Не могу не плакать, простите, - извиняется она. - Я ведь как думала: бомбежки, они точечные, только по военным складам. А когда на моих глазах стали гибнуть дети и старики, поняла: лес рубят - щепки летят. Мы, учителя, странные люди, и я, и мои коллеги, больше всего молились за школу, чтоб она осталась цела, даже за свои собственные дома так не переживали. Верите ли... Просто я в этой школе с 7 лет, с 76-го года. Училась здесь, потом пришла после окончания пединститута работать учителем начальных классов. Так получилось, что директором я стала в 24 года, в 94-м году, когда началась первая чеченская война. Трудное было время, а я молодая и неопытная. Спасибо мудрым коллегам, которые меня во всем поддерживали и наставляли. Тогда в нашей школе было много русских учителей - биолог Татьяна Ивановна Скрипцова, учитель начальных классов Вера Алексеевна Сидорина... Коллектив был стабильный и дружный. Мы все с ними пережили - бомбежки, зачистки, лютые холода, когда ребятишки сидели в пальто и варежках на уроках. Никогда не забуду 1 сентября 2000 года. В Грозном идет зачистка, это значит, что все должны сидеть по домам и предъявлять свои документы военным, а я, зная все это, все равно иду на работу в школу. Меня почти сразу же останавливает командир, возглавляющий колонну солдат. И когда я ему говорю, что я директор школы, он отпускает меня, даже провожатого дает: «Проводите директора...»
Помню, пришли к нам как-то представители Красного Креста и спрашивают третьеклашек:
- Вам не холодно?
А они хором:
- Нет, мы же одетые сидим.
- Именно дети поддерживали нас сильнее всего, - признается Хейда. - Даже тогда, когда руки опускались и не хотелось жить.
Я как-то пришла в школу, а на доске написано: «Хейда - самый лучший учитель...» Мы ведь лишь на очень короткое время прекращали учебный процесс. А так пешком ходили на работу через блокпосты. Зарплату годами не получали. Самое страшное было идти через заминированные парки; моя учительница, немолодая уже женщина, говорила нам, тогда почти юным: «У меня дети выросли. Я вперед пойду...»
Слушая Хейду Керимову, я понимаю, какие все-таки сильные люди - чеченские учителя. Сильные духом, потому что не обозлились, не потеряли веру в жизнь и людей, сохранили понимание того, что детей нужно учить общечеловеческим ценностям.
 В 2007 году на месте почти разрушенной 47-й школы появилось новое современное здание. Причем построено оно было с учетом пожеланий Хейды Воважевны. А в 2008 году школа получила в рамках нацпроекта грант в один миллион.
- Это была возможность купить современное оборудование для кабинетов, интерактивные доски, компьютеры, - рассказывает директор. - Сейчас в 47-й школе учатся почти 1500 ребятишек. Причем детей с каждым годом становится все больше и больше. Во-первых, возвращаются наши беженцы из других регионов России и, как ни странно, из вроде бы благополучного дальнего зарубежья. Почти в три раза выросла рождаемость. Так что учиться приходится в две смены.
- А как же вы собираетесь внеурочную деятельность организовывать с переходом на новые стандарты?
- Не с такими трудностями справлялись. И эту проблему решим, - убеждена Хейда Воважевна. - Будем выводить малышей на улицу, ходить в музеи, рядом у нас Дом культуры химиков. Там можно будет проводить кружковые занятия и продленку. Кроме того, все наши кабинеты для первоклассников поделены на учебную и игровые зоны.
У нас и сейчас неплохо организована внеурочная деятельность, особой любовью пользуются спортивные кружки - футбол, баскетбол, девочки посещают кружок «Умелые руки». Кстати, наши ученики занимают призовые места на республиканских чемпионатах по футболу, многоборью, мини-футболу.
Хейда Воважевна также отметила, что на уроках широко используются здоровьесберегающие технологии, у первоклашек запланированы и прогулки на свежем воздухе, и физкультминутки, ну а старшеклассники, несмотря на большую загруженность, почти все занимаются спортом. Директор рассказала, что школа участвует в реализации программы «Духовно-нравственное воспитание», принятой в Чеченской Республике.
 - ...Жаль, что сейчас из-за директорских забот я не могу взять класс, с малышами ведь так интересно, если честно, на уроке я отдыхаю, - признается Хейда Воважевна. - Однако сегодня директору приходится быть больше менеджером, чем учителем, вести активную общественную деятельность, работать с молодыми учителями. Я не пытаюсь обманывать молодежь, рисовать им радужную картину учительской жизни, сразу говорю - больших денег не будет. А вот трудностей - море, но если вы любите школу и хотите делиться знаниями с детьми, о выбранном пути не пожалеете, - говорит директор. - Хорошо, что сейчас с введением новой системы оплаты труда у меня, как у директора, появилась возможность стимулировать лучших педагогов. При распределении надтарифного фонда мы учитываем и то, каковы результаты ЕГЭ у педагогов, участвуют ли они в научно-практических конференциях, побеждают ли их ученики в олимпиадах.
...Время лечит, сейчас благо стало легче работать, в начальную школу пришли дети, которые не знают войны, а вот со старшеклассниками, на глазах которых гибли их близкие, приходится непросто. И психолога приходится подключать, и духовных наставников. Очень хочется, чтобы война ушла из памяти этих детей, чтобы они были успешными в мирной жизни. Радует же то, что родители изменились, поняли - без образования их дети не смогут стать успешными. Они приходят на родительские собрания, предлагают свою помощь классным руководителям в проведении мероприятий, в благоустройстве школы...
...Прощаясь с Хейдой Керимовой, я еще раз удивилась: откуда столько мужества и силы в этой женщине? Война не сломала ее, не ожесточила. Наверное, потому что она видела перед собой детские глаза и знала - она им нужна...