- Анатолий Лаврентьевич, миротворцы обеспечивают мир и стабильность на берегах Днестра уже 12 лет. Какими были эти годы?

- Российский миротворческий контингент в составе 6 батальонов был введен в зону приднестровского конфликта 29 июля 1992 г. на основе российско-молдавского соглашения о принципах урегулирования. Но реально разведение воюющих сторон началось несколькими днями раньше, о чем мало кто знает и помнит. Между тем, возможно, это решительное принуждение к миру позволило ограничить время активных боевых действий одной неделей.

Первоначально «голубые каски» прибывали на замену каждые полгода из 27-й мотострелковой дивизии Приволжского военного округа. Но перевозка подразделений и боевой техники из России оказалась делом весьма дорогостоящим, и сегодня службу в составе миротворческих сил несут военнослужащие Оперативной группы российских войск (ОГРВ) в Приднестровском регионе Республики Молдова.

Каждый год из прошедших двенадцати был по-своему важен и труден. Россия заплатила немалую цену за мир в Приднестровье - с 1992 по 1999 г. погибли 27 миротворцев, а 46 были ранены.

- Считается, что операция, проводимая здесь, уникальна, не вписывается в классические рамки урегулирования конфликтов...

- Дело в том, что, к примеру, ООН никогда не привлекает к участию в миротворческих операциях вооруженные подразделения конфликтующих сторон. А здесь по инициативе России были задействованы и приднестровские, и молдавские формирования. Зачем это было нужно? Чтобы быстрее «остудить» конфликт. И решение себя оправдало. Первым итогом стало снятие напряженности, недоверия во взаимоотношениях противостоявших друг другу сторон. В непосредственном общении люди убеждались, что разговаривать можно не только на языке ультиматумов. Оперативно удавалось решать многие вопросы, связанные с разведением сторон, выводом из зоны безопасности техники и вооружения, обменом пленными и заложниками.

Эта схема действует и сегодня. Ее итогом считаю то, что нам здесь никто не стреляет в спину.

- Может быть, миротворцы уже выполнили свою миссию в Приднестровье?

- Нет, нам рано на покой. Прежде всего, потому, что не ликвидирована основа возникновения конфликта - не определена судьба Приднестровья. Но это уже задача политиков. А мы обязаны лишь сохранять условия для переговоров и консультаций. Сколько будут длиться эти переговоры, от «голубых касок» не зависит. Но пока мы здесь - войны не будет.

К слову, у нас есть, если так можно выразиться, политическая надстройка в миротворческой операции - Объединенная контрольная комиссия (ОКК), работающая на постоянной основе. В нее входят представители Приднестровья, Молдавии, России, Украины и ОБСЕ. ОКК - фактор весьма значительный, поскольку встречи проводятся не от случая к случаю, не разными людьми в разных местах, а регулярно, постоянными делегациями непосредственно в зоне безопасности. Комиссия - эффективный инструмент именно политического, а не военного разрешения конфликта. Кроме миротворческих сил ей подчинены смешанные оперативно-следственная группа и группа по розыску без вести пропавших.

- Насколько тесно вы взаимодействуете с командующими миротворческими контингентами других сторон?

- Все определяется главным: мы выполняем совместные задачи. Никаких принципиальных разногласий с командующими воинскими контингентами от Республики Молдова и Приднестровья - полковником Вячеславом Соломат и генерал-майором Юрием Матвеевым, а также старшим военным начальником группы военных наблюдателей от Украины (по Одесскому соглашению в совместные миротворческие силы введена группа украинских военных наблюдателей - 10 человек) полковником Виктором Покулько у нас нет и быть не может.

- В конце прошлого года много говорили о замене нынешнего контингента смешанными международными миротворческими силами. Шума было много, а что «на выходе»?

