Как научить сегодняшних детей жить добрым сердцем, не забывая про разум? И как воспитать их отзывчивыми, неравнодушными?
Есть в Рыбинске Ярославской области одна учительница, которой это удается. Это Людмила Михайловна Белякова, учитель высшей категории, кандидат культурологии, о которой дважды писала наша газета, преподаватель русского языка и литературы, мировой художественной культуры. Она воспитывает чувство сострадания, душевной чуткости у детей на своих уроках и на классных часах.
Несколько лет назад Людмила Михайловна неожиданно для себя сделала открытие, что с помощью произведений искусства, литературы можно повести разговор о нравственных и безнравственных поступках, об отношении к другим людям. Одним из первых таких произведений стала картина, которую она взяла для классного часа, - это «Возвращение блудного сына» Рембрандта. Диалог получился неожиданным и очень интересным. Людмила Михайловна сумела затронуть в детских душах лучшие чувства. Ребята рассуждали о том, о чем раньше почти не задумывались: умеем ли мы прощать близких, друзей, умеем ли сами просить прощения, если кого-то обидели? Высказывали и такое мнение: «простить кого-то или попросить прощения значит возвысить себя (а не унизить, как считали раньше), обрести спокойствие и уважение к самому себе».
«Произведения искусства молчат, - говорит Людмила Михайловна, - но сильно воздействуют на душу».
Конечно, многие картины, скульптуры, художественные произведения при поверхностном знакомстве с ними не затрагивают душу ребенка. Здесь все зависит от учителя, от его умения, от его педагогического дара.
Людмила Михайловна тщательно отбирала произведения для обсуждения.
Это, к примеру, кинофильм «Вор», стихотворение Сергея Наровчатова «Крик» и картина Эдуарда Мунка с тем же названием. Эти вещи вызывают сочувствие у детей или, наоборот, неприятие, они и стали основой дискуссии на одном из классных часов. Дети определяли, какое внутреннее состояние человека вызывает крик (отчаяние, страх, боль, одиночество, грусть).
Об этих необычных классных часах узнали родители и попросили Людмилу Михайловну проводить классные часы совместно с ними: «Взрослых волнует нравственное состояние общества и нравственное воспитание школьников». Это совместное обсуждение произведений искусства, литературы, волнующих и взрослых, и детей, привело к созданию клуба «Скрижали», которому уже 4 года.
Тогда, четыре года назад, Людмила Михайловна была классным руководителем в одиннадцатом классе. Слушая своих детей на классном часе, родители поражались, насколько глубоки, искренни их рассуждения. Многие ребята открывали для себя истины, о которых раньше и не думали. Тем более что взрослые дома с ними не вели серьезных разговоров, потому и не знали, как мыслят их дети.
На те же темы Людмила Михайловна проводит мастер-классы, которые вызывают неоднозначные мнения у учителей, чаще всего прямо противоположные. Одну из таких тем подсказал ее ученик. Виталик был инвалидом детства. Мальчик многим интересовался, многое его волновало, и если он не мог найти ответа, обращался к классному руководителю. Однажды он принес снимок скульптуры Марка Куинна «Беременная Алисон Лаппер». Людмила Михайловна была потрясена и удивлена тем, что подростка глубоко заинтересовало именно это произведение. Она не была готова к его обсуждению и попросила Виталика отложить этот разговор (и для взрослых эта скульптура очень спорная).
В следующий раз она стала обсуждать с детьми и взрослыми это произведение:
- Марк Куинн, наш современник, недавно поразил мир шокирующим автопортретом, материалом для которого стало 4,5 литра собственной крови художника. Теперь новое произведение. Алисон Лаппер, его знакомая, тоже художник. Она инвалид. У нее нет рук и сильно укорочены ноги. Причина в редком генетическом дефекте под названием фокомелия. Британцам и жителям других стран Запада вид укороченных или вообще отсутствующих конечностей знаком: похожие дефекты у новорожденных вызвал применявшийся одно время препарат под названием талидомид. Именно такая женщина и стала героиней нового произведения Куинна.
Англичане были возмущены, когда узнали, что именно эту скульптуру предлагают выставить на Трафальгарской площади. Три другие - короля Георга IV, полководцев  Чарльза Напьера и Генри Хэвлока - обрамляют площадь с трех сторон. Четвертый пьедестал Куинн предложил занять своей скульптурой. Я предлагаю вам выступить в роли жюри и решить: может ли фигура безрукой беременной женщины быть выставлена на одной из самых знаменитых площадей всей Европы?
Учитель предлагает подумать над вопросами: родила ли Алисон ребенка и родился ли он здоровым? Как отнеслась сама Алисон Лаппер к идее установить скульптуру на площади? В каком направлении искусства работает Лаппер?
