Безжалостный гуманизм, потому что ребенок теряет свой образ и подобие Божие, не успев даже этого заметить, потому что его развитие направляется на формирование и укрепление своего «я», потому что он идет по другому пути - пути формирования физического, психологического и духовного здоровья, так и не поняв, что такое душа и почему она терзается и страдает, заглушая ее волнения и боль мирскими интересами и потребностями, целым ворохом впечатлений и фрагментов видов деятельности.

Родители и педагоги несут за это ответственность, даже не осознавая этого. Часто не понимая, что все, что они делают, отражается на мере добра или зла в душе ребенка - на его выборе того или иного полюса развития. И никакая педагогика ненасилия не сможет объяснить, почему ребенок делает этот выбор либо вопреки нашим стараниям, либо вследствие наших усилий.
Самый яркий пример такого выбора - формирование в глазах ребенка представлений о добре как семейной и общечеловеческой ценности и соответствующего отношения к миру. Добро - нравственная категория, отражающая поведение людей, содействующее росту человечности. «Добро и зло асимметричны по отношению друг к другу. Добро не ссылается на зло в подтверждение своей правоты, а зло всегда выдает за свое оправдание то или иное Д.» (С.Лем). В идее добра лежит стремление человека и человечества к совершенству. Поэтому для детей дошкольного возраста понятие «быть добрым» неразделимо связано с понятием «быть хорошим», то есть идеальным в глазах взрослых и ровесников. Однако реальное поведение детей может не соответствовать этому идеалу, расходиться с представлениями об идеальном образе себя. При этом характерно, что большинство детей продолжают оценивать себя как хороших только потому, что момент нарушения нравственных норм не был зафиксирован взрослым. Более того, при выборе: «Каким ты хочешь быть, когда вырастешь: сильным, добрым, красивым или умным?» - очень мало детей выбирают: «Быть добрым» (около 15-20%). Об этом стоит задуматься и родителям, и воспитателям.
Мы можем очень резко реагировать на этот факт и возмущаться, говорить, что все наши усилия по воспитанию добра идут прахом. Однако если посмотреть современные программы воспитания и обучения детей, то в них очень редко фигурирует такое направление воспитательно-образовательного процесса, как нравственное воспитание. Чаще всего его заменяют на социальное воспитание. Символично, что в современном проекте стандартов дошкольного образования оно именно так и звучит. Мы сами не замечаем, как происходит подмена понятий: «хороший, нравственный ребенок» и «социально успешный ребенок». Между тем современные дети это уже почувствовали. Поэтому очень хочется ознакомить читателей с результатами устного опроса воспитанников более чем 60 московских детских садов. Результаты соотносились с наблюдениями за детьми.
Детям задавали такие вопросы:
- Что такое доброта? Как ты думаешь?
- Что значит выражение «быть добрым человеком»? Зачем это нужно в жизни?
- Ты, например, добрый человек? Приведи примеры добрых поступков.
Воспитанники младших групп (3-4 года) отвечали так:
- «Добрый человек - хороший человек», «Быть добрым человеком - значит помогать кому-то», «Это когда не злятся, не ругаются». Понятия «добрый» и «хороший» для детей означают практически одно и то же. «Мама хорошая и добрая, когда не сердится, разрешает побегать и покупает игрушки, сладости и машинки, папа добрый, когда разрешает сесть ему на шею, играет вместе с нами, смешит». Главным критерием проявления доброты ребенок считает, по-видимому, доброжелательное внимание и проявление заботы со стороны взрослого.
На просьбу привести примеры своих поступков дети рассказывали, как они помогают дома своим мамам и бабушкам: моют вместе полы, готовят ужин. Самостоятельных проявлений этого качества со своей стороны дети назвать не могли. Взрослый в их высказываниях практически всегда выступал соучастником проявления доброты. Вплоть до смешного. Вот одна из ситуаций.
Девочку угощают конфетой. Она ее разворачивает, говорит: «Спасибо!» Папа, довольный проявлением вежливости со стороны дочери, объясняет присутствующим: «Она у меня вежливая, добрая девочка!» - и просит ее поделиться конфетой. Она слегка протягивает в его сторону лакомство. Папа делает вид, что откусывает кусочек конфеты, причмокивает: «Спасибо! Ты добрая, нежадная девочка!» Дочка кивает, начинает кушать конфету. В следующий раз, она знает, повторится то же самое. Однако когда в следующий раз у нее действительно откусили кусочек, девочка возмутилась: «Так нельзя! Ты не должен ее кусать! Надо сказать: «Ты добрая девочка!» И все. Конфета моя!»
