- Татьяна, в какой школе и сколько вы работаете?
- В Центре образования №2045 Зеленограда я работаю уже второй год, сейчас в сфере моей ответственности шестые классы, причем один из них гуманитарный, другой - математический. Дети в этих классах были набраны по конкурсу, после четвертого класса они проходили достаточно сложные экзамены, чтобы попасть сюда.
- А какой вы помните в школе себя, какой были ученицей?
- Помню себя хорошо, потому что сама моя идея (поступить в педагогический вуз) появилась еще в школе. Я была очень прилежной ученицей, училась на «отлично», у нас был потрясающий директор - Владимир Филиппов. Я училась в обычной общеобразовательной школе №415, но Владимир Викторович сделал наше обучение незабываемым. Мы принимали участие в мероприятиях в Лефортово и ЮВАО, у нас была даже своя детская общественная организация «Орлята России». А главное - к нам относились серьезно и приучали к ответственности с помощью дней самоуправления, когда школьники имели возможность побыть учителями или даже директором. Я несколько раз была учителем русского языка, директором тоже довелось побыть. Уже тогда я ощущала, что это очень серьезная должность и, даже отвечая на телефонные звонки, нужно оправдывать доверие. Мы очень серьезно готовились к урокам, когда заменяли учителей, поэтому, когда мне предложили пойти в педагогический институт, я без раздумий согласилась.
- И как изменялся градус энтузиазма в институте?
- Мне всегда очень нравились русский язык и литература. В школе я, помимо всего прочего, была еще и председателем совета школы, в общем, лидерские качества заложены во мне с детства. Я понимала, что учитель - это в каком-то роде голый энтузиазм! Ведь зарплата, как мы знаем, не баснословная, греет только вера в светлое будущее. При поступлении в институт я набрала 98 баллов из ста, это был высший результат, то есть доказала самой себе, что могу поступить на бесплатную форму обучения. Все пять лет я руководствовалась тем, что своей специальностью нужно владеть в совершенстве, быть профессионалом своего дела, причем не диплома ради, а для самой себя, в каждом предмете докапывалась до сути, читала от корочки до корочки все списки литературы, штурмовала русский, старославянский, праславянский языки. Через тернии пробиралась к звездам!
- Было желание что-то изменить в институтской программе?
- Нет. Даже не вызывающие поначалу любви дисциплины вроде психологии, анатомии и основ безопасности жизнедеятельности все-таки оказались в программе не случайно, я считала, что и это все нужно знать, уметь применять.
- Вы на фоне этого находили для себя поле для новых завоеваний?
- На пятом курсе института я участвовала во Всероссийском студенческом фестивале «Учитель русской словесности». Это были три этапа: сначала между институтами, потом в Москве и, собственно, всероссийский уровень. Условия: надо было показать свой урок, прислав 45-минутное видео, продемонстрировать урок на примере своего класса, на заключительном этапе за 20 минут организовать работу и проверку знаний в кабинете с не знакомыми тебе детьми. Я заняла третье место и получила неплохую закалку в результате.
Еще я участвовала в городском педагогическом конкурсе «Нашей юности надежды» Зеленограда в номинации «Публицистика», заняла опять же третье место. В этом конкурсе следовало обозначить причины, по которым я выбрала свою профессию. Было не так уж и легко, учитывая, что в Зеленограде факультет МГПУ с достаточно сильными молодыми специалистами. Третьим конкурсом, в котором я заняла еще одно почетное третье место, был конкурс исследовательских проектов «Грант префекта ЦАО». Вместе с ученицей мы исследовали проблему «Вода - живая и мертвая», поработав с этимологией и естествознанием на эту тему. У меня теперь даже есть публикации в сборниках «Научные труды молодых ученых-филологов» и «Подготовка педкадров нового поколения».
- Как вы умудрялись не падать духом и боролись с усталостью?
- Я была уверена в будущем трудоустройстве, потому что поступала в институт по целевому направлению и концентрировала свои усилия на повышении квалификации. А еще мои начинания активно поддерживали, в первую очередь Центр наставничества при МГПИ, где мне на протяжении пяти лет (и даже после выпуска из института) оказывали неоценимую помощь в адаптации к школе, осознании цели своей профессии.
- В чем заключалась помощь?
- Во-первых, это были психологические тренинги, направленные на углубление восприятия себя как учителя, во-вторых, посещение школ, где ведущие преподаватели Москвы давали нам мастер-классы по урокам, различных мероприятий, посвященных общению педагога и родителей. На пятом курсе, когда мы вышли на практику в школу, это были уже прикладные конкретные советы в сложных для нас, новичков, ситуациях, помощь с трудоустройством.
Сейчас у нас в Зеленограде есть окружной Совет молодых педагогов. Этот совет в данный момент заменяет мне Центр наставничества - та же самая основа, но помощь уже молодым специалистам. Мне помогают участвовать в конкурсах, на уроках, проводят тренинги и консультации, мероприятия, выезды в лагеря.
- А как проходил первый год работы? Бывали вообще моменты отчаяния и желания все бросить?
- Вот чего-чего, а такого ни разу не было. Меня даже тень сомнения не посещала по поводу правильности моего выбора. Я хорошо помню предостережения и переживания мамы накануне моего поступления в институт, но я выбрала то, что считаю для себя самым нужным, поэтому твердо стою на своем пути. А родителям хочу сказать огромное спасибо за веру в меня и мои успехи.
