Такой праздник дает возможность ознакомиться не только с книжными новинками, но и с авторами словарей, приобщиться к творческой кухне лексикографов, обсудить горячие темы, связанные с языком, на котором мы пишем и говорим.
Одна из таких тем - произносительные нормы. Не так давно большая часть страны подавилась йогУртом, так и не осознав, что продукт до перестройки был известен именно под таким названием, а йОгурты привнесли в нашу жизнь новые поставщики. Борьба любителей творогА и твОрога напоминает распри приверженцев разбития яйца с острого или тупого конца, но есть и еще множество слов, разводящих по обе стороны баррикад либералов и пуристов.
Мария Каленчук, председатель Орфоэпической комиссии РАН, зам. директора Института русского языка им. В.В.Виноградова РАН, считает, что различия в произношении - это совершенно нормальное явление. В своей лекции «Как появляются варианты нормы» она упомянула произносительный конфликт фонетических «отцов» и «детей» (если ваш дед, проснувшись, одевал[са] и умывал[са], то отец уже наверняка согласный на конце соответствующих глаголов смягчал), не забыв и про «внуков», освоивших бло[г] и имид[ж] - на деле, но не в языковом отношении, о чем говорят звонкие окончания этих слов (как только язык их «проглотит», согласные станут глухими). Но наряду с «поколенческими» различиями назвала и другие факторы, обусловливающие вариативность нормы. Например, территориальный. На московском наречии (оно до сих пор произносительный эталон) когда-то говорили и в Петербурге, но под влиянием иного диалектного окружения оно изменилось довольно существенно - фонетисты отмечали в звучании Москвы и Петербурга 19 крупных различий, большинство из которых к нашим дням стерлось. Еще один фактор - влияние письменной речи (отсюда петербургское коне[чн]о), но не всегда все, что написано, нужно выговаривать. Норма велит называть учительницу Марь Иванной, а не Марией Ивановной. А вот ей придется все четко артикулировать. «Сколько будет дважды два?» - только так это может звучать на уроке. А в неформальной речи вполне допустимо «Скоко?». А разве мужчины и женщины говорят одинаково? Нет, сильный пол напирает на согласные: «Какая тттосссккка!» А слабый гласные тянет: «Тоскааа…»
Авторы «Большого орфоэпического словаря», который вот-вот увидит свет, считают, что вариантов бояться не надо, выбрать правильный помогут словарные пометы. Но опасаются, что за фиксацию старшей и младшей норм и за разрешение в беглой речи говорить «Здрассти!» будут больно биты ревнителями языковой чистоты…
Впрочем, недовольные всегда найдутся. Иван Засурский, зав. кафедрой новых медиа журфака МГУ, главный редактор газеты «Частный корреспондент», например, решительно выступил против ретейла в нормативном академическом написании, высказавшись за ритейл в соответствии с произношением в языке-источнике и… практикой Интернета. Оставим за скобками вопрос, как тогда быть с реорганизацией, революцией и другими ранее заимствованными словами, заметим, что вряд ли все же стоит воспринимать русский как английский, и адресуем тех, кто хочет узнать, что retail - это розничная торговля, к электронному OXFORD learning dictionary (его новую версию с картинками, информационными справками и примерами звучащей речи для Iphon’ов Ipad’ов на Дне словаря представила Paragon Software Group), а сами перейдем к другому горячему вопросу.
«Словари и энциклопедии: в Интернете или для Интернета?» - такую тему для обсуждения предложил директор Института лингвистики РГГУ Максим Кронгауз. Опрос, проведенный прямо в аудитории, показал, что сторонников бумажных и электронных версий справочников примерно равное число. Но сегодня и на рынке, и в Сети дилетанты теснят профессионалов, и речь не только о компилированных или любительских продуктах. Выход в том, чтобы найти правильное соотношение между академической научной строгостью и любительскими «интересностями» в создании особого типа словарной среды. Мечта пользователя - и М.А.Кронгауз не исключение - это универсальный словарь, в котором было бы все - орфоэпия, орфография, морфология, этимология, фразеология, или же словарный «агрегатор», по запросу выдающий информацию из разных словарей. Шагом к воплощению этой мечты может стать совместный проект «Словари XXI века» и компании ABBYY Lingvo по созданию электронной системы словарей русского языка: благодаря ей можно будет не только проверить слово, но и узнать, например, что корова обязана своим именем рогу (от лат. cornu), отыскать в истории следы говяда, крупного рогатого скота, и чижика-пыжика, обучавшегося правоведению, а в примерах - «рецепт» каши из топора. А разместятся эти словари на интернет-площадках, которые со временем сольются в единую «Русскую языковую сеть»: о запуске этого грандиозного проекта и о взаимной интеграции объявили «Словари XXI века» и всеми любимая «Грамота.ру» и их руководители - Константин Деревянко и Алексей Кормилицын.
Пока же портал Клуба ценителей русского языка (www.slovari21.ru) приглашает всех к участию в проекте «Слово года», который определит самые популярные в Интернете слова, а значит, и модные. В этих словах - наши реалии.
Например, плюрализм нынче не в моде - и соответствующее слово почти выходит из обращения. На это обратил внимание профессор МГУ Владимир Новиков, автор «Словаря модных слов». Модные слова для него - это слова с претензиями, они часто звучат в устной речи, мелькают в прессе, порой оттесняя своих более тихих собратьев, но это «слова с интересной судьбой», «слова, задевающие за живое, располагающие к спору и о языке, и об актуальных нравственно-социальных проблемах». Этой ветви лексикографии почти два с половиной века - первый «Опыт модного словаря щегольского наречия» был опубликован еще в 1772 году в журнале «Живописец»… Н.И.Новикoвым, тогда в ходу было «Ах!» - сегодня «Я в шоке!». Сколько уже об этом шоке писали, но в каждой конкретной ситуации выражение приходится переводить по-своему.
«Магия слова» - так определяет свою работу известный переводчик-синхронист, преподаватель МГЛУ Дмитрий Петров. По его словам, сегодня языки различаются скорее не по территориальным, а по профессиональным признакам (наверное, сказывается глобализация), количество общепонятных англоязычных терминов увеличивается, в том числе и в русском языке, и в этом можно видеть не проявление космополитизма, а формирование нового стилистического регистра. Сегодня переводчику необходимы знание не только языков, но и реалий, эрудиция, широкий горизонт восприятия, ведь в процессе общения люди обмениваются не только словами, но и образами и ощущениями: Дмитрий Петров сравнивает слово с фотоном, открывая в нем дуализм частиц (словесных, грамматических элементов) и волн (всего, что слова окружает). Словари быстро устаревают, поэтому необходимы постоянные «подкачки» новой лексики, здесь полезен опыт такого портала, как американский The Global Language Monitor. Но есть и словари на все времена - синонимов, антонимов, устаревших слов, фразеологические - только они позволяют переводчику не цепляться за слова, а творить. Человеку, владеющему профессионально 30 языками, можно поверить на слово. Полиглота, в 1998 году попавшего в Книгу рекордов Гиннесса, в прежние времена назвали бы величайшим язычником - именно так в словаре Даля именуется «лингвист, ученый, знающий множество языков».
В общем, День словаря удался. И хочется верить, что границы Вселенной, заключенной в словарные обложки, немного расширились.

​Ольга СЕВЕРСКАЯ, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института русского языка имени В.В.Виноградова РАН