конкурса она не нарушила. И то, что ее соперники не могли похвастаться  столь же богатым международным сценическим опытом, тоже не ее печаль. К чести их, нужно признать, что даже на фоне редкого лирико-драматического сопрано победительницы их голоса смотрелись более чем достойно.
Прелесть «Большой оперы» в том, что она смогла угодить и нашим и вашим. Истинным меломанам доставил удовольствие серьезный анализ каждой партии: профессиональный разбор «прикрытых и неприкрытых верхних нот», «грудного звучания в нижнем регистре» и «попадания в резонатор». Тем, кто слушает оперу не умом, но сердцем, понимает ее интуитивно, закипающими в уголках глаз слезами, подарили  часы роскошной музыки Верди и Рахманинова, Чайковского и Оффенбаха, Гершвина и Моцарта, Лоу и Легара, разбавленные ненавязчивым экскурсом в историю оперы и легкомысленными музыкальными анекдотами от ведущего Святослава Бэлзы. И гордость за национальную оперную школу, которая не устает поставлять на мировую сцену чистые, молодые, как следует «выученные» голоса. Но, думается, главный подарок получили третьи, те, кто до сих пор полагал оперу чем-то до зубовного скрежета тоскливым, свое давно отжившим или искренне считал, что это такой интернет-браузер.  И если хотя бы один зритель из миллиона по завершении проекта предложит своей подруге махнуть вечерком на «Аиду», значит, жизнь удалась.