Цель оправдывает средства
Может ли ребенок в шесть-семь лет стать полностью самостоятельным, то есть жить без родителей, решать свои проблемы, преодолевать трудности и страхи, испытывать радость побед и горесть разочарований вдали от семьи? Не сомневаюсь, что большинство ответит отрицательно. Но именно в таком возрасте дети кочующего населения Ямало-Ненецкого автономного округа оказываются в школах-интернатах. Находясь вне семьи, ребенок испытывает нравственные и психологические проблемы. Но, как говорится, все течет, все меняется. Правительство Ямало-Ненецкого автономного округа решило поддержать инициативу национальной интеллигенции о создании кочевых детских садов и кочевых начальных школ. Кстати, кочевая школа - очень дорогостоящий образовательный проект. На обучение одного ученика необходимо в 10 раз больше финансовых затрат, чем в обычной образовательной школе. Большая часть расходов связана с транспортировкой школы вслед за оленеводческим стадом. Как отметила профессор кафедры гуманитарного образования Регионального института развития образования ЯНАО Наталья Цымбалистенко, кочевая школа создается на факториях, в родовых общинах оленеводов и охотников или непосредственно в стойбище и кочует с оленеводческим стадом, тем самым в процессе совместного повседневного общения с родителями дети получают трудовые навыки.
По словам кандидата филологических наук, автора книг по ненецкому языку, заместителя директора Регионального института развития образования Валентины Няруй, создание кочевой школы - это закономерное явление времени. Сейчас среди учебных предметов следующего поколения появится предмет под названием «Россия в мире». Такой проект предлагается Президентом России Дмитрием Медведевым. Он говорит, что Россия в мире может быть представлена прежде всего не как государство по территориям, а как государство этносов на планете.
«Кочевая школа не только направлена на сохранение традиционного хозяйствования и уклада жизни коренных народов, но и способствует укреплению института семьи. Те навыки, которые ребенок получает до десяти лет, остаются на всю жизнь, и потом надо только их напомнить, и они восстановятся. Сегодня мы забираем детей в школу в шесть лет, у них нет еще никаких навыков, и они еще психологически не окрепшие и потому часто болеют. Ребенок, живущий рядом с родителями до десяти лет, и физически, и психически здоров. Так что цель оправдывает средства, ведь сегодня мы стремимся к тому, чтобы выпускать из стен школ здоровую и образованную молодежь», - делится опытом создания на Таймыре кочевых школ заместитель директора Таймырского муниципального учреждения «Межшкольный методический центр» Виктория Земцова. По ее словам, сегодня среди молодежи малочисленных народов Севера процветает безработица. За одиннадцать лет обучения в интернате теряются все навыки, и молодые люди, окончив школу, не могут адаптироваться в городах и поселках, но и у себя в тундре не могут приспособиться. Уже есть положительный опыт системы образования Якутии, где дети обучаются до десяти лет в кочевых школах, и они, как показало время, более приспособлены к жизни, у них есть навыки традиционного природопользования, они быстро адаптируются в любой среде.
На Таймыре проживают пять представителей малочисленных народов Севера: долганы, ненцы, энцы, нганасаны и эвенки. В регионе вот уже три года действуют три кочевые школы - две ненецкие и одна долганская. Это школы, которые по структуре и содержанию соответствуют традиционному образу жизни родителей и создают условия для приобщения детей к культуре, обычаям, традициям родного народа.

С ними каши не сваришь...
Фактория Лаборовая. Сюда тундровики приезжают в магазин «Надежда» за товарами первой необходимости. За прилавком стоят Анна Неркаги - известная ненецкая писательница, педагог, общественный деятель - и ее сын. Анна Павловна между делом спрашивает: «Как ваши дети, которые окончили Белоярскую школу-интернат, они вам помогают?» Родители грустно вздыхают, разводят руками и отвечают очень коротко, ясно, но настолько объемно, что в эти слова ничего не добавишь, в них вся правда и оценка работы интернатной системы образования за все периоды его существования, то есть за все 70 лет. Дословный перевод означает: «С ними жить невозможно» или «С ними каши не сваришь». Единственное, чего они не забывают, - это родной язык, который преподается с детского сада и по одиннадцатый класс. «Это неудивительно, ведь они приезжают к себе домой только на каникулы и чувствуют себя дома временщиками».
