Комментарий «УГ»

К сожалению, политика государства в отношении семьи у нас до сих пор четко не сформулирована. Она носит пассивный характер и отождествляется в основном с социальной защитой. В последнее время во многих регионах стали возникать всевозможные центры помощи - семье, детям, подросткам. Там можно не только получить дельные советы юристов и психологов, но даже пожить в социальной гостинице, обрести на некоторое время защиту и кров, как в случае, о котором рассказала наш собственный корреспондент. Хорошо ли это? Безусловно, хорошо. Но мало. И кров, и защита - все это лишь на время, а тяжелая жизнь семьи...

На серьезную государственную политику в отношении семьи нужны и серьезные средства. Детские же пособия сегодня - это просто издевательство, а не помощь. Чтобы решать проблемы семьи, следует решать в комплексе проблемы экономики и жилья, здравоохранения и культуры, трудовой занятости и пенсионного обеспечения. Семейная политика как комплексная деятельность охватывает все сферы взаимодействия семьи и государства. Новому правительству надо ее создавать.

В социальную гостиницу Омского областного Центра помощи семье и детям Ольга Гришаева вместе с двухлетним Артемом и четырехлетней Машей поступила по ходатайству районного УВД. Как рассказали мне работники центра, ребятишки были сильно избиты и перепуганы. На лице женщины - следы побоев. Новичков первым делом осмотрел врач. Машу пришлось срочно госпитализировать, у нее оказался сильнейший бронхит.

Артемка быстро освоился в незнакомой обстановке. Живой, смышленый мальчуган стал всеобщим любимцем в гостинице. В отличие от сына Ольга медленнее привыкает к своему новому положению. Хотя, как мне показалось, весьма туманное будущее молодую женщину нисколько не пугает. Слишком ужасным было у нее прошлое.

- Невыносимее всего было каждый день ждать, каким на этот раз вернется муж: пьяным или трезвым, - рассказывает Ольга. - Если трезвым, можно было вздохнуть с облегчением. Пьяным - начинался настоящий кошмар. Цеплялся к каждой мелочи. Все было не по нему. Бил и меня, и детей.

В подтверждение своих слов женщина показывает мне свои руки: «Вот шрам от ножа, это - от ножниц, а это - от топора».

В тот день им не повезло. Николай Гришаев хоть и держался на ногах, но в глазах его было столько ненависти, что Ольга мысленно приготовилась к самому худшему. Ярость его прорвалась наружу, когда непоседа Артем, играя, взобрался на застеленную кровать и помял покрывало. Отца это привело в бешенство. Таких «вольностей» он никому не позволял. Одним ударом, словно пушинку, смахнул малыша на пол и пнул маленькое тельце ногой. Ребенок зашелся криком. Не обращая внимания на плачущего сына, папаша велел Маше принести плетенную из капроновых ниток метелку и подметать пол. В доме было чисто, но испуганная девочка старалась, как могла. И все же не угодила пьяному родителю. Он выхватил метелку и ее толстой рукояткой до крови избил дочь. Девочка прикрывала голову ручками и жалобно просила: «Папочка, не надо! Я тебя люблю». Но разъяренный «папочка» уже ничего не слышал. Пытавшуюся его остановить Ольгу «урезонил» несколькими крепкими ударами по лицу.

Не помня себя, женщина выскочила на улицу и по телефону вызвала милицию и «скорую». Ее и детей сразу же отвезли в травмпункт, где оказали первую медицинскую помощь. На следующий день уже успевший опохмелиться супруг вместо извинений признался Ольге: «Неужели я Машку побил? Как тебя бил - помню, а ее - нет». Узнав, что жена написала на него заявление в милицию, пригрозил: «Посадишь меня - я тебя убью. Но убивать буду медленно». После таких слов жить под одной крышей с мужем стало не просто страшно, но и по-настоящему опасно. У Ольги не оставалось иного выхода, как вместе с детьми перебраться в социальную гостиницу.