Однако было бы преувеличением сказать, что малыши не стремятся быть добрыми. Особенно ярко это стремление проявляется в умении пожалеть. Только показать пример сочувствия, «жаления» тоже должен взрослый. Дети, привыкшие к проявлению сочувствия среди членов своей семьи, скорее проявляют сочувствие и в группе сверстников. Иногда, правда, это сочувствие выглядит поверхностным и формальным, но здесь все зависит от педагогических установок родителей и педагогов: нужно создать проблемные ситуации, когда ребенок выступает не объектом сочувствия, а его активным участником по отношению к другому. Как-то один из опрашиваемых мальчиков сказал: «Я однажды накормил бездомную кошку» - и все остальные дети замерли от удивления, понимая, что это действительно добрый поступок. Для них это было открытием.
В средней группе (4-5 лет) дети отвечали несколько по-другому:
- «Добрый человек» - это «тот, кто тебя любит». Так считают некоторые дети. Кажется, что ответ отражает эгоцентрическую точку зрения, но на самом деле он более глубокий по смыслу. Дети в среднем дошкольном возрасте начинают понимать, что проявления доброты связаны с изменением системы координат восприятия и понимания себя, своего душевного состояния и мира. Поэтому для них добрый человек - тот, кто умеет встать на чужую точку зрения и проявить сочувствие, дружеские чувства и любовь к другому больше, чем к самому себе. Добро - это проявление любви к другому. Это означает, что здесь заканчивается власть самолюбия. «Доброта - это когда люди улыбаются», «когда мир везде», «Добрый не может обижать маленьких. Он этого даже не захочет!», «Добрый человек - это наша воспитательница: она нас всегда жалеет», «Маринин папа сколотил кормушку для птиц», «Мама Полины всегда дает деньги беднякам у церкви», «Добрый помогает другим», «ему радостно от доброты», «Врачи добрые: они лечат людей».
Бабушка с внуком после детского сада пошли в поликлинику. Возвращаются домой. И тут бабушка обнаруживает, что они забыли медицинскую карту у врача. Нужно возвращаться, а сил нет: устала, болят ноги. Стоит она, грустно смотрит на Никитку: «Никитка! Как я устала! Ноги не идут. А придется возвращаться в поликлинику: мы карту забыли...» Ребенок остановился, серьезно посмотрел ей в глаза: «Бабушка! Ты - сама доброта!»... Бабушка «растаяла» и забыла про свои больные ноги...
Этим примером я хочу сказать, что у детей 4 лет уже есть (или еще есть?) интуитивное восприятие добра, которое они затрудняются сформулировать, но чувствуют и понимают это. Ведь замечено, что к добрым людям они идут с доверием и желанием, а злых не любят и избегают. Это не значит, что отношение детей может быть «маркером» количества добра в человеке. Нет, просто дети очень чутко отзываются на состояние души взрослого. Поэтому наши по-настоящему добрые желания и поступки они могут воспринимать совершенно иначе - негативно реагировать на беспокойство и раздражение в голосе доброй мамы, отталкивать напряженные руки доброго и заботливого папы, который только что поругался с мамой и хочет продемонстрировать ей, как он умеет заботиться о ребенке. Другими словами, для детей этого возраста очень важна искренность взрослого в проявлениях доброты (более младшие дети просто верили вам на слово).
Поэтому так парадоксально, но на самом деле легкообъяснимо выглядят ответы детей о том, что такое «быть добрым» и «проявлять доброту» по отношению к другим. «Доброта - когда говорят «спасибо» и «пожалуйста». В понятие «доброта» вкрадывается формальный, неискренний взгляд человека, оценивающего ситуацию не сердцем, а рассудком. На образ доброго человека начинает накладываться образ вежливого и аккуратного человека - «воспитанного ребенка»: «Добрые люди - это которые никого не обижают» (даже есть такой взгляд: «добро - это когда не обижают муравьев и червяков»), «хорошо себя ведут», «не кричат и не дерутся» («если меня не ругают - это добро»), «помогают маме делать уборку, мыть посуду», «делятся игрушками». Этому образу дети пытаются соответствовать: «не балаваются», «убирают за собой игрушки», «помогают маме мыть на кухне посуду», «помогаю пыль протирать», «вместе с мамой бабушке хлеба покупаем», вспоминают, как «кто-то помог нести маме сумку», «однажды мы спасали воробушка: обогрели, сделали домик из коробки», «голубей на улице кормила». В описаниях таких случаев заметно влияние взрослого как на совершение доброго поступка, так и на восприятие ребенком данного поступка как нравственного.
