- Виктор, вы росли в потрясающе интересной семье. Мама врач-нейрофизиолог, папа профессор, декан биологического факультета МГУ, дед известный драматург, поэт, автор «Свинарки и пастуха» и «В шесть часов вечера после войны». Весь этот «гремучий состав» на вас как-то повлиял?
- Конечно! На меня большое влияние оказал отец. Я сейчас мечтаю для своего младшего сына Мишки, а ему семь лет, он пошел в первый класс, значить так же много, как и отец для меня. Я хочу пробудить в нем любопытство к жизни, увлечь теми же играми, что были у меня в его возрасте. Он уже играет в шахматы, неплохо разбирается в карте мира, в его детской библиотеке бездна чудесных старых книг, перешедших по наследству от деда, Михаила-старшего (В семье Гусевых традиция называть мальчиков чередующимися именами, Михаил и Виктор. У Виктора Гусева сын Миша, так же как и отец у него был Михаил. - Авт.). Я хочу, чтобы он начал собирать марки, тем более осталась большая коллекция, собранная еще моим папой. Поощряем любовь и уважение к природе. Мой отец развивал идею биоцентризма, которая заключается в том, что все населяющие Землю существа имеют равные права и человек является такой же составной частью природы, как и амеба или вирус. В семье моих родителей всегда жили самые разные животные - даже спасенные лабораторные кролики. У нас же сейчас по двору бегает классический набор из трех собак и кота (трое из питомцев - найденыши). И, конечно, походы на футбольные матчи были главным составляющим в наших с отцом взаимоотношениях. Отец был занятым человеком. И когда мне было лет десять, отец как раз только вставал на ноги в своей профессии и не мог уделять мне много времени. Так что моменты общения с ним были драгоценны. Мы ходили с ним на все матчи «Динамо». Папа полюбил эту команду после легендарного турне динамовцев по Англии в 1945 году - тогда наши футболисты вернулись победителями. Меня часто спрашивают, есть ли у меня кумиры среди комментаторов и у кого я учился профессии. Я отвечаю, что всему меня научил мой отец. Он показывал, как заполнять турнирную таблицу, рассказывал о блестящем прошлом и «Динамо», и других команд, подсовывал мне журнал «Физкультура и спорт» и «Спортивные игры», из которых я делал вырезки, составлял альбомы.
- Вы живете в «историческом месте», в поселке писателей, где жил ваш знаменитый дед, более того, улица, на которой вы живете, носит имя деда. Можно сказать, ваша семейная улица...
- Наше семейное гнездо с довоенной поры - это огромная четырехкомнатная квартира в Лаврушинском переулке, где жили многие поколения нашей семьи: дедушка Виктор Михайлович и бабушка Нина Петровна, потом мои родители со мной, моей сестрой Машенькой и нашей няней, тетя с дядей и моей кузиной, потом рано овдовевшая бабушка вышла замуж за писателя Константина Финна... Словом, когда мы с Олей обзавелись двумя дочками, Юлей и Ниной, стало понятно, что надо размениваться. Наша семья переехала в крошечную двухкомнатную квартиру. Довольно быстро мы и там перестали помещаться. На покупку квартиры денег не было. При этом был большой участок со старым дедовским домом, где мы и решили строить свое семейное гнездо. Стройка продолжалась восемь лет, зато мы довольны результатом. Наш дом - это настоящее родовое гнездо, теплый и уютный. А в Москве остались жить девочки, пока учились, начинали работать. Теперь они приезжают к нам в гости.
- Вы вечный путешественник. Сразу после института были военным переводчиком в Эфиопии, стали работать в ТАСС - посыпались частые командировки: кругосветное путешествие, за ним - экспедиция в Антарктиду. Удивительно, как вы смогли создать семью?
- Мы познакомились с Олей, когда я был корреспондентом ТАСС. Оля там же работала телетайписткой, параллельно учась на вечернем факультете журфака. До свадьбы мы общались четыре года, то появляясь на горизонте друг у друга, то пропадая. В какой-то момент Оля стала очень популярной в ТАСС, со всей своей неуемной энергией окунувшись в комсомольскую работу. Ее все знали, в нее были многие влюблены. Когда я вернулся из Антарктиды, где было много сложных, даже опасных моментов, понял, что больше ничего искать не хочу, когда уже есть Оля.
- И тем не менее семейная жизнь вас не изменила, вы все так же продолжали ездить в командировки...
