Нельзя рассматривать вопрос о работе фондов в отрыве от анализа общей ситуации в системе образования. Государство регулярно в течение последних лет оставляет директора школы наедине с большим количеством проблем. В 90-х директору прямо говорили, что он должен сам заботиться о том, как и где добыть деньги на школу, а если у него это не получается, значит, он плохой директор. Сейчас говорят о том, что директор - это менеджер, что директор не должен заниматься содержанием образования. Но если школа - это организация, оказывающая услуги, а ее директор - это менеджер, мы неизбежно получим ситуацию, когда основной задачей школы в целом становится получение дохода, а бюджетное финансирование - всего лишь один из источников обеспечения деятельности школы. Тем более что постоянно есть необходимые расходы, которые не финансируют из бюджета.
Ситуация с охраной образовательных учреждений в Москве в течение многих лет серьезно повлияла на отношение к привлечению родительских денег в школы. Директора, с одной стороны, обязали ввести охрану, с другой - не обеспечили дополнительное финансирование. Единственным источником финансирования охраны были родительские деньги, а государство не хотело вмешиваться в эти отношения, вернее, вмешивалось всегда только как карательный орган после жалоб родителей, констатируя многочисленные финансовые нарушения. Это длилось годами, годами прежние руководители департамента говорили о недопустимости поборов с родителей, но ни разу открыто не обратились к этим же родителям с просьбой оплачивать охрану школ, раз уж у государства нет на это денег. Почему департамент в этой ситуации не выступил тогда инициатором создания городского фонда, в который поступали бы все целевые взносы на охрану, а представители департамента входили бы в попечительский совет такого фонда наравне с родительской общественностью, чтобы предупредить многочисленные скандалы и возмущение родителей? Можно было объявить сбор средств на охрану на счет самого департамента в конце концов. За все годы, пока не было бюджетного финансирования охраны, директора школ должны были самостоятельно изобретать собственный способ получения денег от родителей, ведь нужно было не только объяснить родителям, на что они нужны, но и каким-то образом принять эти средства, так как у подавляющего большинства школ не было своего счета, и единственное, что оставалось директорам, - организовать сбор наличных денег. Допустим, руководство департамента в прежние годы не могло публично признать факт недофинансирования подведомственных учреждений, не могло обратиться к родителям с просьбой помочь школам и детским садам, но почему не была предложена подробная инструкция для директора, которая бы объясняла, что можно и как можно, что нельзя и как нельзя? Нет, гораздо удобнее предложить решать эти задачи директорам, а уж потом каждый раз индивидуально выносить вердикт, правильно ли решил эти задачи конкретный директор.
Именно в таких условиях в 2003 году Западное окружное управление образования принимает решение о создании фонда. Основная задача - создать систему, в которой не будет наличных денежных средств, родители смогут оказывать помощь образовательным учреждениям, а учреждения законно принимать ее. Это было честное и ответственное решение руководства округа, причем директора, которые находили другие способы работы с родителями, были свободны в своем выборе. Нынче с фондом работает не больше трети образовательных учреждений округа. Категорически не могу согласиться с обвинением со ссылкой на какого-то родителя в давлении по поводу вступления в фонд. В окружном управлении нет информации по конкретным учреждениям, а предложение о работе с фондом могло звучать исключительно как возможность найти деньги для необходимых расходов, как напоминание о недопустимости сбора наличных денег. За все время существования фонда не было серьезных нарушений ни со стороны школ, работающих с нами, ни со стороны фонда. Разве это нельзя рассматривать как результат серьезной и ответственной работы? Поступления для многих учреждений - по 100 рублей за одно перечисление. Зачем они вообще нужны? Но тогда ответьте, где брать директору деньги на все необходимые расходы? Именно необходимые, без которых невозможно получить, например, лицензию или зарегистрировать устав? Кто-нибудь может предложить альтернативу? Если чиновники вели так себя в ситуации с охраной, когда денежные средства нужно перечислять каждый месяц, что уж говорить о нерегулярных расходах.
