Страсти по ЕГЭ

Это лето выдалось урожайным на скандалы. Самый грандиозный был, разумеется, связан с ЕГЭ. Вернее, с массовым списыванием на экзамене по математике. Публикация на сайте «УГ» статьи учителя года-2009, математика Дмитрия Гущина буквально взорвала Интернет. Комментарии после нее множились как грибы после дождя. Часть из них была опубликована в «Учительской газете» (см. «УГ» №24 от 14 июня 2011 года, «Как списывали на ЕГЭ по математике»). Писали и дети, и учителя, и родители, причем были предельно искренни.
«Обидно, когда идешь на экзамен без телефона, пишешь все сам. А потом дома заходишь в Интернет и узнаешь, что половина всех выпускников списывала внаглую». (Анастасия Иванова)
А вот мнение учителя Наиля Сабирова:
«Как мне, учителю физики, теперь проводить консультации? Все мои ребята об этих извращениях знают, возможно, пользовались Инетом до этого на предыдущих экзаменах. Теперь как смотреть в их глаза? Так же спокойно не обращать внимания, живя в царстве лжи, или встать в ряды растущего массового преступления вместе с недоумками и недоучками?» Гораздо спокойнее происходящее воспринимала руководитель Рособрнадзора Любовь Глебова, заявившая на пресс-конференции в июне, что «6 июня утечка материалов перед сдачей экзамена по математике на самом деле не происходила. Материалы, размещенные в социальной сети, были либо опубликованы как демонстрационная версия, либо были распространены ранее по результатам работы в прошлые годы». «Это была коммерческая рекламная акция, - заявила госпожа Глебова, - которая позволила интернет-ресурсу ВКонтакте получить немалые средства». Впрочем, она не стала скрывать, что нарушений в этом году было много, причем в самых различных регионах и на самых различных уровнях. (См. «УГ» №24 от 14 июня 2011 года, «Не попадись в сети».)
Лиха беда начало. Казалось бы, разве может что-либо сравниться с этим скандалом? Разве что вступительная кампания, где особенно отличился РНИМУ имени Пирогова.

Следуя заветам Гоголя


В Российском национальном исследовательском медицинском университете отечественную литературную классику не только почитают и хорошо знают, но и весьма активно используют на практике. Особенно полюбился руководству РНИМУ Николай Васильевич Гоголь с его «Мертвыми душами». Вот уж действительно бессмертный сюжет на все времена. Три четверти абитуриентов 2-го меда, рекомендованных к зачислению, оказались мертвыми душами. Подлог обнаружил московский программист Виктор Симак. Он проанализировал рейтинговые списки нескольких столичных медицинских вузов и пришел к выводу, что в РНИМУ имени Пирогова на бюджетные места принимались несуществующие абитуриенты. «Практически все они имели 270 баллов по результатам ЕГЭ и льготу на поступление вне конкурса. При этом ни один из этих «гениальных» абитуриентов не подавал свои документы в другие медицинские вузы. По мнению Симака, такая схема позволила отпугнуть способных ребят и придержать места для людей с низкими баллами по ЕГЭ, чтобы они поступили в третью волну» (см. «УГ» №32 от 9 августа 2011 года, «Приемная кампания по Гоголю»). Расследованием этого вопиющего факта занялась «УГ», и в следующем номере после выхода заметки появился аналитический материал Виктории Молодцовой «Преемники Чичикова» (см. «УГ» №33 от 16 августа 2011 года), где журналист, отталкиваясь от конкретного случая, приходит к неутешительному выводу: «Коррупция при приеме в вузы не умерла. Она бабушка живучая и, судя по нынешнему году, отдавать богу душу не собирается». Еще бы! Ведь как выяснили студенты из Российского студенческого союза, в Москве есть несколько фирм, которые за 400-500 тысяч рублей предлагают ребятам «помощь при поступлении в медвуз».
Парадоксально, но в этой скандальной истории вокруг РНИМУ руководитель Рособрнадзора Любовь Глебова увидела большой успех единого госэкзамена, «который не позволил задуманной махинации осуществиться». «Виктор Симак - типичный продукт того общественного контроля, возможность для которого создавало государство». Печально, что случай с РНИМУ не единственный скандал во время вступительной кампании этого года. Так, оказалось, что чья-то рука в приемной комиссии журфака МГУ уменьшила баллы талантливым ребятам, которых высоко оценили профессиональные журналисты. Справедливость восторжествовала, но послевкусие от этой истории осталось горькое.

Театр абсурда

Много публикаций в летний период было посвящено проблемам аттестации. Причем зачастую она принимает весьма странные формы. А в результате талантливый педагог, 20 лет проработавший с детьми, пишет заявление об уходе (см. «УГ» №25 от 21 июня 2011 года, статья «Как учитель из школы ушел...» Светланы Потаповой).
«Я был на районном профкоме, пообщался с коллегами на эту тему. После меня еще несколько человек вернулись из Питера, оставшись без категории. Все недоумевали: что это было? А недавно видел своего бывшего школьного наставника. Он заслуженный учитель РСФСР, учитель-методист. Он тоже вернулся из этого института без категории и сказал мне следующее: «Мало того что категорию сняли, так у меня еще осталось ощущение, что надо мной издеваются». Вот именно! Точно такие ощущения были и у меня». Кстати, этот материал вызвал шквал откликов у читателей «УГ». Что называется, задело за живое.
«Давно хотел написать об этом, да все не решался, но, прочитав открытое письмо Дмитрия Сафонова «Как учитель из школы ушел, или Кому нужна такая аттестация», понял, что больше молчать нельзя. Сразу оговорюсь, что я не собираюсь и не могу давать оценку деятельности учителя. Меня поразила сама процедура проведения аттестации. Если бы на этом месте мне пришлось закончить свое письмо, то я закончил бы его словами «театр абсурда» (см. «УГ» №34 от 23 августа 2011 года, «Штангенциркуль не поможет»).

