Появление курса связывают с утратой духовных ценностей, которая привела к довольно печальным последствиям. Однако сможет ли введение ОРКСЭ решить проблему духовно-нравственного воспитания? Мне кажется, эта позиция спорна. Любую проблему введением какого-то учебного предмета не решить. Мы уже имели опыт введения такого замечательного курса, как этика и психология семейной жизни. К сожалению, он не прижился. Впрочем, проблему семейного воспитания, семейных ценностей он не смог решить, так как она комплексная и касается ценностно-смысловой ориентации всего общества.
Общечеловеческие, гуманистические ценности, конечно, включают в себя и религиозные, поэтому религиозная культура может рассматриваться как часть общей культуры, но и в этом случае введение курса ОРКСЭ не решает проблемы формирования духовно-нравственной культуры общества как такового.
К тому же введение предмета
ОРКСЭ в светской школе так или иначе затрагивает многие принципиальные положения Конституции, утверждает Тамара Смирнова, доктор исторических наук, профессор ГУАП, руководитель научного центра «Петрополь». А обязательность введения - вообще вопиющее нарушение основного закона, впрочем, как и факультативность. Ведь никто не мешает православным детям, равно как и детям, исповедующим другую религию, изучать основы своей религии при соответствующих храмах и в воскресных школах, что с успехом и делается. Но заменять храмовые, церковные школы предметом в светской общеобразовательной школе - это ошибка.
По мнению эксперта, непонятно, почему в нашей многонациональной и многоконфессиональной среде на уровне школы должно актуализировать религиозный фактор. Здесь опять же кроется принципиальная ошибка. Актуализировать религиозный фактор в условиях, когда мы хотим создать единую российскую нацию, единую не по этническому признаку, а по гражданскому самосознанию, - это серьезный методологический промах.
Многие сторонники введения курса говорят: пусть ученик учит, а потом сделает осознанный выбор. Выбор чего? Религии? Разве это задача школы? Церковь любой конфессии достаточно сильна, для того чтобы решать подобные задачи. Нельзя вновь сращивать церковь, которая, конечно, в истории страны сыграла выдающуюся роль, в том числе именно в развитии культуры, с государственными органами.
Позитивным в самой постановке проблемы можно считать то, что назрела необходимость духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения в нашей стране, и церковь, надо отдать ей должное, заявила об этом громко и довела вопрос до уровня государственного обсуждения. Однако воспитание не может сводиться только к воспитанию религиозному. Нужно изучать культуру своего Отечества, и есть, кстати сказать, такой предмет, правда, он изучается в вузах, и не во всех - «История отечественной культуры». В термине «отечественная» заложено, что это будет изучение синтетической культуры России, создаваемой представителями разных народов, разных вероисповеданий.
Впрочем, у родительской общественности введение курса ОРКСЭ особого отторжения не вызвало. Многие уверены, что никакого вероучительства не будет, и к тому же десятилетним детям надо ну очень специфическим образом преподавать подобную дисциплину, чтобы ребенок проявил желание углубиться в изучение отдельно взятой религии из перечня изучаемых в блоке. А именно - открытым текстом говорить, что эта отдельно взятая религия единственно правильная, и те, кто к ней не приобщился, пропащие люди. Правда, в пятнадцать-шестнадцать-семнадцать лет, когда у нормально развитых подростков обычно начинаются духовные искания, подобный предмет, в особенности преподаваемый харизматичным учителем, вполне может спровоцировать интерес к определенной религии. Но в этом возрасте уровень критичности восприятия все-таки повыше, чем в десять лет, и возможности самостоятельного освоения материала тоже несколько иные.

Мнение
 
Протоиерей Георгий МИТРОФАНОВ, настоятель храма Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла при Санкт-Петербургской академии последипломного педагогического образования, профессор Санкт-Петербургской духовной академии:

- Главная проблема, на мой взгляд, заключается в следующем: в церковь приходят люди культурно и религиозно невежественные. А мы заинтересованы в том, чтобы даже атеисты могли получить в школе, пусть не из наших рук, знание о православной культуре. Курс должен носить культурологический характер. Если он будет действительно культурологическим, то должен будет преподаваться всюду в обязательном порядке. По своему опыту преподавания в АППО могу сказать, что много учителей прошло через наш спецкурс «Духовное просвещение в светской школе» и получило диплом о втором высшем образовании. Одну половину курса они слушали из уст богословов, а другую половину читали религиоведы. У людей была возможность сравнить. Многие из них не воцерковились, но стали компетентнее в преподавании истории православной религии.

Санкт-Петербург