До сих пор гончаровская бабушка, как ее называли в ближайшей родне, для всех человек-легенда! Ее с сыном Михаилом Валерьяновичем и юной внучкой Викой можно было видеть каждый год в родовом гнезде Чебышевых в Окатове Калужской области, среди профессоров, доцентов и аспирантов МГУ. Эти встречи проходили обычно в майские дни, в день рождения академика математики Пафнутия Львовича Чебышева. Именно она инициатор реставрации усадьбы Гончаровых в Полотняном Заводе, мечтавшая также восстановить усадьбу дворян Чебышевых в Окатово, развернула кипучую работу по сбору исторических документов и еще в 2001 году передала губернатору Калужской области подробнейшую планировку этой усадьбы. Правда, все уперлось в отсутствие финансовых средств или желания местных властей серьезно помочь. Помощь ограничилась прокладкой уже в наши дни асфальтовой дороги к храму Спаса Преображения Господня.

А как она любила потчевать гостей за чаем домашними пирогами с яблоками или капустой! Как ей нравилось выращивать в горшочках розы, а затем дарить их родным! Когда болел, она привозила мне запеченные антоновские яблоки, очень вкусные; и не реже двух раз в день по телефону справлялась о здоровье! Как-то она привезла мне в горшочке фиалку с Монмартра, пояснив с улыбкой, что не разорилась: цветок ей обошелся не больше, чем стоит в Париже чашка кофе! А сколько было рассказано удивительно ярких историй про Ниццу, Лондон, Милан, Лион и Париж, Загреб, Прагу! Сколько показано редких снимков и фильмов! Так продолжалось вплоть до ее внезапной кончины 20 ноября 2009 года...

Вкратце история ее жизни такова. Она была дочерью Александра Артемьевича Булло, московского инженера, погибшего в ополчении при обороне Москвы осенью 1941 года. А по матери, витебской дворянке Нине Станиславовне Кучинской, дочери Ольги Михайловны Гончаровой, приходилась правнучкой как Ольге Львовне Чебышевой, сестре академика математики, так и Михаилу Сергеевичу Гончарову, родному племяннику Натальи Николаевны Пушкиной.

В послевоенные годы успешно окончила московский институт и работала архитектором. Уже на пенсии выступала с лекциями в Доме архитекторов и проводила экскурсии по Золотому кольцу России. Много путешествовала по Европе, популяризируя пушкинское наследие. Написала много исторических статей по истории рода Гончаровых, была знакома и состояла в переписке с рядом известных пушкинистов, помогала в реставрации гончаровских архитектурных жемчужин - усадеб в Полотняном Заводе и Яропольце. Поддерживала отношения практически со всеми ныне здравствующими членами семьи Пушкиных и Гончаровых в Европе...

Валентина Александровна оставила после себя множество снимков и редких подборок по Заводу, опубликовать которые автор считает своим гражданским долгом. Благодаря ей я, к примеру, узнал, отчего большинство Гончаровых до сих пор называют калужское имение Полотняный Завод Маленькими Афинами.

...Усадьба Гончаровых Полотняный Завод расположилась на живописной речке Суходрев, севернее от губернской Калуги. Своему названию усадьба обязана основанному здесь в начале XVIII века по указу Петра Великого парусно-полотняному заводу, а позднее - фабрике по изготовлению первосортной бумаги. Окрестные крестьяне издавна в тех местах занимались промыслом и ткачеством. Теперь же рядом с усадьбой возник большой рабочий поселок.

Семейство Гончаровых происходило из посадских людей, ярким подтверждением чему на века стала их фамилия. Права потомственного дворянства по чину Гончаровы получили лишь в 1742 году. Они слыли в уезде людьми исключительно хлебосольными, открытыми и добросердечными. Сюда, в усадьбу, на пиры, охоту и празднества съезжались все окрестные помещики, гости из Калуги и даже Москвы. Для увеселения гостей в усадьбе Гончаровых ставились домашние спектакли (как тогда говорили, «живые фигуры»), устраивались концерты, иллюминации, фейерверки, прогулки на лодках.

