​Леонид ЗВАВИЧ, преподаватель математики гимназии №1567, заслуженный учитель России:

Нам кажется, что Интернет уже в развитом состоянии. На самом деле он еще в зачаточном состоянии. В силу возраста я прошел через все, гусиным пером не писал, но начинал с железного пера, во всех почтовых отделениях стояли перьевые ручки и чернильницы, в школе нам не разрешали писать авторучками, потому что портился почерк.
Теперь возникает вопрос о том, что надо писать на компьютере.
Думаю, с этим нужно быть очень аккуратным. Другое дело, что в учебниках должны появиться, например, после каждого параграфа, может быть, не ссылки, а какой-то словник, который посоветуют посмотреть в Интернете. Например, я вчера набрал слово «параллелограмм», у меня и рисунки интересные вылетели, и текст интересный, все это можно, безусловно, использовать.

Марат АЛИМОВ, учитель года Москвы, учитель русского языка школы №143:

В прошлом году я вел занятия в 11-м классе. Ко мне подошли несколько ребят и попросили: «Поскольку мы обмениваемся электронными сообщениями, стараемся быть в теме, то можно мы какой-то долг по работе не на листочках напишем, а пришлем по электронной почте?» Им было так удобно, но это было удобно и мне. Через какое-то время они прислали работы, и я увидел, что все, что написано в Word, было так же безграмотно, так же коряво в смысле стилистики, в плане построения предложений, в плане изложения мыслей, как и то, что они делали на бумаге. Какую цель мы будем преследовать, если поддержим американскую идею? Эстетику, чистоту? Я даже не знаю, можно ли здесь говорить об эстетической чистоте, ведь когда есть красивый, белый листочек, на нем красивыми ровными буковками может быть все написано, вот тут и есть эстетика. Я не специалист по начальной школе, но общаюсь с коллегами. Мне кажется, что начало письма ручкой, одной рукой, построение предложения, когда буква за буквой рождается слово, когда из слова рождается словосочетание, из словосочетания рождается предложение - это принципиальный процесс, который формирует логику мышления маленького человека. Этот принцип, на мой взгляд, страдает, если ребенок начинает сразу двумя руками набирать текст на компьютере. Если мы отказываемся от рукописного письма, сразу приучаем детей к клавиатуре, то эта логика может пострадать. Это серьезно.
Я боюсь, что та часть, которую мы называем грамотностью, может пострадать от того, что мы откажемся от рукописного письма. На мой взгляд, отмена ручного письма, использование вместо него клавиатуры не решает главную проблему - проблему развития личности, которая от того, что мы заменим одно другим, не уйдет.
Я очень добрый, я ученикам практически все разрешаю, конечно, в меру. Однажды ученик сказал мне: «Можно я не буду носить эти толстенные книги? Давайте я принесу электронную книгу, туда можно поместить весь курс школьной программы, еще куча места останется, для того чтобы свое любимое читать». Я сказал: «Приноси!» В этом году он принес «Грозу» Островского в электронном виде, открывает, читает. Я помню давно этого парня, то, как он учился, принося книжки обыкновенные, но сейчас, когда он принес электронную, все то же самое - интереса как не было, так и нет, то же выражение лица. Очень сложно его и таких, как он, приобщить к чтению, потому что у нас есть разные ограничения. Программа по литературе уже 150 лет не менялась, та проблема, которая существует сегодня в школе, очень важная проблема - переосмысление содержания образования. Поэтому так будет, сяк будет, мы каких-то перспектив в плане развития, воспитания не добьемся.
Я работаю в основном со старшими детьми, они уже пишут на компьютере, и я им это разрешаю. Но грамотность, культура, развитие речи одинаковы - что они пишут на бумаге, что они пишет в электронном виде. Разница только что в чистоте - клякс нет, рисунков на полях нет, вензелей. Все остальное то же самое.
Учителей сейчас тоже приобщают к электронному письму.
Не буду называть никаких школ, но нет ни одной школы в Москве (я думаю, что и в России), в которой существовал бы только электронный журнал, без бумажной версии. Потому что вам тут же скажут, что бумажная версия - это финансовый документ, если сейчас вы что-то пропустите, у вас вычтут из зарплаты, а электронные документы - это все бирюльки для родителей. Где у нас облегчение труда учителя? Мы увеличиваем нагрузку в два раза. Если мы сейчас разрешим официально учителю проверять в электронном виде какие-то работы, наверняка найдутся вышестоящие органы, которые скажут: а вот контрольные работы будьте любезны...
В позапрошлом году Департамент образования провел такую акцию в Москве: десятиклассники впервые за многие годы писали городское сочинение. У нас сочинений как таковых давным-давно уже нет, в формате экзамена их отменили. Московский институт открытого образования прислал бумагу, в которой написано, что ученику разрешается сесть за клавиатуру в то отведенное время, которое полагалось на сочинение, темы были даны заранее. И он может, не используя никакой печатной основы, написать сочинение. Что получилось? 95% учеников отказались от клавиатуры, 5% учеников согласились выполнять работу именно таким образом. Когда анализировали все 100% работ, общий уровень был, конечно, неважный, потому что несколько лет не писали, понятно, что там никаких откровений не было. Но 5% никоим образом не выделились ни в худшую, ни в лучшую сторону от остальных 95%.
Я вспоминаю случай позапрошлого года, когда я был в жюри на Всероссийском конкурсе «Учитель года» и конкурсант - учитель химии - выступал в абсолютно пустом кабинете, хотя мы привыкли, чтобы были какие-то колбочки, реактивы. Он говорит: «У нас сегодня будет лабораторная работа». Лабораторная работа - белые стены. И все проходило по компьютерной программе. Почти 3D. Когда я его спросил: «Вы не считаете, что лабораторная, практическая работа по химии предполагает прежде всего, чтобы ребенок взял, почувствовал все эти химикаты, как-то их испытал?» - мне сказали, что я несовременен...