В 2010 году новые бланки аттестатов выдали школам за несколько дней до срока вручения их выпускникам, заполнять их нужно было с помощью специальной программы, а программу нужно было купить за несколько тысяч рублей наличными. Подумаешь, мелочь, ну какой директор не может выложить в любой момент такую сумму? Аттестация рабочих мест, разработка программы производственного контроля за соблюдением санитарных правил и соблюдением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, исследования условий труда, обучение по охране труда, обучение пожарной безопасности, бумажные распечатки профессиональных стандартов с синими печатями для учреждений СПО, нотариальное заверение документов, оплата госпошлины при регистрации и внесении изменений в устав, оформление медицинских лицензий в дошкольных учреждениях - список может продолжить любой директор, и за каждый пункт ему нужно заплатить.
Для кого секрет, что при санитарных и пожарных службах находятся коммерческие структуры, с которыми приходится заключать договоры, иначе просто не получишь необходимое заключение? Территориальный отдел Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей в Центральном округе находился, а может быть, и сейчас находится в одном здании с ООО «Юнисан». Очень удобно. Сдаешь документы для получения заключения в государственную службу, а в соседней комнате все оплачиваешь, причем оплачиваешь не разово, а постоянно различные санитарные замеры. А если не перезаключить договор с этой организацией, буквально через несколько дней получаешь письмо уже от руководства территориального отдела Роспотребнадзора.
На этом фоне все заявления чиновников о запрете поборов, о борьбе с коррупцией звучат лицемерно. Сначала директора заставляют брать деньги с родителей, а потом говорят ему, что этого нельзя делать. В Москве регулярно организуются «горячие линии» для родителей, иногда тематические по проблемам поборов. Но почему никогда их не организовывали для директоров? Куда обращаться директору, когда он сталкивается с необходимостью оплатить что-то, но не знает, где взять деньги?
Сейчас школы начинают самостоятельно вести бухгалтерский учет. Откуда возьмутся профессиональные главные бухгалтеры в таком количестве и за такую зарплату? Нас ожидает новая волна финансовых нарушений просто в силу профессиональной неподготовленности бухгалтеров, к тому же в новой системе оплаты труда мало кто еще разобрался. Зато теперь нельзя будет сослаться даже на недофинансирование: вам выделили необходимую сумму, а если уж вы не можете правильно ею распорядиться, значит, директор - плохой менеджер. А почему никто не ставит вопрос о необходимости фиксации объемов недофинансирования, ведь компенсировать этот недостаток должны будут родители. Государству сейчас удобно поставить директора на передний край и свалить на него все проблемы финансирования системы образования. И чего мы все будем ждать? Что директор, как волшебник, сумеет обеспечить на выделенные средства деятельность учреждения, что теперь денег на все хватит и не нужно будет обращаться к родителям за помощью?
А кто еще не слышал о навязывании школам платных образовательных услуг? Особенно вместо прежних бесплатных? Например, с 1 января не будут финансировать экстернат, хотя по всем действующим нормативным документам он должен быть бесплатным. Вот что советуют чиновники в ответ на вопросы директоров: «А зачем вам бесплатные экстерны? Не принимайте их». И действительно, зачем? Нет учащихся - нет проблем. А учащихся на семейной форме обучения начали выдавливать из школ прямо в середине учебного года, так как финансирование этих учащихся тоже под вопросом.
Мало того что за последние годы стала привычной ситуация, когда директор вынужден добывать деньги на нужды школы, теперь функции директора сводятся к менеджерским. Может быть, это станет фиксацией того, что уже на самом деле произошло, и наши директора стали менеджерами? Но я надеюсь, что это не так, по крайней мере не все директора, значит, процесс вполне обратим. Нам всем неизбежно придется решать, кто должен стоять во главе школы. Если это будет менеджер, его главной задачей всегда будет рост доходности этого предприятия. Можно, наверное, провести аналогию с работой учреждения культуры, где директор - менеджер, но зато есть главный режиссер.
Необходимо честно и открыто сказать, на что хватит бюджетных денег образовательному учреждению, возможно, составить аналог минимального потребительского бюджета (потребительской корзины) для бюджетного финансирования одного ребенка, чтобы легко было сравнивать расчетные и реальные расходы учреждений.
Сейчас значительная часть всех ресурсов системы образования направлена на переход на новую систему оплаты труда. После этого всегда и во всем будет виноват директор и никогда - государственные органы власти и управления. Иногда кажется, что это основная цель всех преобразований...