Уже здесь, обретя, наконец, долгожданные тишину и покой, вспоминая кошмарные годы семейной жизни, Ольга пытается понять, почему ее муж, поначалу такой заботливый и внимательный, со временем превратился в настоящего зверя. Ведь начиналось все хорошо и даже по-своему романтично. С Николаем она познакомилась по переписке, когда тот отбывал наказание в колонии. По его словам, выходило, что сел он чуть ли не по недоразумению. Выпил с другом, вместе они зашли в какой-то дом, попросили воды. Когда им отказали, разнесли все, что попалось под руку. Получил два года за разбой. Знакомство с зеком девушку ничуть не смущало. Она рассудила, что везде есть хорошие люди, даже в тюрьме. Да и больно уж красивые письма писал ее избранник.

В 1997 году Николай освободился, молодые люди стали встречаться, а через год поженились. Родители Ольги были категорически против этого брака, предупреждали дочь: «Опомнись, что ты делаешь? Рано или поздно он все равно себя покажет». Но та их не слушала. Ради любимого пошла на полный разрыв отношений с близкими. Молодожены поселились в двухкомнатной квартире дедушки и бабушки Николая. Старики хорошо приняли девушку, рады были, что их внук наконец остепенился.

Все изменилось с рождением Машеньки. Ольга говорит, что муж очень хотел сына. А когда родилась девочка, возненавидел ее, а заодно и жену. «Он женщин за людей не считает, - признается моя собеседница. - Они для него просто мусор». Однажды на ее глазах Николай ударил Машу головой о стену. Тогда разразился скандал, дело дошло до милиции. Но писать заявление Ольга не стала, простила мужа. Потом Николай все чаще стал приходить домой пьяным. Начались проблемы с работой. В колонии он получил специальность стропальщика и, выйдя на свободу, устроился на завод. Но нянчиться с пьяницей там никто не стал - уволили. Потом работал охранником на базе, в троллейбусном депо, потом еще что-то сторожил. Все - до первой пьянки. Ольга вспоминает, что день получки мужа становился для нее поистине черным днем. Николай набрасывался на домочадцев с упреками, кричал, что один всех кормит. На деле же его денег хватало от силы на неделю. Остальное он прогуливал с друзьями. Существовала же семья фактически на пенсии семидесятилетних стариков.

В 2001 году родился Артем. Ольга очень надеялась, что Николай наконец одумается, придет в себя и станет таким, как прежде. Ведь она подарила ему долгожданного сына. Но тщетно. Гришаев продолжал пьянствовать, запои длились по нескольку дней. В довершение ко всему свою пьяную злость папаша начал вымещать и на крохотном Артемке. Мальчугану было всего восемь месяцев, когда, вернувшись из магазина, Ольга увидела, что личико у сынишки посинело. Оказалось, в ее отсутствие Гришаев, раздраженный плачем ребенка, душил малыша подушкой. Но и тогда женщина простила изверга. Что-что, а каяться Николай умел. Виновато заглядывал в ее глаза, клялся в любви. Брался помогать по хозяйству. Не случайно его бабушка как-то в сердцах бросила про внука: «За трезвого переплачу, пьяного даром отдам». Вот только трезвым Гришаев бывал все реже и реже. И в конце концов Ольга не выдержала.

Могу предположить, что кто-то из читателей не удержится от упрека в адрес молодой женщины. Мол, сама виновата, связала свою судьбу с бывшим заключенным. Но, как сказали мне в областном Центре помощи семье и детям, история с Ольгой - это, увы, не исключение. Ежемесячно в центр обращаются женщины, измученные тиранией своих благоверных. И далеко не каждый из мужей-извергов имеет за плечами судимость. Зато пьют все.

В отношении Николая Гришаева возбуждено уголовное дело по статьям «Истязание» и «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». Дело обязательно дойдет до суда, даже если молодая женщина и на этот раз вдруг надумает простить своего мужа.

Но Ольга, судя по всему, настроена решительно. Призналась, что твердо намерена разводиться и добиваться лишения Николая родительских прав.

- А вот на алименты подавать не буду, - говорит она. - Взять с него все равно нечего. Сама заработаю.

До рождения сына Ольга работала на заводе машиностроения контролером. Там ее и сейчас ждут. С жильем обещал помочь брат. Так что в социальной гостинице она надолго не задержится. Детям нужен дом, добрый и светлый. Настоящий.

Омск