​Ефим РАЧЕВСКИЙ, директор Центра образования «Царицыно» №548:

- Я долго размышлял, каково место национальной инициативы «Наша новая школа» в разных концепциях, в различных проектах. Мое множественное общение с семьями, с учениками, с коллегами показало, что у этой инициативы есть шанс стать реальной образовательной парадигмой российского образования. В российском образовании сегодня парадигмы еще нет, как и у американского, английского. Мало у кого на земном шаре сегодня есть современная парадигма образования.
Как-то мы привыкли, что если в понедельник возникнет какая-то инициатива, то к пятнице должен быть результат. При этом мы порой забываем, что школы и образование - гигантская гуманитарная система, в которой изменение даже одного элемента может повлечь за собой существенное изменение всей системы.
В этом году впервые изменился вектор выбора профессий выпускниками российских школ. Количество тех, кто стал выбирать инженерные специальности - технология, электричество, машиностроение, - превысило количество тех (я имею в виду уровень ЕГЭ), кто выбирает традиционно за последнее десятилетие все, что связано с менеджментом, экономикой. Это радует. При этом выбор дети делают точно не в 10-м и не в 11-м классе. Выбор они делают в подростковом возрасте.
Наши десятилетние оказались мировыми лидерами в чтении, естествознании и математике. Наши пятнадцатилетние оказались аутсайдерами в чтении, математике и естествознании. Возникает вопрос: куда это все девается? Яма, куда все это пропадает, - та самая подростковая школа - с 5-го по 7-8-й класс. В чем проблема?
Проблема первая: у детей в начальной школе учебная деятельность становится ведущей, в подростковом возрасте у детей множатся интересы, но подростковая школа использует ту же самую дидактику, какую использовали учителя начальной школы. Значит, учителей, работающих в подростковой школе, надо переучивать, туда надо отправлять лучших учителей. Не так, как это делают в некоторых регионах - лучших учителей отправляют в 10-11-е, чтобы отчитаться за успешную сдачу ЕГЭ. Поэтому, если мы быстренько уберем такой индикатор для регионов, как успешность ЕГЭ, это будет очень большим благом для школы.
Проблема вторая: сама дидактическая система в подростковой школе, которая построена сегодня традиционно, предрасполагает уход подростков в девиантность, наркотики и все дурное. Если мы их возьмем в этом возрасте, точно говорю, снизится колоссальным образом и преступность, и неустроенность, и многие другие вещи.
Сегодня первоклассники страны стали заниматься по новым стандартам. Есть большая доля риска, что когда они дойдут до 5-го класса через четыре года, то окажутся в ситуации формального учения по новым стандартам при неподготовленных образовательных средах. Детям этого возраста не свойственно впитывать и воспроизводить, им многое надо делать руками. Наши и мировые практики показывают, что чем разнообразнее условия в школе (я имею в виду лаборатории, мастерские, работу в группах, множественные практики), тем успешнее обучение. В Москве у учителя иностранного языка заработная плата в два раза больше, чем у всех остальных, но все равно по-английски не заговорят наши дети очень долго, я боюсь, не заговорят вообще. Нам нужны множественные практики.
В связи с этим у меня есть предложение: среди перечня поручений, очень актуальных и весомых, все-таки использовать наш принцип концентрации ресурсов, а в программе, которая обещает стать парадигмой российского образования, предусмотреть подпрограмму, я ее условно называю «Подросток» или «Подростковая школа». Я имею в виду, что концентрация ресурсов в этом направлении вытянет как среднюю, так и старшую школу.

Исаак ФРУМИН, научный руководитель Института развития образования Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»:

- Я работаю еще в экспертной группе, которая сейчас по поручению правительства анализирует тренды и возможные сценарии долгосрочного развития нашей школы. В связи с этим мы рассматриваем инициативу «Наша новая школа» как исключительно важную базу для повышения конкурентоспособности нашего образования в целом.
Нам кажется очень важной для развития нашей национальной инициативы «Наша новая школа» самостоятельность школ. Это очень интересный момент, ибо самостоятельность школ - ключевой механизм дальнейшего развития системы. Но она парадоксальным образом вступает в противоречие со всей инициативой «Наша новая школа», потому что где же проявить эту самостоятельность, когда сверху идет такой вал инициатив, который требует отчета?
По нашему мнению, есть два варианта решения. Первый - подготовка менеджеров образования. Нам кажется, что на новом этапе инициативы следовало бы в каждом направлении сказать и про талантливых детей, и про инфраструктуру, и про повышение квалификации, выделить какой-то сегмент поддержки инициатив школ в этих направлениях. Тогда эта наша национальная инициатива «Наша новая школа» «сядет» уже не на управленцев регионального или муниципального уровня, а на школы, на их руководителей, на инициативные педагогические коллективы.