Информация к сведению


Информационный центр Правительства Москвы провел опрос, задав такой вопрос:
«Если в школе, где обучается ваш ребенок, есть благотворительный фонд, то в какой мере ваши пожертвования в такой фонд добровольны?»
Полностью добровольны - 2 (9,52%).
Пожертвования делают только желающие, никаких последствий для тех, кто не жертвует, нет - 2 (9,52%).
Скорее добровольны - 1 (4,76%).
Жертвует большинство, никаких последствий для тех, кто не жертвует, нет, просто неудобно отказываться - 0 (0%).
Скорее НЕ добровольны - 1 (4,76%).
Жертвует большинство, возможны укоры в адрес тех, кто не жертвует, - 2 (9,52%).
Полностью НЕ добровольны - 6 (28,57%).
Жертвуют все, возможностями и желанием родителей не интересуются, тех, кто не жертвует, ждут неприятные последствия - 6 (28,57%).
Затрудняюсь ответить - 1 (4,76%).

Мнение папы

Виктор КОНСТАНТИНОВ:


- Мой ребенок учится в нормальной школе, школа работает с благотворительным фондом. В нашей школе, например, к каждому родительскому собранию составляется отчет обо все тратах и приобретениях за те деньги, которые собрали в помощь школе, классу. Поэтому вопросов об этих сборах и их использовании не возникало никогда. Честно говоря, есть родители, которым непонятны процесс финансирования школы и сбор дополнительных средств. Я сам относился к таким. Мне предложили стать членом родительского комитета. Очень хорошо, что в нашей школе администрация от родителей ничего не скрывает, это нам очень помогает в работе. Хотя все мы прекрасно понимаем - ведь даже при 100-процентном финансировании (хочется верить, что оно когда-нибудь будет!) в школе всегда будет необходимость что-либо улучшить в процессе обучения.

От редакции

Фонд «Открытое образование» был создан в 2003 году Западным окружным управлением образования (с прежним руководителем ЗОУО Валентиной Бадил), окружной дирекцией ЗАО и частным предприятием «Центр интенсивных технологий образования».
Фонд работает, до недавнего времени он находился в здании окружного управления образования, нынче представитель фонда регулярно приезжает в управление и собирает квитанции об уплате родителями разных школ так называемых благотворительных взносов. Эти средства действительно добровольные взносы семей?
Возникает вопрос: позиция руководителя фонда - это позиция директоров Западного округа или их позиция отличается от позиции руководителя фонда? Мы предлагаем директорам школ (и не только Западного округа) высказать мнение по этому поводу.

Что касается позиции департамента и начальников окружных управлений образования Москвы, то она такова.
Сегодня Правительство Москвы предоставило всем школам возможность в получении необходимого финансового ресурса по нормативам, которые в несколько раз больше, чем в других городах, и сопоставимы с нормативом финансирования студента в вузах. В связи с этим у школ нет необходимости каких-либо сборов денег на реализацию стандарта общего образования.
Департамент образования города Москвы предпринимает усилия для создания условий, при которых родительские средства не являются необходимыми для реализации стандартных условий обучения, а также для создания условий, исключающих возможность злоупотреблений, в том числе доверием родителей.
Имеющиеся ранее диспропорции в финансировании школ устраняются с переходом на нормативное подушевое финансирование. Только в этом году на это направленно дополнительно более 1,2 млрд рублей, на следующий год выделено 15 млрд рублей.
Только в 2011 году на приобретение компьютерной техники направлено более 3,4 млрд руб. (в прошлом году - ноль), на благоустройство территорий - более 8 млрд руб. (в прошлом - ноль).
Вводятся нормы прозрачности требований к образовательным учреждениям, функционирования всей системы образования, в том числе предварительное публичное обсуждение приказов, норм, бюджетов, вовлечение родительской общественности в управление образовательными учреждениями, усиление контроля за деятельностью образовательных учреждений.
Инициатива использования родительских средств не может исходить от руководства школы или отдельных учителей, а только от родительской общественности, только в соответствующей действующему законодательству форме и только в добровольном порядке.
Средства, выделяемые родителями, должны строго контролироваться управляющими советами, родительской общественностью.
Руководители образовательных учреждений в случае принятия решения родительским сообществом (родительским комитетом) должны обеспечить направление средств именно на те нужды, на которые они выделяются, исключить случаи двойного финансирования одних и тех же приобретений (за счет бюджета и за счет родительских средств), полно и оперативно отчитываться перед родителями и с 1 сентября публиковать отчет по всем расходам по данному основанию на официальном сайте школы.
Мы считаем: эффективный процесс образования возможен только при взаимодействии родителей и школы, и мы должны совместно делать все, чтобы искоренять негативные проявления и сделать их невозможными, вместе создавать и укреплять положительную репутацию учителя, без которой сам процесс воспитания ставится под угрозу.
Мы считаем, что общественность вправе и должна знать, что происходит в образовательных учреждениях, и в этой связи поддерживаем открытый диалог по всем проблемам, в том числе проблемам злоупотребления доверием родителей. Мы признательны средствам массовой информации, стремящимся к объективному освещению проблем образования. Мы понимаем, что нельзя допустить создания атмосферы, когда любого педагога могут обвинить в нечестности и непрофессионализме только потому, что кому-то показалось, что его права ущемлены. Защита чести и достоинства учителя, честного учителя - общее дело Департамента образования, родителей и всего общества.

Исаак Калина, руководитель Департамента образования Москвы;
Вера Лопатина, Нина Минько, Сергей Горбун, Алексей Анисин, Владимир Раздин, Алексей Александров, Людмила Митрюк, Сергей Михайлов, Татьяна Баринова, Анна Халева, начальники окружных управлений образования