У входа в театр с красными флагами и в красных накидках с буквами «КПРФ» стояли молодые парни, образуя своеобразный коридор, который, видимо, по замыслу организаторов должен был сразу настраивать участников конгресса на предстоящую встречу с лидерами Компартии.
В фойе раздавали газету «Правда» с бодрым обещанием возродить Советский Союз, «Правду Москвы» с не менее уверенным прогнозом: «4 декабря коммунисты прорвут «медвежий фронт», продавали патриотическую литературу. Каждый участник получал еще красный пакет с брошюрами и талон на сухой паек, что, видимо, для многих было весьма кстати - бутерброды за сто рублей в театральном буфете покупали единицы.
К своему великому изумлению, в фойе я увидела массу знакомых лиц: школьные директора и директора колледжей, заведующие детскими садами, учителя разного возраста, преподаватели из МПГУ. Оставалось только гадать, почему они здесь: пришли по зову сердца или по чьей-то разнарядке - выяснить это мне так и не удалось.
Зал был полон, я с трудом нашла место рядом с делегацией из Курска, которая с большим энтузиазмом поднимала свои транспаранты всякий раз, когда лидер КПРФ Геннадий Зюганов, сидящий в первом ряду, оборачивался к залу. На большом экране первый заместитель Зюганова по партии, профессор МГУ Иван Мельников, говорил об образовании, причем правильные вещи, с которыми можно было согласиться, например: «Официальный законопроект власти идет под флагом «Образование для рынка», наш - под знаменем «Образование для человека». Чиновники хотят сделать из образования коммерческую сферу, а мы стремимся к тому, чтобы воспитать поколение людей-созидателей, они хотят ввести образование для избранных, а наша цель - качественное и достойное образование для всех». Почему-то Ивана Ивановича практически никто в зале не слушал, все шумели, что-то выясняли друг у друга, и так было до тех пор, пока сам Иван Иванович не вышел на сцену и не пригласил почетных гостей к дискуссии.
Конгресс проходил при поддержке многочисленных организаций, включая движение «Образование для всех», Всероссийский фонд «Образование», Московский профсоюз работников народного образования и науки РФ, общественные движения «Альтернатива», «За здоровье российских детей», «Родительская забота» и многие другие давно знакомые организации. Надо сказать, что и среди гостей - участников дискуссии был тоже набор хорошо знакомых людей: нобелевский лауреат, вице-президент РАН Жорес Алферов, ректор Российского торгово-промышленного университета Сергей Бабурин, доктор медицинских наук Владимир Базарный, академик РАО Михаил Берулава, кинорежиссер Владимир Бортко, депутаты Госдумы РФ Раиса Горячева, Нина Останина, Тамара Плетнева, председатель Совета директоров России Яков Турбовской, президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков, профессор МГУ Александр Бузгалин, лауреат Всероссийского конкурса «Учитель года» Александр Рахно, заместитель председателя Московской городской организации Общероссийского профсоюза образования Владимир Юдин. А еще был Михаил Лобанов, который еще недавно участвовал в подобных дискуссиях как аспирант МГУ, а теперь уже как преподаватель и лидер инициативной группы в защиту образования.
Основной темой дискуссии стало обсуждение проекта закона «Об образовании в РФ». Разговор начал хозяин театра, депутат Московской городской Думы, народный артист РСФСР Николай Губенко: «Мы потеряли государство равных возможностей с обязательным всеобщим средним образованием. Мы обретаем общество, основанное на классовой вражде, которая наверняка приведет к кровопролитию. Спасибо, что собрались здесь, для того чтобы этому помешать».
