Участники фестиваля с огромным интересом отнеслись к новым для большинства способам психоэмоциональной поддержки. Я тоже, не буду скрывать, пришла в восторг от увиденного, точнее, пережитого во время мастер-класса. Мне было предложено стать его участницей, поскольку посторонних наблюдателей этот метод не допускает. Так что я на себе испытала благотворное и целительное воздействие психодрамы. После одного из мастер-классов венгерские гости согласились ответить на мои вопросы о сегодняшней школе и положении учительства в некогда дружественной нам стране. Юлия Будаи, в совершенстве владеющая русским языком и много лет сотрудничающая с отдельными российскими школами и университетами, в основном выполняла функцию переводчика, когда на мои вопросы отвечала Анна Пагер Фабианс. Первое, о чем я спросила, - отличаются ли российские учителя от венгерских на первый, поверхностный взгляд.
- Работая как с венгерскими, так и с российскими учителями, я вижу, что в школе возникают одни и те же проблемы, что здесь, что там. И еще вижу, что все педагоги, независимо от места жительства, одинаково заинтересованы в их скорейшем решении. Педагоги, с которыми я в России познакомилась, в какой-то мере очень интересовались кооперативной работой. Я вижу, что для вас это относительно новая форма, но если ее методически грамотно использовать, можно добиться очень хороших результатов.
- Все чаще сегодня приходится слышать о так называемом синдроме эмоционального выгорания учителя, который появляется задолго до наступления пенсионного возраста. Венгерским учителям хорошо знаком этот термин?
- Пожалуй, нет. У нас хорошо развиты методы, предупреждающие синдром выгорания, - это, во-первых, регулярное повышение квалификации, профессиональные встречи, немаловажную роль играет обучение ментальной гигиене. Я думаю, что если бы в вашей стране ей уделялось достаточное внимание, учителям было бы значительно легче работать.
Юлия Будаи высказала свое мнение:
- Несколько лет я работала в пединституте, где готовила учителей для девятилетних школ. Я вижу, что молодое поколение очень нуждается в разрешении своих психических проблем, но фактически не имеет для этого возможности. Начинающим педагогам даже в голову не приходит, что в большинстве случаев можно обратиться за помощью к специалистам. Даже если они понимают, что это необходимо, то не имеют денег, чтобы оплатить помощь психолога или психотерапевта. А если учитель приходит со своими неразрешенными психическими проблемами в школу, без самопознания, то выгорание наступает намного раньше. Я столкнулась с тем, что у опытных учителей тоже нет не только возможности, но и понятия (это не витает в воздухе), что можно куда-то обратиться за помощью, да и нет такой системы помощи. Не создано у вас таких служб. Возможно, некоторые курсы повышения квалификации предоставляют психологическую помощь учителям, но эта помощь разовая, непостоянная. Зарплата учителей невысока, почти никто из них не может обратиться к частно практикующему специалисту, а государственные службы психологической помощи не готовы к тому, чтобы принимать такую толпу учителей. Правильным шагом было бы создать на государственном уровне бесплатную и доступную систему поддержки для педагогов, а в программу подготовки будущих учителей включить предметы, связанные с психическим здоровьем. И для того чтобы молодые педагоги знали, как вести себя (помочь себе) в трудных психологических ситуациях, и чтобы умели диагностировать их у детей.
Я знаю, что в университетах преподают основы психологии, но этого недостаточно. Проходят годы, и если знания не освежаются, у каждого вырабатываются собственные (не всегда правильные) алгоритмы решения разных психологических проблем, учителю удобно пользоваться привычными способами, он не хочет и не умеет ломать стереотипы. Ведь к этому тоже нужен толчок. Поэтому очень важно время от времени освежать и знания, и навыки учителя в области психологии. У некоторых своих коллег в Венгрии я вижу то же самое - они остаются один на один со своими профессиональными проблемами, и это неправильно.
- Ваших коллег устраивает то, что сегодня представляет собой венгерское образование?
- То, что сейчас происходит в венгерском образовании, можно назвать одним словом - «переход». 6 лет назад начиналось бурное реформирование, все время появлялись какие-то новшества, - продолжила Анна Фабианс. - Этот процесс сейчас забуксовал, но готовится еще одна перемена. К власти пришло новое правительство, поэтому трудно сказать, что будет дальше. Пять лет назад началось оценивание детей в начальной школе не отметками, а текстами, словами. Учитель в журнале писал небольшой текст, в котором содержался определенный анализ достижений, не общее впечатление о ребенке, а по разным областям его деятельности. Педагоги разрабатывали методы оценивания, основы, критерии. Сейчас мы уже пожинаем плоды своей работы в этом плане. Но начиная с предыдущего года разрешили ставить в конце учебного года отметки, и большинство учреждений вернулось к старой системе. На мой взгляд, оценивание текстом было более правильным, подробным, оттеночным, оно позволяло учитывать больше аспектов. Например, при оценке речевых навыков принималось во внимание то, как ребенок читает вслух, каков темп чтения, насколько правильна постановка ударений, каков уровень понимания, создания собственного текста. Вместо этого теперь ставится одна оценка по пятибалльной шкале.
- А у вас она правда пятибалльная или такая же трехбалльная, как у нас? У нас единица не ставится вообще, а двойка как итоговая отметка за год или четверть - в исключительных случаях, в основном она используется как психологический фактор для устрашения нерадивого ученика.
- Нет, у нас применяются все пять цифр, те, у кого выходит единица, должны повторить год или сдать повторный экзамен перед началом учебного года.
- На кого у вас равняется образовательная система: на ребенка или госзаказ?
- На словах вроде бы на ученика. Но это не совсем так, потому что система разработана для среднего ученика. Отсюда большие «ножницы». Мы не уделяем нужного внимания сверходаренным детям и тем, которые нуждаются в помощи и особой индивидуальной программе.
- Читатели меня не поймут, если я не спрошу про зарплату. Какова зарплата начинающего учителя и максимально возможная?
- У начинающих зарплата 100-120 форинтов (примерно 600-700 долларов). В нашей стране есть разные уровни дипломов - отличаются дипломы институтов или университетов, но разница незначительная. Ближе к пенсии педагог получает 160 форинтов (максимум), то есть + 60 форинтов. Это потолок, такая зарплата у меня - при стаже 40 лет и трех дипломах. К сожалению, педагоги в нашей стране находятся в конце «зарплатного» списка.
- Зарплата зависит от квалификационных категорий?
- У нас пять категорий (они обозначаются буквами, не цифрами), учитывающих стаж и наличие дипломов (многие имеют несколько). Педагоги обязаны повышать свой уровень один раз в семь лет, должны пройти 120 учебных часов и написать работу в рамках этой программы. Защищать имеющийся уровень не нужно.
- И последнее. Советуете ли вы своим детям идти в учителя?
- У меня трое детей. Старшая очень хотела пойти по моим стопам. Я ее уговорила сначала получить диплом по другой специальности, а уже потом, если желание не пройдет, пойти в педагоги. Она получила экономическую специальность, теперь учится на педагога. Я очень люблю свою работу и не променяла бы ее ни на какую другую.