Именно в детстве закладываются навыки труда, а потом уже ребенок, достигнув совершеннолетия, действительно не помнит, что вовремя нужно идти за водой, а идти надо за полкилометра и больше, и надо соответственно времени одеться, обуться, потому что тундра халатности не прощает, и это сопряжено с опасностью для жизни.

Кочевой учитель будет самодостаточным
В тридцати километрах от Лаборовой, которая является промежуточной базой каслания оленей, вот уже двадцать лет действует этническая стационарная начальная школа. Сегодня на ее базе создается филиал - детский сад. Это группа детей, которые в течение учебного года проходят полный курс подготовительной группы, то есть идет серьезная, активная подготовка ребенка к школе. В группе детского садика пятеро детей от трех до шести лет, а в подготовительном классе девять детей. Таким образом, в подготовительном классе обучаются 15 детей.
Распорядок жизни детей такой: в первую половину дня уроки, как в обычной школе, со всеми звонками, переменами. В большую перемену дети надевают свою национальную одежду, в частности малицы, которые очень удобны в быту, и выходят во двор на прогулку, которая продолжается целый час. После большой перемены - полдник. Принимается пища одновременно со всеми, как это положено в этнической семье. На стойбище, сколько бы ни было чумов, есть такая традиция - в одно и то же время всем обедать. Прием пищи - это особая традиция у ненцев со своим этикетом и этикой, говорит Валентина Нелековна. «Пищу принимают строго за столом, а не на ходу. В этношколе в Лаборовой все организовано так же, но это не игра, это настоящая жизнь, которая организована по традициям этнической семьи ненецкого народа и параллельно в соответствии с режимом школы. Мы ежегодно забираем детей для того, чтобы они все 9-12 лет находились в стенах школ-интернатов. Дети очень долго пребывают вне родной семьи, вне родного гнезда и начинают забывать звуки родной речи, запахи и звуки кочевья, а чтобы они были счастливы, им нужно жить в естественных условиях. Человеческое счастье тундрового человека созвучно с ритмом сердца оленя», - уверена Валентина Няруй. Древние верования ненцев сегодня ямальская система образования пытается заложить в этническую школу.
Ни для кого не секрет, что сегодня в школах-интернатах дети считают себя временными постояльцами. О судьбе ненецкой молодежи первой забила тревогу Анна Павловна Неркаги, которая окончила Тобольский педагогический институт и на профессиональном уровне стала рассматривать вопросы этнической школы на Севере. Проект включает в себя все те же учебно-образовательные программы, учебники, которые должен знать российский школьник, и достойное место отводится практическим навыкам кочующего населения: для девочек - рукоделие, домоводство, а для мальчиков - уход за оленями, приготовление различной утвари, метание аркана, выслеживание зверя и так далее. В итоге в школу мы получаем десятилетнего ребенка, который знает о тундровой жизни все на уровне своего зрения, знает родной язык, свои обычаи.
Идею создания кочевых школ и детских садов поддержал губернатор ЯНАО Дмитрий Кобылкин. Он отметил, что кочевые школы будут не нищими, то есть они будут обеспечены современным техническим и учебным оборудованием. Классы будут оснащены компьютерами, Интернетом. Это будет этнический чум, в котором созданы все условия для обучения маленьких детей по программе детского сада и школы первой ступени. Учитель будет кочевать вместе с оленеводами. Как отметила Валентина Нелековна, самое главное - это самодостаточный учитель, полноправный член общины, бригады, у него будут свой чум и свое стадо оленей в пятьдесят голов. Ценность такой школы состоит в том, что ребенок, изучая культуру своего народа по книге, выходя из этого школьного чума, станет применять полученные знания на практике, в кругу своей семьи. Школа будет действовать круглый год. В пятом классе дети переходят в интернат, но они уже смогут легко адаптироваться в любой среде обитания. «Мы не должны терять кочующие культуры, они же не нами созданы, не государством организованы, они сотворены Богом, и не нам их разрушать. А наше кредо - помогать им развиваться дальше. Если мы перейдем на оседлый образ, то мы потеряем и культуру, и язык», - убеждена Валентина Няруй. Эпицентром этнической культуры являлся, является и будет являться ребенок. Если нет детей в семье, то она распадается и чум снимается. Не будет семьи, не будет ничего. Сегодня ямальская тундра ждет своих детей обратно, а для этого необходимо, чтобы они из своего родного гнезда вылетали с навыками, накопленными столетиями их предками, и знаниями многовековой культуры.