- Как долог был ваш путь от выпускницы физического факультета БГУ до первой книжки?
- Шесть лет. Я окончила БГУ в 1994 году. В это время физики стране были совершенно не нужны, и когда я выходила из стен родного факультета с дипломом, было понятно, что в ближайшее время он мне не понадобится. Поэтому я занималась торговлей (правда, книжной торговлей), пока не осела дома в декрете.
- Ваша первая книжка рассказывала вполне взрослым людям о сложностях общения с компьютером. Почему именно компьютер? Вспомнили свои непростые взаимоотношения с этим агрегатом?
- Я женщина-технарь, а это страшная, даже, можно сказать, гремучая для техники вещь. Электроника просто не может понять, как ко мне относиться, и часто впадает в ступор. Так что у меня с ней никаких сложностей в общении не было, скорее у нее со мной. Диплом я писала в виде программы на Паскале (это язык программирования), которая описывала сложно навороченные колебания. Помню, что нужно было вводить различные параметры, и программа рисовала графики, один другого краше. На экзаменационную комиссию все это произвело неизгладимое впечатление, тем более что компьютер на защиту диплома мне не выделили, и приходилось описывать результаты, размахивая руками. «Отлично» мне поставили, скорее всего, за артистизм. Да, а компьютеры у нас в университете в тот момент были модели PC 386. Если кто-нибудь сейчас помнит, что это такое... А потом я родила свою дочку Сашку. Сидела дома, скучала. В это время Андрей Жвалевский, который был редактором компьютерной редакции одного минского издательства, принес мне свой ноутбук с установленной на нем Windows 95, чтоб я развлекалась освоением разных нужных программ. Впервые в жизнь я увидела «мышку», а от интерфейса «винды» впала в легкий ступор. Не может все быть так просто! А как же командная строка? А как же «Нортон командер»? Я стала звонить Андрею и задавать насущные для меня вопросы. Он сначала рыдал от смеха, а потом придумал серию «Компьютер для женщин» и убедил меня записывать свои ощущения и переживания. Эта книга ценна тем, что когда я ее писала, сама была абсолютным и полным чайником. В ней нет снобизма опытного «программера», который берется объяснять неучам, как нужно работать. Автор с читателем на одной ступени, учатся вместе.
- Как вы познакомились с Андреем Жвалевским? Кто первый предложил соавторство?
- Мы познакомились, когда я поступила на физфак. У нас на факультете был (и есть до сих пор) студенческий театр - Оргкомитет Дней Физика. Андрей в тот момент уже был неимоверно крут, он был председателем ОК ДФ. А соавторство предложила я. Случайно. После того как вышел «Компьютер для женщин», я не могла остановиться, хотя и утверждала, что художественную книжку не напишу никогда в жизни. Но подсознание непредсказуемо. Мне приснился кошмар. Проснулась в холодном поту. А сон был о том, что мы с Андреем написали книжку, где одни и те же события описываются параллельно двумя авторами: мужчиной и женщиной. И вот книжка вышла, и нас зовут на пресс конференцию... А мне нечего надеть! Кошмар забылся, а книжка написалась. По ней даже сняли одноименный фильм  - «М+Ж».
- Есть много версий, кто и как пишет в соавторстве. Как это происходит у вас?
- Мы идем в кафе и там придумываем идею книги. Записываем основные сюжетные линии на листке бумаги, выпрошенном у официанта. Это важно. А потом расходимся по домам и пишем, продолжая друг друга. Когда муза «зависает», встречаемся еще раз, корректируем, додумываем. В конце очень забавно бывает найти тот самый первый листик и сравнить с тем, что получилось.
- Соавторство - это полное понимание, почти любовь. Как ваши родные относятся в новоиспеченному «родственнику»?
- Дело в том, что мой муж знаком с моим с соавтором дольше, чем со мной. Поэтому он его ко мне совершенно не ревнует. А для моих детей Андрей - дядя А. Когда моей Сашке было около года, мы вместе отдыхали на море. У Жвалеского была майка с эмблемой компьютеров Apple: большая и красная буква «А». Говорила Сашка еще плохо, зато буквы знала хорошо. Так и стал дядя Андрей дядей А.
- Понимают ли вас родные? Устраивают ли минутку тишины, когда вы работаете?
- Ага. Ночью они спят. На самом деле я могу работать в любых условиях. Вот сейчас у меня над ухом Наташка (младшая дочка) слушает аудиосказку, параллельно листая новую книжку и задавая мне вопросы. Я даже ей отвечаю. Надеюсь, что по делу.