В разговоре о насущных проблемах образования не было равных академику Алферову и заместителю председателя Комитета ГД РФ по образованию Олегу Смолину. Жорес Иванович говорил о науке и образовании, Олег Николаевич - об альтернативном законе, разработанном при поддержке фракции КПРФ. Альтернативного закона, как видно, никто из участников конгресса не читал, но слова Смолина, что в официальный проект внесены 12 пунктов из альтернативного, всем очень понравились. Как и выступление Геннадия Зюганова, который отметил, что в условиях демографического кризиса каждый молодой человек должен будет содержать семью - жену и троих детей, четырех престарелых родителей (своих и жены) и себя, поэтому ему нужны хорошее образование, хорошая работа, постоянное повышение квалификации. То есть на первое место по значимости в России нынче выходит образование. Тут я с Геннадием Андреевичем абсолютно согласна, как и с тем, что нужно не только новые научные центры создавать, но и поддерживать старые, например, в Новосибирске и Томске, где есть традиции, научные школы и многое другое, что пора остановить утечку мозгов, ведь сегодня в США работают 17 тысяч русских докторов наук, а в России остались всего 27 тысяч, в Советском Союзе было миллион научных работников, а в России сейчас всего 450 тысяч. Кстати, за заслуги в образовании Геннадий Зюганов вручил медали КПРФ имени М.В.Ломоносова Жоресу Алферову, Николаю Губенко и Олегу Смолину.
Олег Смолин был, вне всякого сомнения, главной фигурой на этом конгрессе, все-таки работа в шести российских парламентах за его плечами, да и опыт законодательной деятельности много дал. Зал внимательно слушал его доклад, в котором Олег Николаевич изложил, по сути дела, программу КПРФ в части образования, предложив вывести страну из кризиса с помощью не НЭПа, а НОПа - Новой образовательной политики. При этом Смолин предлагает не считать образование сферой услуг, но считать образовательную деятельность социальным служением, госфинансирование - долгосрочными инвестициями в человека, поднять расходы на образование до 7% от ВВП, освободить его от всех налогов, закрепить в законе золотой стандарт (перечень предметов), который нужно изучать каждому школьнику, отменить 83-ФЗ, установить учителям ставки в размере средней в промышленности, педагогам ссузов - полутора средних, педагогам вузов - на уровне двух средних зарплат в промышленности, приравнять педагогических работников по социальным гарантиям и пенсионному обеспечению к государственным служащим. Бурные аплодисменты вызвало предложение финансировать сельскую школу независимо от количества ученических душ, запретить закрывать малокомплектные школы, если расстояние до школы от дома ученика может превысить 2 км; сохранить сельскому учителю все коммунальные льготы, предусмотренные Законом «Об образовании» 1992 года, включая бесплатную жилплощадь, бесплатное отопление и энергоснабжение. По сути дела, по большинству позиций Смолин предлагал сохранить тот первый Закон «Об образовании», который во всем мире был признан лучшим.


Очередь желающих сказать свое слово тут же протянулась до выхода из зала, естественно, времени хватило далеко не всем, так как многие выходили за рамки регламента, тратили драгоценное время на чтение стихов и патетические призывы, частенько звучали жалобы на несправедливость чиновников.

После докладов и выступлений почетных гостей участникам конгресса предложили в течение одной минуты высказаться по теме дискуссии у микрофонов, установленных в зале. Очередь желающих сказать свое слово тут же протянулась до выхода из зала, естественно, времени хватило далеко не всем, так как многие выходили за рамки регламента, тратили драгоценное время на чтение стихов и патетические призывы, частенько звучали жалобы на несправедливость чиновников. Предложений было мало, впрочем, итоговый документ был составлен и без этого и с самого начала роздан участникам конгресса.
В резолюцию конгресса, подписанную Геннадием Зюгановым и Олегом Смолиным и единогласно принятую его участниками, вошли практически все предложения из основного доклада плюс предложение о разделении Министерства образования и науки РФ на два, одно из них - Министерство народного просвещения - по замыслу авторов предложения должно управлять школами, образовательными каналами и индустрией образования.
