С учетом опыта Ирака

За последнее десятилетие внимание к противовоздушной обороне значительно возросло. Причиной тому - опыт боевых действий в Югославии и недавних событий в Ираке. Эти войны, несомненно, были разными, в том числе с точки зрения роли и масштабов воздушной составляющей. Если в Югославии ракетно-бомбовые удары авиации НАТО решили исход конфликта, то в Ираке воздушная операция очень быстро переросла в наземно-воздушную. Однако в обоих случаях мы наблюдали безусловное превосходство авиации США и Великобритании в воздухе и малоэффективную организацию противовоздушной обороны подвергшихся нападению стран.

Надо отметить, что военное ведомство оперативно занялось не только анализом иракского опыта, но и разработкой на его основе конкретных мер совершенствования системы противовоздушной обороны. Этой цели служила и военно-научная конференция, проведенная в Смоленске. С докладами по различным проблемам защиты воздушного пространства России выступили заместитель начальника Генерального штаба ВС РФ генерал-полковник Александр Скворцов, начальник Главного штаба Сухопутных войск генерал-полковник Александр Морозов, начальник войсковой ПВО ВС РФ генерал-полковник Владимир Данилкин, начальник Военного университета войсковой ПВО ВС РФ генерал-майор Николай Фролов, генеральный конструктор концерна НПО «Алмаз-Антей» академик Вениамин Ефремов и многие другие.

По словам начальника войсковой ПВО ВС РФ генерал-полковника Владимира Данилкина, уже сегодня, опираясь на опыт войны в Ираке, можно делать некоторые выводы относительно развития форм и способов боевого применения рода войск. Он отметил, что сегодня необходимо значительно повышать живучесть соединений и частей войсковой ПВО, поскольку действовать им придется в условиях мощного огневого и радиоэлектронного противодействия противника. Предстоит в принципе изменить подход к организации и ведению вооруженной борьбы за превосходство в воздухе. Участники конференции пришли к выводу, что на стратегических направлениях должна быть создана единая, постоянно функционирующая система вооруженного противодействия воздушному противнику. Затрагивались также перспективы создания нестратегической ПРО и воздушно-космической обороны в целом.

Наряду с проблемами боевого применения рода войск обсуждались и задачи по его техническому оснащению. Мнение было единым: приоритет в разработке перспективных образцов вооружения необходимо отдать средствам боевого снаряжения зенитных комплексов и систем, разведки и автоматизированного управления войсками и оружием. Кроме того, важно создавать эффективные средства обеспечения помехозащищенности и живучести зенитных комплексов.

Какой быть военной школе?

Взглядами на нынешнюю систему военного образования с профессорско-преподавательским составом университета поделился начальник Главного управления кадров Министерства обороны Российской Федерации - заместитель министра обороны РФ по кадрам генерал-полковник Николай Панков. Был затронут вопрос, характерный для всего периода реформирования военного образования: какой именно офицер нужен сегодня Вооруженным Силам? Найдя ответ на него, легче выяснить, какой в принципе должна быть военная школа с точки зрения содержания учебного процесса, сроков обучения, акцентов в подготовке офицерского корпуса.

Напомним, что в минувшем году в командных общевойсковых и танковых вузах Сухопутных войск произошли значительные изменения: срок обучения будущих командиров сократился до четырех лет, а инженерная специальность сменилась на управленческую. Было объявлено, что в этом году изменения коснутся также командных и командно-инженерных вузов родов войск Вооруженных Сил. Однако, как показала практика, всякое нововведение, подобно медали, имеет две стороны. По словам Николая Панкова, велика опасность того, что отечественная военная школа, изменив исторически сложившимся традициям, начнет готовить узкопрофильных специалистов.

«Мы порой начинаем путать боевую подготовку с системой военного образования, - сказал генерал-полковник Панков, - а это сопряженные, взаимосвязанные, но при этом абсолютно разные вещи». По его мнению, России не следует безоглядно ориентироваться на зарубежный опыт. Отечественная школа, и средняя, и высшая, всегда была сильной. «Наш офицер был подготовлен более фундаментально, многогранно и как военный специалист, профессионал, и как гражданин, и как культурный человек, - подчеркнул Панков. - Утеря этой традиции стала бы настоящей трагедией для Российской армии».

Одной из важнейших задач реформирования военного образования Николай Панков назвал его гуманитаризацию. Сколь бы высоко ни был подготовлен офицер по военной специальности, если он не умеет общаться с подчиненным на нормальном русском языке, без грубости и хамства, не унижая человеческого достоинства, здорового психологического климата в вверенном ему подразделении не будет.

Не остались в стороне и проблемы самих представителей профессоров и преподавателей. Участники встречи сошлись во мнении, что сегодня необходимо во что бы то ни стало сохранить и по возможности наращивать научно-педагогический потенциал военной школы. В частности, генерал-полковник Панков рассказал, что военному ведомству удалось вернуть в свои вузы 415 полковничьих должностей. За счет внебюджетных средств министр обороны изыскал возможность ввести денежную надбавку за ученую степень. Прорабатывается вопрос о введении в вузах Минобороны выплаты за стаж научно-педагогической деятельности. В декабре минувшего года на заседании коллегии Минобороны было принято решение в обязательном порядке найти денежные средства на приобретение печатной продукции.