- Да. После Антарктиды я в виде награды мог выбрать для работы любую редакцию ТАСС. Замаячили перспективы международной политической журналистики, годы и годы сытого обличения ястребов «холодной войны» откуда-нибудь из Лондона... Тем сильнее удивился Сергей Андреевич Лосев, тогдашний руководитель ТАСС, когда я попросился в спортивную редакцию. Даже дал мне немного времени на раздумье... А потом подарил спортредакции дополнительную ставку - и меня на ней. Выиграли все - я, как мечтал, стал спортивным журналистом, а водные виды спорта получили в моем лице старательного куратора, ведь к футболу - аристократии спортивной журналистики - я еще несколько лет допущен не был... Ездил довольно много. ТАСС был хорош тем, что на все соревнования нас посылали в командировки на неделю, на полторы.
- Есть такое мнение, что когда муж с женой время от времени расстаются, в вашем случае - вы ездите в командировки, - то это и хорошо. Каждый раз переживать горечь расставания, радость встреч. Так ли это?
- Я считаю, что так и есть. Нужно расставаться на какое-то время, это обостряет чувство. Но я не уезжал надолго. День-два, реже неделя, две, три - это уже чемпионаты мира и Олимпийские игры. А потом не забывайте, каждая командировка - это была поездка за границу, откуда можно много чего привезти. Перед свадьбой я поехал в Мадрид в командировку и, питаясь в пресс-центре чемпионата бесплатными крекерами, на все скудные командировочные накупил Оле ворох одежды, даже свадебные чулки. А платье - «из того, что было», - сшила ее рукодельница-подруга.
- Почти сразу в вашей семье появились дочери. Они у вас погодки.
- Девочки родились в сложное время, в 1987 и 1988 годах. Это было время тотального дефицита. Помню, как мы стояли в магазинных очередях с Олей и Олиной мамой, сменяя друг друга. Целую зиму после работы я мотался в промерзшей электричке во Внуково за коровьим молоком. Постоянно что-то добывал. А ведь для меня это было знаковое время, когда я переходил из спортивной редакции информационного агентства на телевидение. Но все мы как-то справлялись.
- Сейчас девочки уже большие. Какие профессии они выбрали?
- Неожиданные. Юля, востоковед, с блестящим японским, вдруг захотела стать музыкальным продюсером. Она, хрупкая девушка, бесстрашно карабкалась под купол Цирка Дю Солей и переводила инженерам технические тонкости сборки шапито, вела пресс-конференцию Оззи Осборна, переводила для гастролировавших в Москве Роберта Планта, Рода Стюарта, Элтона Джона, Бритни Спирс, U2... И в какой-то момент поняла, что хочет сама организовывать такие гастроли. В результате мы ее отправляем на год в Вестминстерский университет, где она будет учиться музыкальному продюсированию.
Нинина страсть к театру вообще долго была тайной для меня... Ее прадедушка был драматург, прабабушка тоже занималась драматическим искусством, но то, что тяга к искусству вернется через столько поколений, никто не загадывал... Школьницей она увлеченно играла в франкофонном театральном кружке, труппа даже гастролировали в Бордо.  Мы-то думали, что это от любви к языку, а оказалось, что от любви к театру. Я был на чемпионате мира в Германии, когда из дома мне позвонили и сказали, что она не поступила во МХАТ. Год после этого Нина упорно занималась на курсах, ее кипевшая творческая энергия искала выхода в рисовании, ирландских танцах, совершенствовании французского. И ведь поступила в Школу-студию МХАТ на курс так любимого нами безвременно ушедшего Романа Козака, и окончила ее с красным дипломом и премией «Золотой лист», и стала стажером труппы МХТ!
- Вы вместе с Ольгой 25 лет...
- Серебряная свадьба у нас 11 октября этого года.
- Когда люди столько прожили друг с другом, они становятся чем-то похожи друг на друга. Или вы изначально сделаны из одного теста?
- Мы, конечно, похожи. Оля, правда, пытается избежать похожести. Она в этом видит элемент подчинения, что я, такой большой, мощный, ее подавлю, лишу ее индивидуальности. Но как часто мы договариваем друг за друга начатую фразу, одновременно начинаем одну шутку, одинаково на что-то реагируем!
- Вам до сих пор друг с другом не скучно?
- Нет. Я даже больше скажу - чем дальше, тем мне с Олей комфортнее находиться, чем с кем-то другим. Она очень интересный человек. Она больше меня читает, больше меня ходит в театры. У меня же много времени занимает чтение спортивных изданий, просмотр сайтов.
- Я так и вижу, как вы вносите в дом стопку журналов, кладете на стол, а Оля сразу же их забирает и отправляет на задний двор, подальше от глаз...
- Так бывает. Если не углядишь за свежим номером «Спорт-экспресса», то он вполне может оказаться в камине. С аргументом - все есть в Интернете.