- На первом уроке и первом родительском собрании было страшно?
- Мне кажется, страх детей перед первым уроком не сравним со страхом учителя. Было, пожалуй, опасение не оправдать надежды, но ничего существенного. Родители же, как водится, встречали по одежке и провожали по уму, все взаимопонимание основывается на начальных словах классного руководителя. Нужно четко рассказать о себе, своих достижения, своих планах и своем видении будущего класса. Я довольно быстро устанавливаю контакт с родителями, потому что мы работаем в тандеме, делаю все, чтобы их детям было приятно учиться, находиться здесь, они со своей стороны стремятся к тому же. Мы полностью сработались.
- Как вы поддерживаете дисциплину в классе и что делать с «неуправляемыми» детьми?
- Наша школа молодая, ей всего три с половиной года, поэтому среди тех, кто пришел на первый год обучения, есть проблемные дети, но это не ложится целиком на плечи отдельного учителя. У нас есть социальные работники, организаторы, которые с ними занимаются, классный руководитель, воспитатели, психолог. Проблемы с отдельными амбициозными агрессорами в классе решаем коллективно. Такие дети есть, но мы проводим классные часы, на которых объясняем: мы живем в коллективе, амбиции - вещь второстепенная, разбираем на русском языке понятие «амбиции», и дети сами приходят к нужным выводам.
- А какие амбиции есть сейчас у вас? Нынешняя должность - это на всю жизнь?
- Я совершенно не амбициозный человек и не могу ручаться, что буду педагогом всю жизнь. Я понимаю, что мне это сейчас нравится, я наслаждаюсь этим, вот и все.
- Неужели не хочется снова побыть директором?
- Точно знаю, что я учитель-практик и меня волнует только практическая деятельность Преподавателем теоретических основ, например, в институте я бы быть не смогла. Для меня важно чувствовать отдачу. Тандем в практике «учитель - ученик» самое комфортное для меня состояние, когда я вижу, как блестят глаза ребят, как они активны и заинтересованы предметом, это и есть высшая награда для меня. Люблю доходить до мельчайших деталей, чтобы все все усвоили, чтобы ни у кого не осталось вопросов по пройденной теме.
- А как насчет вопросов: они или метод «автор в этом произведении хотел сказать» для школы актуальнее?
- Учебный процесс стал намного демократичнее, есть масса методик преподавания литературы, русского языка, сейчас нет какой-то единой догмы насчет того, что хотел сказать автор. Порой так бывает, мы берем классическую точку зрения и разбираем классический вопрос с детьми, а они уже, будучи детьми современными, дают неожиданно креативные мысли. На уроках я всегда ставлю проблемные вопросы, где нужен не однозначный ответ, а мысли и идеи, которые стоит развивать.
- От чего устаете больше всего в профессии?
- Самый проблемный момент - непонимание родителей. Если в семье родители не понимают необходимости в некоторых предметах и не стесняются делиться этим непониманием с детьми в стиле «это можешь не учить, это все необязательное», то потом с такими установками невероятно сложно бороться. Ведь, по сути дела, для победы нужно перестроить ребенка, а потом и родителей. Еще бывают сложности, когда родители, руководствуясь бытовыми соображениями, отказываются от бесплатных экскурсий и таким образом выдегивают ребека из коллектива.
- А как дела по части технического оснащения и обустройства кабинета?
- Оснащение появлялось постепенно, но сейчас все необходимое уже есть: и проектор, и раздаточные материалы, и стенды. Школа опять же новая, поэтому все регулярно пополняется, что не может не радовать.
- Как работает администрация и какова атмосфера в коллективе?
- Судя по ощущению достатка во всем, что нужно для работы, администрация работает хорошо. К примеру, беготня в поисках свободного кабинета для класса у нас отсутствует. Некоторые неудобства ощущают лишь те, кто работает по совместительству, но и в их случаях все оговаривается заранее.
Еще мы, как молодая школа, стали объектом непрерывных проверок, о большинстве из которых нас не предупреждают заранее. Просто к нам приезжают по факту и проверяют. И хотя я наслышана о неких трагикомедиях в других городских школах, у нас боеготовность всегда одинаковая, все решается в рабочем порядке. Вообще это всегда хорошо, когда есть определенные незыблемые алгоритмы работы.
Коллектив в основном состоит из молодых специалистов. Преподаватели с большим стажем работы - наша поддержка и опора нашего освоения в школе. Атмосфера теплая, междоусобицы не встречаются. Грамотное распределение нагрузки дает хороший коллектив. Мы справляем вместе все мероприятия. На Новый год учителя занимаются самодеятельностью, создают совместно номера. По поводу распределения часов отношение в целом спокойное, нехватка компенсируется форматом школы (она у нас школа полного дня) и группами продленного дня.
- Насколько платным получается образование на деле?
- Образование в нашей школе полностью бесплатное, более того, во второй половине дня у детей есть бесплатные кружки английского, немецкого, французского языков, спортивные секции, различные подготовки к ЕГЭ, ГИА. Учителям эти дополнительные часы соответственно оплачивают.
- Значит, идти в школьные учителя сегодня можно без опаски?
- Конкретно сейчас для молодых специалистов созданы очень хорошие условия и надбавки. Трудоустройство в течение трех месяцев после выпуска из института дает надбавку к окладу в размере 40%, вкупе с красным дипломом это уже 50%. С января 2012 года будет принят закон о модернизации образовательного пространства, но это дело будущего, и я верю в лучшее.