Принципиально важная позиция в резолюции - требование о смене федеральной политики в области образования и несогласие с тем, что в массовом сознании и общественной практике вместо творческой педагогики появляется педагогика потребительства, вместо педагогики сотрудничества - педагогика услуг, вместо демократического принципа «Образование для всех» - принцип «Образование для богатых и управляющих».
После единодушного голосования Олег Смолин сел к роялю, Нина Останина и Тамара Плетнева взяли в руки микрофоны, и зазвучал школьный вальс, причем подпевал весь президиум. Даже партийный лидер Геннадий Зюганов, как оказалось, знал слова, впрочем, Геннадий Андреевич - сын учителей и сам некоторое время работал учителем.
Поскольку нужно было найти виноватого во всех грехах, во всем происходящем в образовании участники конгресса обвинили нынешнего министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко, хотя, справедливости ради, нужно сказать, что ЕГЭ и Болонский процесс начинал не Андрей Александрович, но увеличение зарплаты до уровня средней по экономике обретает реальные черты при нем: хотя идея эта и была записана в первом Законе «Об образовании», но другие министры в свое время реализовать ее не смогли. Однако никакие резоны такого рода на конгрессе в расчет не брали, а если бы кто-то вдруг решился выступить в защиту Фурсенко, его, наверное, тут же разорвали бы на части.
Чтобы неприязнь обрела некое материальное воплощение, участникам конгресса раздали воздушные шарики, которые, по идее, все вместе должны были отпустить в небо. Вместе не получилось - кто как смог, тот так и расстался со своим шариком. В этот момент подул сильный ветер, шарики понесло на дерево, и оно еще долго удивляло прохожих своим необычным нарядом - гроздьями красных, белых и синих шариков с надписью «Фурсенко - нет». Боюсь, что не все прохожие знали, кто такой Фурсенко. Вот если бы шарики выпустили у Министерства образования и науки РФ, то, наверное, у такой акции был бы смысл.

Благостных речей не было, были призывы к деятельности. Как сказал представитель Московского комитета родителей, «взять власть в стране мы не сможем, будем брать ее в отдельных школах», а представитель независимого профсоюза призвал крепить ряды альтернативных профсоюзов.

После окончания пленарного заседания и поедания сухих пайков региональные участники уехали на экскурсию по Москве, а москвичи продолжили дискуссию. На этот раз на сцене не было уважаемых гостей, поэтому там заняли очередь желающие выступить, ведущий Александр Бузгалин предоставлял слово и жестко соблюдал регламент, иногда прерывая выступавших на полуслове. Благостных речей не было, были призывы к деятельности. Как сказал представитель Московского комитета родителей, «взять власть в стране мы не сможем, будем брать ее в отдельных школах», а представитель независимого профсоюза, призвав крепить ряды альтернативных профсоюзов, рассказал, как в его школе составляют коллективный договор таким образом, чтобы нельзя было на законных основаниях ввести новую систему оплаты труда.
На этом самом интересном месте участников конгресса попросили из зала - нужно было подготовить его к спектаклю. Дискуссия плавно переместилась в фойе, где Александр Бузгалин сообщил: следующий конгресс будет проведен 5-6 ноября на деньги Фонда Розы Люксембург, причем основанием для приглашения и оплаты проезда педагогов из регионов будет подробный отчет о том, что именно они сделали в борьбе за светлое будущее российского образования. То есть от дискуссий педагогам предложили приступить к конкретным активным действиям. Самое главное только понять, как и во имя чего. Как и то, при чем тут Фонд Розы Люксембург и в чем его заинтересованность.
Завершился конгресс замечательным спектаклем «Чао» театра «Содружество актеров Таганки». Веселым музыкальным спектаклем о любви, который стал столь необходимой положительной нотой в этом трудном дне, в течение которого казалось, что все вокруг беспросветно, бесперспективно и уныло. На вечерние улицы Москвы участники конгресса выходили с улыбками и надеждой на то, что все обязательно изменится к лучшему.