Как же реально решать эту проблему, двигаясь по пути интеграции? Отвечая на этот вопрос, можно сказать, что самое лучшее - это инклюзивное образование. Но много ли таких примеров, обеспеченных реальными условиями: пандусами, туалетами, сопровождающими? Да и много ли их, обеспеченных еще более важным - адекватным отношением детей и взрослых к ребенку-инвалиду? Утвердительно на этот вопрос можно ответить лишь с большой долей оптимизма. Таким образом, инклюзивное образование сегодня - перспектива не такая уж близкая, как кажется на первый взгляд. Видимо, пока должны быть разные варианты, как, например, структурные подразделения в обычных школах, когда у ребенка-инвалида есть определенная возможность общаться со своими здоровыми сверстниками, ведь именно в этом и состоит суть интеграции.
В Калининградской области в интернате для слабовидящих предложили обучаться детям-инвалидам с детским церебральным параличом. Вряд ли этот путь хоть сколько-нибудь совпадает с тем, о чем говорится президентом и премьером. Детско-родительско-педагогическая инициатива нашей школы по совершенствованию условий обучения, воспитания, лечения детей с детским церебральным параличом показалась очень дорогой, хотя как раз она и могла бы объединить и бизнес, и общество, да нашлось более простое решение. Увы.
Как решаются эти вопросы в других регионах, расскажут, наверное, наши читатели. Не сомневаюсь, что есть и перспективные примеры, и полное игнорирование проблемы. Но в любом случае нужно понимать, что вопросы обучения детей-инвалидов и интеграции их в общество - это не второстепенные вопросы, на которые может быть жалко денег, а вопросы имиджа государства и зрелости общества. Решать эти вопросы нужно, прислушиваясь к мнению общества, профессионального сообщества, науки. Вот почему аудит в сфере образования нужен как воздух.

​Нина ТАМАРСКАЯ, директор школы №14, Калининград