Кстати, утверждение, что каждый, даже средне образованный, житель Земли читал роман Шарлотты Бронте или смотрел одну из многочисленных экранизаций, а потому не понаслышке знает обо всех невзгодах, через которые пришлось пройти молоденькой гувернантке Джейн Эйр и влюбленному в нее мистеру Рочестеру, не более чем устаревший миф и иллюзия. Судя по дыханию зала на российской премьере, громким охам и удивленным комментариям, по крайней мере добрая половина зрителей была не в курсе сюжетных перипетий. Так что Фукунага не только храбрец, но еще и просветитель.

Новая версия «Джейн Эйр» не затмевает предыдущие. Не было у нее такой задачи. Съемочная группа, воплотившаяся на экране в актеров Мию Васиковску («Алиса в стране чудес») и Майкла Фассбендера («Голод», «Триста спартанцев»), просто рассказывает свою историю. Про любовь, замешанную на несгибаемой воле и чувстве собственного достоинства, на фоне бесконечных туманов Северной Англии. Пожалуй, именно скрадывающий яркие краски туман можно назвать главным героем этой готической баллады. Он, и только он, вселяет в сердце тревогу, леденит кровь, наводняет призраками и без того сумрачные каменные галереи старинного замка. Он превращает эту, скажем честно, вполне сентиментальную любовную историю в настоящий фильм ужасов. Когда пугают не компьютерные монстры или пластический грим, а предчувствие неминуемой беды, трагедии, которая вот-вот разразится. И тут, поверьте, не имеет никакого значения, известен вам сюжет как свои пять пальцев, или вы сталкиваетесь с этими героями впервые.
Львиной долей успеха «Джейн Эйр» обязана художникам. Атмосфера, где каждая чашечка, каждое блюдце, каждый пуфик на своем месте, выстроена строго по-английски. И никакого «картона», фальшиво вываливающегося из картины и убивающего все впечатления. Чему нам у американцев и англичан (особенно у англичан) еще учиться и учиться, так это умению правдиво, не по-бутафорски воссоздавать старинные предметно-вещные миры. Смутила разве что куцая кушетка в огромном пустом зале, на которой решили «умертвить» злобную тетушку Рид, в свое время всласть поиздевавшуюся над сироткой Джейн, но это уже малозначительные придирки.
С актерами режиссер и продюсеры также попали в точку. Миа Васиковска, юная попрыгунья из «Алисы в стране чудес», - настоящая мисс Эйр, тусклая и невзрачная, но с печатью необыкновенной внутренней силы на малокровном личике. Типичное дитя сиротского приюта, способная вынести любое испытание и не сломаться, как ее ни гни. Пройдет меньше века, и именно такие вот простушки добьются для всего женского племени Англии неслыханных доселе прав и свобод. Фассбендер тоже не красавец, но столь харизматичен и сексуален, что лихорадочный румянец, окрашивающий лицо героини при его появлении, вполне объясним. Настоящей викторианской дамой смотрится и звезда мирового экрана Джуди Денч. Для нее, впрочем, эта роль не нова: в свое время она играла в «Гордости и предубеждении», еще одной экранизации английской классики, и в фильме «Как важно быть серьезным» по Оскару Уайльду. Единственный, кто выпадает из этого строгого ансамбля, - Джейми Белл, исполнитель роли кузена главной героини, пастора Сент-Джона Риверса. Он столь комичен и нелеп, так отличается от выписанного Шарлоттой Бронте «белокаменного Аполлона», что на время его появления на экране даже готический ужас отступает.
Вообще пробивающийся то тут то там американский акцент в этой типично английской истории - с непременным поцелуем на весь экран в финале - мог бы свести на нет многие достоинства фильма. К счастью, общий сумрак возобладает. А также уверенность в том, что и эта, 28-я по счету «Джейн Эйр» далеко не последняя.