О русском бренде
Когда я закончил снимать «Анну Каренину» и показал ее прокатчикам, они с очень умным видом смотрели, и один, самый большой, сказал: «Понимаешь, какая история... Это чудесная картина. Но прокатить ее на таком уровне, как она того заслуживает, мы не сможем. Поэтому не будем прокатывать вообще». Второй, очень интеллектуальный, говорит: «Сейчас людям, которые ходят в кинотеатры, от 16 до 20 лет. Никто из них не знает, кто такая Анна Каренина. Поэтому сначала нужны бабки, чтобы раскрутить Анну. Минимум миллион долларов». И это в стране, которая называется Россия!
В Англии существует более ста экранизаций «Гамлета». И когда выходит новая, все англичане с диким интересом идут в кинотеатр. Потому что «Гамлет» - это не сюжет, который все знают. «Гамлет» - это как бы спрятанный, но очень мощный генетический код нации. «Анна Каренина» - генетический код нашей нации. Так Россия устроена, что без этих двух фигур, Татьяны Лариной в «Евгении Онегине» и Анны Карениной, ее представить себе нельзя.
Фильм шел в Рокфеллер-центре в Нью-Йорке. Там билеты раскупали с рук за 500 долларов. Всем интересно, какая теперь в России Анна Каренина, как будто бы она живой человек, развивающийся и меняющийся вместе со своей страной. На наш фильм ходят везде: в Израиле, Италии, Франции. Каренина на Западе - это русский бренд. Люди во всем мире готовы понимать Россию через этот образ. Это тот случай, когда культура является переводчиком наших ценностей на общемировой язык.

О деньгах и искусстве
Нынешнее положение кинематографа и то, что было раньше, даже сравнивать нельзя. В советские времена было очень сложно, мы входили в тысячу и один конфликт с высшим руководством. Но все эти конфликты, даже самые трагические, носили конструктивный характер. У нас была возможность отстаивать себя. Если вы посмотрите фильмы тех лет и обратите внимание на биографии актеров и режиссеров, то поймете, что это абсолютно состоявшееся поколение.
Кто такой режиссер на площадке, сейчас вообще непонятно. Председатель Госкино СССР Филипп Ермаш годами уговаривал Андрея Тарковского убрать из одного фильма две фразы. Годами! Звонил и говорил: «Андрей, ну это бессмысленно, ну что ты упираешься, ну пусть уже...» «Да нет, Филипп Тимофеевич, это несерьезный разговор, это меняет смысл фильма», - говорил Тарковский.
О чем речь?! Сейчас продюсер придет в монтажную, отгрызет этот кусок пленки, выплюнет его в форточку, а тебя самого выгонит с площадки и скажет: «Кто ты такой?»
Нужно просто понять принципиальную разницу взглядов на кинематограф. Да, существует кино как способ зарабатывания денег. Это мировая практика. Для того чтобы зарабатывать деньги, не нужны ни ВГИК, ни Тарковский, ни Эйзенштейн, ни «Летят журавли». Нужно толково поучиться в финансовой академии.

О прокате и пиратстве
В Москве построили кинотеатр с лежачими местами. Я сначала не поверил, но это действительно так - есть места на одного, а есть и на двоих, на экран можно смотреть, а можно и не смотреть. Так кино превращается в повод вышибать деньги, и не важно, что там крутится на стенке.
Существуют формы проката, которые мне бесконечно нравятся. Эльдар Рязанов попросил на три дня «Анну Каренину», чтобы показать ее в своем клубе «Эльдар». В итоге она там шла три с половиной месяца. И сейчас туда идут люди и покупают билеты.
Кстати, вопрос с видеопиратством очень неоднозначный. Боря Гребенщиков, например, считает, что с пиратством бороться не нужно. Главное, мол, чтобы тебя услышали. Общее материальное положение нормальных, вменяемых, не тех, которые ходят есть попкорн, молодых людей очень тяжелое. Сейчас, например, я лег грудью, чтобы в Интернете нельзя было найти ни вторую «Ассу», ни «Анну Каренину». Просто попросил правоохранителей. Но я не убежден, что прав. Если рассудить общефилософски, то, может быть, и имело смысл выложить «Каренину» в Интернет с соответствующими комментариями. Но меня все-таки не покидает надежда, что все будет нормально.
Основная масса молодого российского зрителя - вменяемые люди. Я считаю, что, несмотря ни на что, наша страна смогла сохранить свою великую культуру. Например, глядя на Омск, мы видим, что здесь работают более десяти театров и музей с внушительной коллекцией живописи. Разве это не достижение?

Омск