Агропеды возвращаются?

В нашем образовании зачастую происходят вещи парадоксальные, трудно объяснимые с точки зрения здравой логики. На протяжении последних пяти лет мы охвачены идеями оптимизации и реструктуризации, слияния и укрупнения. Подчас это действительно разумно. Кто будет спорить, в базовой районной школе качество образования куда выше, чем в малокомплектной, расположенной в умирающей деревне, и что два находящихся рядом строительных училища логично объединить в одно. Но беда в том, что чиновники впадают в излишний азарт, и тогда появляются агропеды. «В Тамбовской области, в городе Мичуринске, большие перемены, - пишет наш собкор Татьяна Масликова в материале «Между овощами и психологией» (см. «УГ» №35 от 30 августа 2011 года). - Мичуринский педагогический институт на 72-м году своей яркой и интересной жизни лишился самостоятельности. Несмотря на все протесты, его присоединили к более крупному вузу - Мичуринскому государственному аграрному университету. Только это еще не все реформы: учредителем этого агропеда XXI века решено сделать не Минобрнауки РФ, а Министерство сельского хозяйства. Теперь это единственный вуз, который будет готовить школьных учителей. Или не будет? И что напишут этим педагогам в дипломе? И вообще, как между собой уживутся «микроклональное размножение» и «лежкость овощей» с «аккомодацией» и «когнитивной психологией»?»

Ученик снял штаны - уволили учителя

В любое время года главная задача «УГ» - защита учителя. Лето в этом плане не исключение. Эта история случилась не в какой-то ненормальной школе, а в одном из лучших учебных заведений города Воронежа - лицее №4, который дважды становился победителем в конкурсе ПНПО и получал по миллиону рублей. Ученики и педагоги этого лицея постоянно занимали призовые места в конкурсах разных уровней, в том числе в акции «Время добрых дел» и Месячнике добра и милосердия. На уроке учительницы, проработавшей в школе более 20 лет, ученик снял штаны. Далее последовала неожиданная реакция администрации школы - «учительницу, попавшую в эту совершенно нелепую, дикую и обидную ситуацию уволили, украсив трудовую книжку записью: «уволена за совершение аморального проступка на основании п. 8 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ» (см. «Нешкольное поведение» Татьяны Масликовой, «УГ» №35 от 30 августа 2011 года). Наш собкор взялась расследовать эту ситуацию, и оказалось, что педагога специально старались довести до белого каления. Видимо, учительница стала просто неугодной... Неоднозначную позицию заняли и в Департаменте образования Воронежской области, обвинив педагога в незнании подростковой психологии.

Красота. Мода. Здоровье

Хорошей летней традицией стал выпуск специальных номеров. В этот раз их было два. Один (см. «УГ» №27 от 5 июля 2011 года) был посвящен женской тематике - моде, красоте, различным хобби (женским и не очень), женскому здоровью, эмансипации женщин и их борьбе за равные права, женской прозе, проблемам воспитания детей, а также тому, как, работая в сугубо дамском коллективе, остаться привлекательной и обаятельной. Любительницам женских историй есть что почитать под рубрикой «Белый вальс» - непридуманные истории «Ловушка Интернета» и «Нежные цветы одуванчики». Выпуск, посвященный образовательному праву, не только интересен, но и полезен (см. «УГ» №29 от 19 июля 2011 года). Под рубрикой «Частная жизнь» - советы юриста, как решать самые различные житейские проблемы: «Лишили водительских прав? Когда вернут», «Если права на дом у жены», «Вернуть наследство» и тому подобное. Читайте - в жизни пригодится. В рубрике «Ваш адвокат» наш юрист Татьяна Погорелова отвечает на самые злободневные вопросы читателей.

Все летние публикации, упомянутые в обзоре, можно найти на сайте «УГ»:

http://www.ug.ru/archive/40714,
http://www.ug.ru/archive/40715,
http://www.ug.ru/archive/40809,
http://www.ug.ru/archive/41493, 
http://www.ug.ru/archive/41891,
http://www.ug.ru/archive/41892,
http://www.ug.ru/archive/41726,
http://www.ug.ru/archive/42069

Учителю на заметку

Имеет ли право администрация уволить работника по какой-то статье, после того как он подал заявление об уходе по собственному желанию?

Согласно ст. 80 Трудового кодекса РФ работники имеют право расторгнуть трудовой договор по собственному желанию, предупредив об этом администрацию письменно за две недели. Подача работником заявления об увольнении по собственному желанию не исключает возможности его увольнения по другому основанию, если такое основание имеется к моменту издания приказа об увольнении.