По просьбе учителя весь класс делится на три группы: на согласных разместить этот памятник на Трафальгарской площади; на противников и сомневающихся. Сообщается, что в прессе развернулась бурная дискуссия. Опрос жителей показал, что 70% населения считает, что четвертый пьедестал нельзя отдавать под современное искусство. И началась дискуссия. И самое замечательное, что доводы каждой стороны были искренни, продуманны, аргументированны и сказаны так, чтобы никого не обидеть и не унизить. Вот, например, одна ученица решительно против установки памятника на площади, по этому поводу у нее свое мнение: «Я категорически против установки скульптуры, хотя уважительно отношусь к Алисон Лаппер. Представьте, что ее будут лицезреть и будущие матери, при этом с ними может случиться психологический шок». Другая девочка столь же убедительно высказывала свое суждение: «Я думаю, что это должно восприниматься как предостережение. Сегодня некоторые наши мамы употребляют пиво, продолжают курить во время беременности. Пусть они видят, к чему могут привести подобные увлечения. Да, Алисон пострадала от ошибки врачей, но теперь всем ясно, что нельзя вступать в спор с природой».
У нее, конечно, нашлись сторонники, и тоже убежденные: «Я считаю, что это достойное произведение и оно вправе занять почетное место в любом городе. Мне импонирует и то, что скульптор не комментирует судьбу Алисон, а лишь сообщает конкретный факт. Но в этом есть одно существенное дополнение. Мне известно, насколько трепетно англичане относятся к беременным женщинам. Я не знаю, сохранилась ли эта традиция сейчас, но еще в недавнем времени каждый англичанин снимал шляпу перед беременной женщиной, потому что она несла в себе новую жизнь».
Эту же мысль продолжил еще один сторонник: «Беременность - это ли не символ? Зарождающаяся жизнь, несмотря на все преграды, - это апофеоз жизни», опровергая другого оппонента. Тот же считает: «Многие забывают, что Алисон - инвалид и ее уродство вызывает ощущение, подобное тому, когда слышишь скрежет железа по стеклу...»
Людмила Михайловна высказала и свое мнение: «Все познается в сравнении, давайте сопоставим скульптуру ХХ века с древними. Например, с Венерой Милосской, которую не пощадило время, и богиня предстает перед нами без рук. Тем не менее она производит неизгладимое впечатление. Герой Глеба Успенского признался, что Венера его «выпрямила», вселила уверенность и наполнила жизненными силами. Перед Венерой плакал великий Гете. Русский поэт Афанасий Фет просидел несколько часов перед ней, пока не закрылся музей. Почему мы не можем допустить, чтобы Алисон поднялась на этот пьедестал, хотя уверена, что любая площадь мира боролась бы за Венеру».
Это выступление классного руководителя еще больше воспламенило участников дискуссии. И она с этого момента достигла своей кульминации. Ученик из стана сомневающихся заявил: «Мы видим Венеру Милосскую, и наше воображение дорисовывает ее образ. Отсутствие рук не мешает нам любоваться ею. А Алисон, сколько бы я ни пытался вообразить ее иной, все равно видишь инвалидом. И все-таки к окончательному выводу прийти не могу», - признался подросток.
А вот противник водружения скульптуры на площади буквально взорвался. «Сравнивать Алисон и Венеру? Да это просто кощунство! В Венере все совершенно, грация, красота, женственность. А в Алисон все отталкивает. И вообще цель искусства - восхищать или вызвать негодование?»
Потом было тайное голосование. Большинство высказалось за установку скульптуры беременной Алисон Лаппер работы Марка Куинна на Трафальгарской площади.
На эту же тему Людмила Михайловна дала мастер-класс для учителей. И здесь было тоже три группы - три мнения. И здесь спорили, порой на повышенных тонах. И никто никого не убедил. Каждый свое суждение считал единственно верным. В отличие от детской аудитории никто из взрослых не согласился с аргументами оппонента.
Такой классный час, возможно, стоит всех остальных, проведенных в течение учебного года. На этих занятиях дети раскрываются полностью, их сердце становится более добрым и чутким. Они учатся видеть то, чего другие не замечают. «Видеть и чувствовать - это значит быть, размышлять, это жить» - так говорил Уильям Шекспир. У них воспитывают чувства - добрые, справедливые, потому что бесчувственный - значит безнравственный. Чужое мнение для этих ребят неприемлемо. У них на все свое суждение, но вместе с тем их объединяет отзывчивость, умение прочувствовать чужую боль как свою собственную. Они стремятся к духовной самостоятельности.
Так происходит соединение ума и сердца, и тогда они живут в согласии друг с другом.

Ярославская область