Доброта и проявление дружеских чувств становится одним из главных критериев принятия ребенка в детское сообщество. Дети предпочитают дружить с добрыми сверстниками, замечают проявления доброты с их стороны - и тянутся к ним. «Яна вытащила червяка из лужи и положила его под кустик, она добрая».
Однако уже в этом возрасте видно, что дети начинают осознавать «выгоду» от присутствия этого качества в других людях - взрослых и сверстниках: «Мне нравится, когда Антон дает игрушку», «Лиза сказала: «Кто дает конфетку, тот добрый» - и я тогда дала ей конфету», «Я добрая: всем все даю, и мне все дадут», «Нужно быть добрым, чтобы с тобой дружили и играли». Выслушивая подобные ответы, можно задуматься и над таким вариантом: «Если ты добрый - то когда ты вырастишь, то твои дети будут о тебе заботиться». Есть, правда, и парадоксальные, не вписывающиеся в эту линию ответы: «Я вспомнила мультфильм о коте Леопольде и мышках, кот говорил: «Добрым легче жить!».
Воспитанники старших групп (5-6 лет) высказывались чуть иначе.
Для детей этого возраста «быть добрым» - это не быть добрым вообще, а проявить как-то свое доброжелательное отношение к другим: «По глазам отличить доброту можно», «Добрый - он спокойный, ласковый, отзывчивый», «Он умеет ко всем хорошо относиться: и к хорошим, и к плохим», «Добрый человек? Маша, Татьяна Николаевна, папа», «Бабушка добрая - играет, водит, сильно улыбается». Если речь идет о детях, то они говорят, что быть добрым для них - это «поделиться игрушкой, пожалеть», «помочь убрать маме со стола», «покормить уточек в пруду».
Правда, здесь возникает другая проблема: на основе нескольких поступков дети создают положительный обобщенный образ себя как «доброго человека»: «Я добрый, потому что мы кормили уточек на пруду», «Когда мой братик упал, я помог ему встать». С другой стороны, интересно, что в описании ситуаций, связанных с проявлением доброты, впервые появляется диалогичность, характеристика ситуации сразу с двух точек зрения: «Что такое доброта? Что значит быть добрым человеком?» - «Когда люди улыбаются друг другу и не ссорятся», «Когда ты просишь человека о помощи - и он тебе всегда поможет», «Когда не жалко поделиться с другим чем-либо: ведь ему это нужно».
Для детей становится важным мнение о них как о добрых или недобрых детях со стороны окружающих - взрослых и сверстников. Фактически понятие «доброта» становится одним из условий дружбы с ровесниками, на его формирование начинает влиять не только мнение взрослых, но и коллективное мнение: «Добрый человек - это тот, кто умеет дружить».
Как дети формулируют кодекс дружбы для себя?
На вопрос «Как вы дружите?» дети - воспитанники старших групп давали следующие ответы: «Играем вместе. Делимся конфетами, игрушками. Помогаем друг другу. Защищаем друг друга. Гуляем вместе».
Интересные ответы дети давали на вопрос «Как не поступает настоящий друг?»: «Не будет жадничать, а поделится со мной конфеткой или игрушкой. Не будет ломать мои игрушки и рвать книжки. Не будет ябедничать про меня воспитателю. Не будет обзывать меня и мою сестренку. Не ударит меня, если рассердится. Если я упаду, он не будет смеяться надо мной. Не забудет позвать меня гулять. Не забудет поздравить меня с днем рождения». Практически в каждом из требований детей заложены проявления доброжелательности и добрых чувств. «Зачем это нужно?» - «Добрый человек делает то, что нужно другому человеку; хорошо делает - помогает», поэтому нужно быть добрым, «чтобы всем было хорошо», «Недобрый человек увидит поступки доброго, и ему захочется быть таким же добрым и помогать всем».
Дети из подготовительной к школе группы (6-7 лет) имели свое мнение.
