- Моя деятельность рассматривается, как через увеличительное стекло, каждая ошибка видна сразу, - признается Анзор Ахметович. - Причем приходится отвечать и за свои решения, и за те, которые были приняты на федеральном уровне. До сих пор половина населения республики убеждена, что это я придумал ЕГЭ и не хочу его отменять. Сложность еще и в том, что к образованию так или иначе причастен каждый житель республики - либо как ученик, либо как родитель, бабушка или дедушка. У нас 213 тысяч школьников и 50 тысяч студентов. Получается, что треть населения ЧР имеет отношение к образованию. А ведь я еще не посчитал педагогов и воспитателей.
Разумеется, чеченскому министру образования и науки намного тяжелее, чем его коллегам из других регионов России. Помимо общероссийских проблем приходится решать и сугубо специфические, оставшиеся в наследие после двух войн.
- Анзор Ахметович, какие проблемы, на ваш взгляд, нужно решать в республике в первую очередь?
- Самая большая наша беда - нехватка педагогических кадров. Я знаю, что с этим сталкиваются и в некоторых других регионах России, но у нас все осложняется последствиями военных действий - многие педагоги уехали во время войны и не вернулись. На сегодня по республике 700 вакантных мест в школах. Есть и другая проблема - за годы лихолетий снизился авторитет учителя, раньше же он был у нас непререкаемым, как и в большинстве республик Северного Кавказа. Сегодня же, поступая в педвузы, некоторые ребята не собираются работать в школе. Им главное - получить диплом о высшем образовании. Самое печальное, что в прошлом году, когда Минобрнауки РФ выделило по полмиллиона молодым педагогам, мы с трудом нашли 47 молодых специалистов. Хотя думали, что будет стоять очередь из желающих работать в школах. Пришлось даже встречаться с родителями молодых учителей, убеждать тех, чтобы они повлияли на своих детей.
- Анзор Ахметович, может, стоит бросить клич по всей России, пригласить сюда учителей из тех регионов, где педагоги в переизбытке?
- Каждый год наши руководители районных образований выезжают в другие регионы России, даже в СНГ, зная, что там есть желающие получить российское гражданство. И сейчас, пользуясь случаем, я приглашаю всех тех учителей, которые готовы приехать работать в нашей республике.
- А как же жилье, вы сможете им обеспечить приехавших?
- Сейчас со вступлением в силу закона о муниципалитетах многие главы заинтересованы в предоставлении жилья педагогам. Разумеется, учитель тоже должен быть перспективным. Кстати, во многих районах сохранились дома для учителей, находящиеся при школах. Думаю, с каждым человеком мы сможем решить проблему жилья индивидуально. Наши районы готовы бороться за хороших перспективных специалистов. Разумеется, основную ставку в кадровой политике мы делаем на своих, однако, для того чтобы подготовить молодых учителей, требуется время...
- После военных действий большинство школ в Грозном, да и по всей республике, было разрушено. Сейчас, проезжая по Грозному, мы смогли увидеть новый прекрасный город. Я так поняла, на сегодня восстановлены все школы?
- Практически да. Если же говорить о материально-техническом оснащении наших школ, то, наверное, ни один регион России не развивается столь стремительно, как Чеченская Республика. Последнее наше приобретение - 400 интерактивных досок, к 1 сентября каждая наша школа получит такую доску.
- Однако, насколько я знаю, большинство ваших школ работают в две смены...
- У нас совершенно иные темпы роста рождаемости по сравнению с центральными регионами России. Если, к примеру, в 2003 году у нас было 193 тысячи учащихся, то сегодня их 213 тысяч, то есть количество школьников увеличилось на 10 процентов, причем здесь мы не берем в расчет тех детей, которые вернулись после войны на родину. Если динамика роста рождаемости будет такой и впредь, нам придется принимать еще одну целевую программу, чтобы обеспечить учебными местами всех детей республики.
- Готовы ли в связи с этим ваши школы к переходу на новый стандарт в начальной школе, ведь он предусматривает организацию внеурочной деятельности, а у вас, насколько я поняла, не хватает для этого школьных помещений?
- Да, это одна из самых серьезных проблем для нас. К примеру, если в прошлом году у нас было в ряде школ по четыре первых класса, то теперь в основном по пять. Материально-техническое обеспечение у нас хорошее, СанПиНы выполняются, но с дополнительными занятиями там, где дети учатся в две смены, будут проблемы. Сейчас мы готовим перечень этих школ, впоследствии соберем отдельное совещание, на котором будет присутствовать глава республики Рамзан Кадыров. Думаю, выход найдем в любом случае, нам еще и не такие сложные задачи приходилось решать.