- Свои основные премии («Алые паруса», «Заветная мечта», «Книгуру») вы получили за детские книжки. Нашли себя в детской литературе или все-таки ощущаете себя универсальным писателем?
- Не знаю. В данный момент времени мне интересно писать для подростков. Что будет через год, два, десять... Мне трудно сказать.
- «Правдивая история Деда Мороза», «Время всегда хорошее» - книжки очень разные. Есть ли у вас какая-то основная тема, на которую вам интересно писать. Кто ваш герой?
- Сейчас наш герой - обычный современный подросток. Он же читатель. А темы все совершенно разные, начали с новогодней сказки, потом были воспоминания о 80-х годах, потом славянская мифология, сейчас изучаем историю декабристов для очень важного эпизода новой книги.
- Должен ли писатель много читать? И что любите читать вы?
- Я думаю, что писатель ничего не должен, хочет - читает, не хочет - не читает. Вполне возможно, есть самородки, которые, не читая, выработали свой, уникальный стиль, и чтение других книг им бы только помешало. Я вот подумала... Лично я очень мало читала подростковых книг, потому что не люблю книжки про путешествия, а мне попадались именно такие. Хитами моей средней школы для меня стали Дюма и Конан Дойль, остальные книги «Библиотеки приключений» наводили тоску. Может, именно поэтому я сейчас пишу подростковые книги? Пытаюсь заполнить брешь своего детства?
А то, что я люблю читать, очень зависит от настроения. Иногда берешь одного из любимых авторов и не можешь продраться. Просто потому что «не в струю». А в другой момент жизни эта же книжка идет просто на ура. Я много читаю подростковой литературы, во-первых, пишу рецензии, во-вторых, чувствую потребность быть в курсе новинок.
- Что вам дают премии? Уверенность в себе или просто прибавку к семейному бюджету?
- Премии - это пиар. Поскольку в раскрутку наших книг деньги не вкладываются, они раскручиваются сами. Премии - это паровозик, который тянет за собой новых читателей.
- Насколько вы известны и любимы у себя на родине?
- В Минске мы только начинаем свой творческий путь. В этом году нашу «Гимназию №13» перевели на белорусский язык и печатают в журнале «МаладОсць» («Молодость»), а в издательстве «Лiтаратура и Мастацтва» (Литература и искусство»), эта же книжка вышла на русском языке. Мы в ближайшем времени собираемся подарить наши книжки белорусским библиотекам и с удовольствием будем встречаться с местными читателями.
- Выхода какой книги вы сейчас ждете? О чем она?
- Книжка называется «Я хочу в школу!». Моя старшая дочка идет в этом году в 9-й класс, младшая - в первый. Я бесконечно уважаю тех Учителей (специально с большой буквы), которые еще Работают в школе. «Работают» тоже специально с большой буквы, потому что тех, кто в школе на своем месте, тех, кто любит свою работу, тех, кто в состоянии противостоять «мудрому» руководству и бесконечным реформам, с каждым годом все меньше и меньше. Мне страшно. Я совершенно не понимаю, почему ребенок, проведя в школе 7 часов, потом еще должен заниматься с репетиторами. Я не понимаю, почему мы учились 10 лет и поступали без проблем, а они учатся 11, а средний балл ЦТ (ваш ЕГЭ) по физике в Беларуси - 8. Из 100!!!
Извините, отвлеклась... Так вот наши книжки имеют интересную особенность - они сбываются. Мы написали про школу своей мечты. Мы написали про школу, в которой хотели бы учиться сами. Мы столкнули эту школу с жесткими жизненными реалиями. Получилось... Ну скоро почитаете и узнаете, что получилось. И я очень надеюсь, что мы еще услышим от своих детей вместо утренних стенаний вопль: «Я хочу в школу!»
- Какой вы писатель? Ходите везде с записной книжкой и подмечаете словечки и ситуации? Обязательно вставляете в свои книжки увиденные истории? Или все придумываете? Есть ли у ваших героев реальные прототипы?
- Прототипы были в «М+Ж», в детских книжках все герои выдуманы от начала до конца. Но нам очень нравится встраивать свое повествование в реальные исторические события. Как правило, все факты, которые мы используем в своих книгах, - правда.
- Ваши книжки полны юмора. А говорят, что веселые в обществе люди в семье мрачны. Так ли это? Откуда в ваших книжках столько серьезного веселья?
- Я совершенно несерьезный человек. Могу скакать босиком по лужам, кидаться подушками и танцевать до упаду. Если мне плохо - я смеюсь. И это для меня единственное и самое верное лекарство. Перестану смеяться - перестану дышать.