Добрый человек для них - это тот, кто «умеет доверять другим людям» и «может поддержать в трудную минуту», «защищает кого-то, не обижает других», «прощает обиды», «заступается за слабого», «не жадничает» и «уступает, делится игрушками» (более того, «делит поровну»), «уважает труд других людей», «совершает хорошие поступки», например, «при болезни дает чай с медом или компот наливает». В образ доброты входит наряду с проявлением таких качеств, как доброжелательное (оно становится активным) внимание, сопереживание и сочувствие, умение делиться (это ценят дети всех возрастов), такие качества, как справедливость, мужество и благородство. Иногда - даже красота: «Только добрый может быть красивым. Красивый - это когда по характеру добрый». Прямо-таки философский взгляд на мир. Сразу вспоминается учение о дианоэтических добродетелях Аристотеля, хотя, думаю, дети с ним не знакомы.
Они считают, что именно поэтому добрых людей «любят, ценят и уважают». Однако дети понимают, насколько это сложно - проявить такие качества в жизни, соответствовать им: «Я помогаю маме, братику, бабушке, жалею их», «Если у меня много игрушек, я поделюсь ими с ребятами». «Человека бьют, обижают, а добрый заступается за него», «Сложно делать хорошие дела», «Можно ухаживать за больными», «Уступать место стареньким бабушкам». «Я» реальное и «я» потенциальное расходятся между собой. Дети понимают, что нужно и можно быть добрыми, но это не всегда получается.
Дети замечают проявления доброты по отношению друг к другу: мир перестает вращаться только вокруг них: «Я свои игрушки даю поиграть младшему братику, он очень капризный, но я все равно его очень люблю», «Могу доесть кашу за братиком, потому что он маленький», «Настя сегодня упала на веранде, а Рома подошел и помог ей встать», «Вот, например, ребенок потерял игрушку, а другой нашел и вернул ее. Это добрый ребенок», «Я помогаю папе накрывать на стол, когда мы ждем маму с работы», «А я люблю рисовать и дарить свои рисунки своим знакомым и тете Люсе, это наша соседка».
На вопрос «Зачем нужно быть добрым?» дети отвечали осознанно. Ответы были интересными и, как мне показалось, очень взрослыми. Один мальчик спокойно и уверенно ответил: «Чтобы в ад не попасть», другая девочка подхватила: «Да, чтобы Бог не наказал». Другие ответили: «Чтобы уважали», «Чтобы хорошо относились», «Чтобы зла в мире меньше было».
С другой стороны, дети уже отчетливо понимают, что противопоставление добра и зла очень неустойчиво в современном мире. Они осознают, что добро может быть частью их успеха (или успеха близких) в жизни, а может и не быть. Между тем проявления зла, если не рассматривать их в оппозиции по отношению к добру, в ситуации нравственного выбора, тоже могут ассоциироваться с успехом и входить в образ себя по аналогии с образом родителя. Вот примеры.
«Доброта - это когда ко мне относятся с добром, любят, жалеют». В то же время к самим детям это может не относиться.
Воспитательница читает детям сказку «Добро и Зло». Один из воспитанников, мальчик, не дослушав ее, встал и сказал: «Не надо читать про добро, надо деньги зарабатывать». Позже, пока не видел педагог, он принес в группу пакетик с сушками и стал их продавать. Дети платили ему по 10 копеек. У кого не было денег, он не давал. Воспитательница заметила эту ситуацию, а он ей объяснил, что это бизнес - здесь нельзя делиться. Это не добро и не зло.
Этот пример говорит о смене системы координат, связанных с восприятием себя и окружающего мира у детей. Они начинают ориентироваться на то, что ассоциируется у них с успехом и выгодой: «Ты - мне, я - тебе». Поэтому «Добрый - это тот, кто говорит приятные слова», «Это кто умеет попросить, например, нужно сказать: «Налей попить, бабушка!», «Нужно, чтобы тебя хвалили, тебя любили, хорошо относились другие люди и покупали подарки родители, разрешали смотреть мультфильмы и читали интересные книжки». Все замыкается на самолюбии ребенка и родителя, поэтому неудивительно, что дети становятся менее отзывчивыми и равнодушными не только по отношению к сверстникам, но и по отношению к собственным родителям - к тем, кто их, они точно знают, любит. Только это неправильная, ненастоящая любовь. Любовь к себе в детях. И дети вырастают такими же, только с еще меньшим потенциалом любви и добра в душе, потому что «линия передачи» оказалась нарушенной.

«Любовь живет в сердце. Сердце вынуждает любовь» - так говорят сами дети.
«Любовь нужна, чтобы сохранилась доброта».
«Любовь нужна, чтобы человек не умер».

Наталья МИКЛЯЕВА, доцент МГПИ