- Как бы там ни было, но уровень успеваемости сегодня так или иначе оценивается по результатам ЕГЭ. Какова динамика этих результатов по республике?
- ЕГЭ в республике проводится уже в четвертый раз, с 2008 года. За это время изменилось отношение к образованию, родители начали серьезно контролировать своих детей, обращаться к помощи репетиторов. Благодаря ЕГЭ мы активизировали родителей, наши люди поняли важность и престижность образования в современном мире. К сожалению, пока показатели ЕГЭ у нас одни из самых низких по стране. Особенно что касается экзамена по русскому языку. Я ни в коей мере не говорю, что нужно снизить планку требований к знаниям по русскому языку, но все-таки, думаю, необходимо учитывать национальную специфику. Не могут быть одинаковые знания по русскому языку у выпускника московской школы и, скажем, Шатойского района Чечни. Но наши ребята демонстрируют прекрасные результаты по физике, математике, информатике. К сожалению, и новые стандарты не учитывают национальных особенностей. А это, как известно, выливается потом в национальные распри, межнациональные конфликты.
В этом году было много скандалов вокруг процедуры проведения ЕГЭ, ее честности, так вот у нас в этом отношении жесткий контроль. К примеру, в селении Петропавловском даже пришлось аннулировать результаты ЕГЭ, к сожалению, было составлено по ЧР 20 протоколов о нарушениях. Вообще я бы сказал, что мы до сих пор морально не готовы к объективному проведению ЕГЭ. И это касается не только Чечни, но и всей России. Должна быть независимая оценка качества работы школы и знаний выпускников. И потом, наверное, нужно дифференцировать уровни ЕГЭ, ведь 10 процентов выпускников школ не собираются нигде учиться. Надо ли им сдавать ЕГЭ в том объеме, что и абитуриентам МГУ? Между прочим, я сначала был ярым сторонником ЕГЭ. Для нашей республики в какой-то степени это было панацеей, мы приучили людей к честности и объективности, родители стали более пристально следить за тем, как учатся их дети. У нас сейчас не более 40 медалей на 12 тысяч выпускников. А раньше было 600-700. Теперь каждый медалист у нас проходит через специальную комиссию. Кстати, во всех пунктах проведения ЕГЭ мы установили камеры видеонаблюдения - если кто-то пытается списать или позвонить по мобильному телефону, сразу все видно. После нашего примера возникла идея ввести такие камеры по всей стране.
- Расскажите, какая работа ведется Департаментом образования города Грозного, ведь здесь сосредоточена основная часть школ республики?
- Два года назад при передаче образовательных учреждений  и Управления образования города Грозного в ведение муниципалитета мы испытывали некоторые сомнения, которые рассеялись в ходе работы.
Поставленная задача  - доведение системы образования  Грозного до мировых стандартов - укладывается в несколько слов и вместе с тем непроста и грандиозна.
Департамент образования Грозного, возглавляемый Берсанукаевым Лемой Увайсовичем, задал приличный темп в работе, благодаря которому удалось добиться коренного улучшения качества как воспитательной работы, так и самого образования в целом.
В эпоху модернизации образования действия Лемы Увайсовича - яркий пример новаторского духа, смелых, нешаблонных решений по воспитанию молодого поколения, передаче им знаний на современном уровне.
Столичное образование занимает лидирующее место  в системе образования Чеченской Республики. Второй год школьники  Грозного показывают более высокие результаты по итогам  ЕГЭ, чем в среднем  по  республике.
На высоком уровне поставлена работа по развитию системы поиска и поддержки одаренных детей. Учащиеся школ  Грозного  занимают призовые места в предметных олимпиадах и интеллектуальных конкурсах на разных уровнях.
Ежегодно педагоги города становятся победителями и лауреатами республиканских  конкурсов профессионального мастерства. Учитель химии средней школы №38  Грозного Роза Халадова стала победителем во Всероссийском конкурсе «Учитель года-2010».
Департаментом образования Грозного осуществляется программно-целевой подход в управлении образованием. Разработан  и  реализуется  ряд целевых программ, обеспечивающих практически все направления развития муниципальной системы образования города.
Сказанное  лишь определенная часть процесса перевода образования  Грозного на новые, современные рельсы.