- Я не политик и не дипломат. Как человек военный, отвечу так: все задачи, поставленные перед совместными миротворческими силами в том формате, в котором они существуют, выполняются. Необходимости в изменении этого формата, введении каких-либо дополнительных сил нет.

- Какие задачи стоят перед миротворцами?

- В зоне безопасности, протянувшейся вдоль Днестра на 225 км и на 12 - 24 км в ширину, миротворцы заняты предупреждением провокаций, недопущением действий незаконных вооруженных и бандитских формирований, пресечением транзита оружия, боеприпасов и наркотиков, обеспечением законности и правопорядка.

Зона безопасности разделена на 3 участка: северный, центральный, южный. Это было сделано на первом этапе при остановке вооруженного конфликта для удобства управления, так как каждую зону создавали военные комендатуры. В пределах этой зоны были размещены более 40 миротворческих постов на основных транспортных магистралях, дорогах и на всех мостах в пределах зоны безопасности. Под контролем были также плотины гидроэлектростанций, понтонные переправы и зоны с повышенным режимом безопасности (Бендеры). В связи с тем что объем задач миротворческих сил уменьшился, решением ОКК количество постов сокращено до 15. 8 из них расположены на центральном участке и 7 - на южном.

- Город Бендеры, по сути, пограничный. Он стал зоной с повышенным режимом безопасности. А комендантский час до сих пор действует?

- Из четырех комендатур, созданных в 1992 г., остались - лишь в городах Бендеры и Дубоссары. Они обеспечивают выполнение основных задач миротворческих сил. Проверка на постах документов у граждан, досмотр транспортных средств проводятся и по сей день. А комендантский час остался в прошлом. Когда стало ясно, что ситуация стабилизировалась, обе стороны взяли под контроль вооруженные формирования, различные министерства и ведомства заключили между собой соглашения о принципах взаимодействия, его режим был отменен. Параллельно были разблокированы дороги, проведен ряд других мероприятий, которые упрощали режим зоны безопасности, - отмена спецпропусков и многое другое.

Но это не означает, что те же Бендеры представляют собой «проходной двор». В 15-минутной готовности по-прежнему находятся оперативные группы, предназначенные для действий при возникновении чрезвычайных ситуаций.

К счастью, открывать огонь «голубым каскам» приходится не часто. Наметившаяся в последнее время стабилизация обстановки позволила даже значительно сократить миротворческие контингенты. Сегодня в зоне безопасности несут службу более 1000 военнослужащих России, Молдавии и Приднестровья.

Отмечу также, что за время выполнения задач совместными миротворческими силами в зоне безопасности за нарушение порядка и установленного режима задержаны около 50 тысяч человек. Изъято несколько десятков автоматов, охотничьих ружей, более полусотни пистолетов, другое стрелковое оружие, около тысячи ручных гранат, 120.000 патронов. Обнаружено и обезврежено 11.984 взрывоопасных предмета, среди которых - несколько тысяч противотанковых и противопехотных мин, значительное количество фугасов.

У населения еще немало «стволов». Нашим миротворцам в связи с этим приходится быть бдительными.

- Как вы оцениваете подготовку наших миротворцев?

- Комплектует и готовит миротворческий батальон, как я уже говорил, Оперативная группа российских войск. Командование ОГРВ сначала проводит трехуровневый профильный и морально-психологический отборы. Затем военнослужащие занимаются по специальной миротворческой программе, которая завершается контрольными занятиями и учениями. После этого выездная комиссия объединенного штаба определяет пригодность батальона для выполнения миротворческих задач, составляет акт и принимает батальон в состав миротворческих сил. Это подразделение выводится из подчинения ОГРВ и вливается в состав смешанного воинского контингента «голубых касок».

Могу со всей ответственностью сказать: солдаты и офицеры подготовлены на уровне, достаточном для качественного выполнения возложенных на них задач. О профессионализме российских «голубых касок» говорит такой факт: за время выполнения миротворческой миссии около 100 военнослужащих награждены орденами и медалями.