В последние годы Оперативная группа российских войск (ОГРВ) в Приднестровском регионе Республики Молдова в результате сокращений и реформирования бывшей 14-й гвардейской общевойсковой армии качественно изменилась. Переформированы три десятка ранее входивших в нее воинских частей. Ныне группа войск - чуть менее 1500 человек. Основные ее задачи - обеспечение сохранности находящихся там вооружения и техники, боеприпасов и материальных средств, подготовка подразделений к участию в миротворческой миссии, а при внезапном изменении ситуации - действия по решению Генштаба Вооруженных Сил РФ.

С миротворческой миссией России в регионе все ясно. ОГРВ готовит будущие подразделения «голубых касок» по специальной программе. Даже обычные упражнения учебных стрельб огневики отрабатывают со своей спецификой, учитывающей особенности действий в условиях населенных пунктов, лесистой местности. То же касается подготовки водителей, саперов. Впрочем, солдат и офицеров учат не только действиям в экстремальных условиях, но и умению правильно разговаривать с людьми. И российские «голубые каски» успешно справляются со своей миссией. За все время миротворческой операции силами военнослужащих ОГРВ не было отмечено ни одной вооруженной провокации, ни одного боестолкновения. Более десятилетия в регионе сохраняется стабильная обстановка, созданы условия для политического диалога, который идет все эти годы.

ОГРВ досталось немалое «наследство». Только в населенном пункте Колбасна было складировано более 45 тысяч тонн боеприпасов - около 3 тысяч(!) железнодорожных вагонов. По сути, это был самый крупный военный арсенал в Европе. Раньше он обеспечивал не только 14-ю армию, но и все соединения юго-западного направления. Кроме того, в Тирасполе хранились несколько тысяч единиц стрелкового оружия и около 300 тонн взрывчатых веществ, полтора десятка дивизионных боекомплектов. Вся эта огромная смертоносная масса оказалась в свое время сосредоточена на площади более 100 гектаров. Ее хранение требовало, да и требует нынче немалых финансовых затрат, надежной охраны.

Как с этим справляется ОГРВ?

Стоит особо подчеркнуть: за все время ее существования не было ни одного случая хищения или тем более продажи оружия и боеприпасов с охраняемых складов.

Продолжается вывоз вооружений, военной техники, имущества. Как рассказал командующий ОГРВ генерал-майор Борис Сергеев, в прошлом году в Россию ушел 31 транспорт. Вывозили и боеприпасы, нужные Вооруженным Силам России, и те, которые не имеют системного применения, их надо хранить на базах и в арсеналах, утилизировать. Это очень важная работа и в плане выполнения Стамбульских обязательств, и с точки зрения уменьшения количества боеприпасов в регионе.

По вине ОГРВ срывов с отправкой эшелонов в Россию не было. Но, к сожалению, график отправки не выдерживается по ряду причин, не зависящих от российской стороны. Вот конкретный пример. Состав проверили таможня Приднестровья, представители их минобороны, но в последний момент представители ПМР отказались допустить к инспекции представителей ОБСЕ, что предусмотрено многосторонними договоренностями. Пришлось командованию ОГРВ «воевать» с «запретителями».

Казалось бы: нам-то это зачем? А дело в том, что затраты на вывоз боеприпасов, вооружений и имущества оплачивает ОБСЕ. Но только в том случае, если соблюдены все условия. Если же военные наблюдатели ОБСЕ не участвуют в проверке транспорта, эта точка инспекции не засчитывается. А таких точек всего две - вторую предлагает Генштаб ВС РФ. Значит, и платят европейцы вполовину меньше. Разницу приходится компенсировать российской стороне. Так что «воевать» приходится ради экономии наших бюджетных расходов.

Кроме того, подготовлена линия для утилизации на территории складов в Колбасна. Ее монтировали практически собственными силами с участием одной из организаций, которая по решению Правительства РФ должна реализовать мероприятия по утилизации определенных видов боеприпасов. Но пока эта работа не началась. Дело в том, что в технологической цепочке должна была участвовать немецкая система «Luthe». Но германское оборудование не дошло до места назначения из-за противоречий с приднестровской стороной. Цикл не замкнулся. Можно утилизировать только боеприпасы калибром до 14,5 мм. Для прочих нужен другой способ.

Две трети арсеналов уже вывезено. Но и осталось еще немало - не только боеприпасы, но и вооружение, техника, имущество.

Одна из серьезных проблем в том, что в связи с реорганизацией стало меньше военнослужащих, а количество техники по-прежнему велико. Кое-где на каждого солдата или офицера приходится по несколько единиц. И все это надо обслуживать, включая и технику, находящуюся на хранении.

При всем обилии забот боевая учеба в ОГРВ ведется беспрерывно. Даже в условиях, когда воины вынуждены нести караульную службу через два дня на третий, командование планирует и проводит стрельбы, вождение боевых машин, ротные тактические учения. Программа выполняется процентов на 70 от уровня советских времен. Отсюда и достаточная боеспособность.

Немаловажны для ОГРВ отношения с руководством Приднестровья. В военных вопросах - только в формате миротворческой операции. В других сферах приходится решать самые различные проблемы. Например, во время стихийных бедствий. Российские военные своими силами восстановили линию электропередач от Колбасна до Воронковской и далее на Рыбницу. Кроме того, приднестровской стороне безвозмездно (конечно, с разрешения Минобороны РФ, Мингоскомимущества) передано семь 100-киловаттных дизель-электростанций. Перечень добрых дел можно продолжать долго...

Естественно, главный вопрос - перспектива пребывания в регионе российского контингента. На него командующий ОГРВ генерал-майор Борис Сергеев ответил так: «Я не метеобюро. Так что строить прогнозы не берусь. Скажу лишь одно: уходить отсюда пока рано хотя бы с точки зрения выполнения миротворческих задач».

Как бы то ни было, наши военные находятся в Приднестровье по решению политического и военного руководства России, и только оно вправе решать дальнейшую судьбу ОГРВ.

Тирасполь-Бендеры-Москва