«Мы многое разрушили в школе. Вот пример: разрушена лучшая в мире система внеклассной работы - ребята массово и БЕСПЛАТНО занимались в секциях, кружках. Теперь мы жалуемся на нездоровье наших школьников, склонность к правонарушениям и наркомании. Ломать, рубить сплеча под видом педагогических новаций очень несложно и очень выгодно».

Кто не подпишется под этими словами! Вместе с тем в письме есть и то, что вызывает у меня неприятие. Так, ни слова не сказано об одной из самых опасных бед: без проверки на практике утвержден стандарт по литературе, абсолютно невыполнимый, что было убедительно доказано в той же газете «Литература». Что будет, когда от учителя будут требовать выполнения этого стандарта и им же измерять сделанное словесником, даже страшно подумать. Верхоглядство, полное вытеснение с уроков самой литературы поверхностной информации о литературе. С соразмышлением и сочувствием, без которых нет постижения литературы, будет покончено окончательно.

«Нужно сохранить литературу как предмет ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ для выпускного экзамена и на экзамене предложить для анализа художественный текст-отрывок или стихотворение. Критерии оценки такой работы могут быть формализованы, как и требуется в ЕГЭ, но тщательно разработаны с учетом специфики предмета». Рекомендация более чем спорная. Вполне возможно, что такой вид экзамена по литературе возможен в гимназиях. Но во всех школах страны его нельзя вводить как единственную модель: на местах к этому сегодня не готовы. К тому же формализовать анализ стихотворения невозможно. Я могу привести многочисленные примеры анализа стихотворений выдающимися критиками, писателями, поэтами, которые ломают любые школьные формализованные схемы.

«На скромных школьных уроках закладывается духовное здоровье нации».

Потенциальные возможности литературы для духовного воздействия на растущего человека я, конечно, представляю себе достаточно хорошо. О том, что есть в стране тысячи и тысячи учителей-словесников, которые, несмотря ни на что, стремятся донести литературу не только до классного журнала, но и до ума и сердца своих учеников, я знаю хорошо.

Но давайте честно скажем и о другом. Тем более что весь опыт нашей истории дает слишком много примеров того, к чему приводит нежелание смотреть правде в глаза.

Так вот: на уроках литературы, на которых ученики списывают сочинения с многочисленных типографских шпаргалок;

- художественные произведения не читают, благо издано множество книг с кратким пересказом программных художественных произведений;

- вместо приобщения к поэзии (она до тех пор поэзия, «покуда над стихами плачут») занимаются анатомированием стихотворений по 20 и даже 25 пунктам «приемов», «художественных особенностей» и «способов» - так вот на таких уроках духовное здоровье нации не закладывается, а разрушается, потому что они вызывают отвращение к литературе, учат лжи, воспитывают фарисейство.

Теперь о самом горьком и больном. Об учителях литературы, которые почти ничего не читают. И это в большинстве случаев их беда, а не вина. Они не читают потому, что вынуждены брать большую нагрузку. Потому, что книги неприлично дороги и хороших книг, издающихся в столицах, в провинции просто нет. Только что вышла до зарезу нужная словеснику книга Л.Спиридоновой «М.Горький: новый взгляд». Но ее тираж... 800 экземпляров! Увы, они не читают порой даже свою методическую периодику.

Наивно думать, что при всех этих обстоятельствах проблема экзамена по литературе основополагающая. Преподавание литературы под напором времени, сломавшего систему ориентиров и ценностей, деформировавшего их, заполнившего экраны телевидения и книжные магазины попсой (педагогической в том числе), и привело к этому кризису. И дело тут не только в обстоятельствах. Ответственность за него несут и «наши строгие ценители и судьи», которые, мягко говоря, оказались не на высоте. Это сегодня понимают практически все.

«Ученик надеется только на списывание, а мозговые центры развития постепенно отмирают», - пишет в журнал «Литература в школе» учитель. «Представляется, что такого кризиса, в котором сейчас находится преподавание нашего предмета, мы еще не знали», - говорит со страниц того же журнала доктор наук, профессор, заведующая кафедрой.

Так давайте же взглянем на все наши проблемы трезво и честно, не уподобляясь тем, для кого, по словам поэта, «страх увидеть бездну страшней, чем страх в нее шагнуть». Увидеть и, опираясь на то лучшее, что у нас есть (а оно есть!!), идти к тому, что требуют от нас жизнь, время, школа, общество.