С этим калужским поселком связаны судьбы многих выдающихся деятелей нашей Родины. О Петре I уже говорилось. В 1775 году в Полотняном Заводе побывала Екатерина II, наградившая престарелого хозяина усадьбы Афанасия Абрамовича Гончарова высоким орденом. Жизнь его складывалась донельзя драматично: промышленник, любимец и крестник Петра Великого, к которому тот в письмах из Голландии обращался не иначе как «дорогой сынок», чудом спасся во время мощных волнений работных людей на заводе, которые советские историки окрестили Полотняно-заводским восстанием, первым рабочим восстанием в России. До сих пор ученые гадают, чем вызван стремительный взлет карьеры Афанасия Абрамовича - из посадских людей в дворяне и миллионщики, так сказать, из грязи в князи.

Самым простым объяснением тому, несомненно, является пушкинская версия: Афанасий - побочный сын царя, которому государь через сестру царевну Наталью Алексеевну отказал обширные владения. Об этом было известно престарелой гончаровской бабушке, каждый раз в разговоре ссылавшейся на бумаги Голикова и Пушкина. Поэт, кропотливо работавший с секретными документами из архива Гончаровых в Заводе, несомненно, знал много больше наших современников: большинство бумаг сейчас безвозвратно утрачено или находится в хранилище английской королевской династии Виндзоров без права доступа. Оттого, думается, следует остановиться на версии (отнюдь не бесспорной!) о выдающихся предпринимательских способностях посадского сына при безусловном покровительстве царя-реформатора.

Полвека спустя после знакового визита Екатерины II в Завод Александру Сергеевичу, еще жениху, будет предложена... в приданое за красавицу-невесту - юную Наталью Николаевну Гончарову - бронзовая статуя великой царицы. Пушкин с присущей ему иронией назовет памятник «бронзовой бабушкой».

Чуть раньше, в октябре 1812 года, здесь, в опустевшем господском доме (большинство Гончаровых, спасаясь от французов, отъехали в другое имение), несколько дней находилась ставка фельдмаршала князя Михаила Илларионовича Кутузова после «дела при Малоярославце». В память об этом важном событии зала, где жил русский главнокомандующий, получила у Гончаровых название Кутузовской. Что еще?

Здесь, в этих лесах, охотились писатели Гоголь и Тургенев. Позднее эти места описал Бунин. Одно время жил русский хирург Пирогов. Бывали Чебышев и Ковалевская.

Завод был знаменит и своими театральными и культурно-просветительскими начинаниями, восходящими к XVIII в. Именно в этом разгадка названия Малые Афины в среде московской интеллигенции. Многие сходились на том, что толчком к созданию здешнего театра послужило пребывание в Заводе великого поэта. Анатолий Луначарский справедливо писал, что в этом «очаровательнейшем уголке Калужской губернии все помнило Пушкина, заветами которого и памятью о друзьях и врагах в высокой мере овеян дворцеподобный дом Гончаровых».

Летом 1894 года в поместье Гончаровых вместе со своей матерью гостила юная Ольга Леонардовна Книппер.

31 июля 1894 года первый рабочий народный театр в России был торжественно открыт. Был ли он все-таки последним домашним театром Гончаровых? Возможно, если учесть, какие суммы на него израсходовал последний хозяин Завода. Ведь он разместился в помещении Красного дома, того самого, где некогда останавливался Пушкин, приезжая туда сначала женихом, а потом мужем Натальи Николаевны Гончаровой. В честь поэта и театр назвали Пушкинским.

Переломным событием для Пушкинского театра стал 1900 год, в конце которого в Калугу был выслан известный эсдек Анатолий Луначарский. Тот быстро установил связь с владельцем фабрики. Знакомство переросло в дружбу.

...Во время последней войны усадьбе Гончаровых был нанесен огромный ущерб: сгорел главный дом, был сильно вырублен парк. Красный дом, увы, также не сохранился. Усадьба частично была восстановлена в конце 1970-х годов, во многом стараниями гончаровской бабушки, в то время известного московского архитектора, любившей повторять пушкинские строки, ставшие лейтмотивом ее жизни: «Не для житейского раздора, не для корысти, не для битв, мы рождены для вдохновенья».