- Анзор Ахметович, в первый же день приезда я увидела потрясающую картину - подростки лет 12 бежали на вечернюю службу в мечеть под проливным дождем. Не менее потрясает и тот факт, что нигде на улицах не встретишь девушку или женщину в брюках. В основном все они с покрытой головой.
- Таковы наши традиции. О морально-нравственном воспитании, о необходимости его возрождения глава нашей республики задумался еще в 2006 году, когда в городе сохранялись блокпосты. Я в это время был ректором Чеченского государственного университета. Кадыров однажды там побывал, и его неприятно поразило развязное поведение молодежи. После этого состоялось совещание, и мы основательно взялись за воспитательную работу. Причем начали ее с детских садов и школ. В вузах был введен дресс-код: девушки в юбках и платках, молодые люди в костюмах, а не в дырявых джинсах, ведь мы готовим интеллигентов. Вы не увидите в наших вузах обнимающуюся молодежь, не увидите сигарет и банок пива в руках студентов. В чеченском обществе не принято открыто демонстрировать свои чувства. Обниматься, целоваться, не говоря уже о пьянстве и курении. Конечно, поначалу были нарекания со стороны правозащитных организаций, но родители наших ребят пришли к выводу, что все эти меры во благо их детям. Кстати, на школьной форме наших ребят есть нашивки, по которым можно определить, где они учатся. Это обязывает ребят вести себя серьезнее, не хулиганить. В противном случае все узнают, кто это такой. Мы начали возрождение республики с возрождения нравственности и за короткий промежуток получили серьезный результат. Сейчас у нас в республике практически нет преступности, нет воровства. Духовное управление мусульман ЧР работает в школах и вузах.
С трудными подростками по месту жительства ведут работу имамы. Убежден, что любой имам - это квалифицированный психолог.
В мечети дети приобщаются к культурным и нравственным ценностям, изучают арабский язык, постепенно трудный подросток из хулигана превращается в нормального воспитанного человека. Между прочим, наша республика является как бы негласной экспериментальной площадкой для РФ. У нас были закрыты все игровые автоматы за 24 часа после трагического случая - молодой человек, отец четверых детей, проиграл 50 тысяч рублей и повесился. Эта страшная история стала причиной того, что Рамзан Кадыров объявил ЧР зоной, свободной от игровых автоматов. В РФ только через два года с большим трудом приняли закон, выводящий игровые автоматы в определенные зоны. Еще до участия в федеральном эксперименте по введению курса «Основы религиозных культур и светской этики» у нас было введено изучение вайнахской этики. Родители наших учеников с одобрением приняли курс «Основы религиозных культур и светской этики», неудивительно, что 99 процентов наших ребят выбрали изучение ислама.
Изучение своих традиций, знание культуры и религии позволяют воспитать в человеке морально-нравственные устои независимо от того, мусульманин он, иудей или православный. Каждый народ должен сохранять свой язык и свою культуру. Если мы воспитаем человека, знающего свой язык, традиции, религию и культуру, то сможем быть уверенными - он защитит свою Родину, будет настоящим патриотом.
- Анзор Ахметович, расскажите о профессиональном образовании в республике. Какие профессии сегодня наиболее востребованы и какие наиболее престижны у чеченской молодежи?
- У нас 4 вуза, среди них Исламский государственный университет. Как и везде, наиболее престижны профессии экономиста, юриста, врача. Так как медиков в республике не хватает, то мы берем на медицинский факультет целевиков из сельских районов, а вот юристов и экономистов перебор. Кстати, к нам теперь хотят поступать ребята из других регионов и кавказских республик. Вузы у нас отремонтированы, хорошо оснащены, ребята обеспечены общежитиями. Кроме того, республика очень компактная, из любой ее точки за час можно добраться до Грозного.
- Анзор Ахметович, какую задачу на посту министра вы считаете главной для себя?
- Быстрых результатов в образовании, как известно, не бывает, для меня будет победой, если через много лет те ростки, которые мы посадили сегодня, дадут свои плоды. То, что сейчас мы делаем, - оснащаем материально школы, учим молодых педагогов, отправляем наших лучших студентов за рубеж - все это даст свои плоды не ранее чем через 10-15 лет. И конечно, хочется, чтобы наша молодежь росла образованной, культурно и духовно развитой. Мы, как нация, выстояли и выжили в трудную военную пору только за счет своих традиций, за счет веры и наших устоев...