Никита ПОКРОВСКИЙ, профессор:

С наступлением глобализации образование все более становится формой потребления. Хотим мы этого или нет, но создается система коэффициентов, то есть определена цена каждого курса, каждой письменной работы. Образование превращается в товар.

Теперь уже обучение в высшем учебном заведении, как и любой товар, не может обойтись без рекламы. Так же, как туристические фирмы, вузы расхваливают свои возможности. А уж если какой-либо из них разработал нечто эксклюзивное, своего рода спецпредложения, то он оказывается на несколько шагов впереди всех.

На дне открытых дверей в вузе в первых рядах теперь сидят не абитуриенты, как раньше, а их родители с проспектами вуза и планами обучения в руках. Они выбирают факультет, на котором будет учиться их ребенок. Родители хотят полной предсказуемости учебного процесса. «Огласите весь список», - требуют они.

Что же касается самих абитуриентов, то молодые все чаще доверяют выбору старших, потому что все тщательно рассмотреть и рассчитать у них получится лучше. Студенты тоже хотят знать, что могут получить за свои деньги в результате обучения. Как показывают опросы, для них главное в учебе - цена, качество и ...удобство.

Оказывается, теперь вуз должен быть недалеко от дома. Поэтому, например, у Высшей школы экономики вроде бы незавидное расположение - учебные корпуса находятся в 14 разных местах. Но это может стать и плюсом, потому что окажется рядом с домом абитуриента. Строится загородный корпус, и это может привлечь подмосковную молодежь.

Тенденции в высшем образовании таковы, что для студентов высшее образование сегодня уже не выбор жизненного пути, а лишь небольшой эпизод на нем. И вузу придется угадывать потребительские ожидания молодежи. Конкуренция между высшими учебными заведениями усиливается.

По инерции фундаментальность, традиционность, полезность образования пока работают, но нужно создавать им имидж. Как же при этом можно сохранить наши гуманитарные ценности? Они, несомненно, нужны, но в новых форматах: в старых, просветительских рамках они уже не работают. Поэтому изучение социологии, этики - вот путь к восстановлению ценностей.

Все это нам не нравится. Но что делать? Клиент ведь всегда прав. И если продукт не отвечает его запросам, то снимается с продажи. За рубежом крупные университеты еще держатся, остаются элитными. У других закрывают факультеты, если нет студентов. Хотя у России могут быть и нетрадиционные варианты.

Ярослав КУЗЬМИНОВ, ректор:

Сейчас в подготовленных законопроектах по реформе образования определяются новые позиции собственника. А кто собственник? Не университет или школа вместе с уборщицами и разнорабочими, а университет или школа как интеллектуальная корпорация, иерархическим образом организованная и воспроизводящаяся. И если это корпорация, то помимо интересов зарабатывания денег или удовлетворения определенных потребностей учредителей и заказчиков, есть и другой интерес - это формирование репутации. В ином случае вуз не может существовать и распадается как интеллектуальное сообщество. Если еще вчера высшее учебное заведение отбирало студентов, «покупая» деньги в лице студента и одновременно «покупая» талант, то сегодня вузы интересует только приобретение денег.

Ведь не только студент выбирает университет, но и университет выбирает студента. Любая сделка на рынке образования например - это сделка, где вуз заинтересован в поиске, отборе талантливых студентов, которые пополнят его интеллектуальную корпорацию или работа которых повысит качество обучения в данном вузе.

Проблема в том, что мы потеряли на базовом уровне массового образования элементарное внимание к качеству отбора. Именно этот провал и является тревожным звонком для российской системы образования. Только 20 процентов российских университетов, по опросам их руководителей, имеют какую-то систему поиска талантливой молодежи. Вот нынешняя картина.