Кому нужны проблемы?

- В последнее время часто слышишь, что Россия переживает так называемый репродуктивный кризис. Что, собственно говоря, это значит, и каким образом этот процесс сказывается на состоянии российской семьи?

- В первую очередь это означает тот прискорбный факт, что смертность в нашей стране догнала рождаемость, а в некоторых регионах даже превысила ее. Число разводов соперничает со свадьбами. Стабильно растет число детей, рожденных вне брака. Зато число многодетных семей постоянно сокращается. Прежде всего это связано с тем, что рождение ребенка влечет за собой социально-экономические проблемы. Возникает необходимость дополнительных затрат на содержание еще одного малыша плюс один из родителей, занятый воспитанием и уходом за ребенком, временно теряет трудовой доход. Пособия же, выделяемые государством на поддержку семей с детьми, выглядят как изощренная насмешка. Многодетность автоматически относит семью к группе малообеспеченных. Словом, рожать детей сейчас стало не только хлопотно, но и экономически небезопасно, посему родители, хоть как-то беспокоящиеся о будущем своих чад, предпочитают ограничиваться одним-двумя ребятами.

Наконец, к существовавшим в принципе всегда экономическим семейным проблемам добавились новые, в их числе самые, на мой взгляд, опасные - разрушение нравственных ориентиров и самой ценности семейных отношений, семейного уклада. Только в прошлом году и только в Москве за беспризорность и бродяжничество были задержаны почти 17 тысяч подростков, на профилактический учет в органах внутренних дел в том же году в столице было поставлено 4514 неблагополучных родителей. И эти цифры ежегодно увеличиваются.

Работа с семьями в нашей стране не налажена абсолютно. Создается такое впечатление, что всем все равно. Впрочем, иногда даже кажется, что некоторым чиновникам доставляет странное удовольствие помучить тех родителей, кто пытается всеми силами сохранить семью.

В одном из судов города Москвы рассматривается дело о лишении родительских прав женщины, виновной лишь в том, что ее ребенок психически нездоров. Иск о лишении родительских прав был предъявлен в апреле прошлого года муниципалитетом «Лианозово» в отношении одинокой мамы, у которой и так большое горе. Своими силами мать не могла обеспечить усиленный контроль над четырнадцатилетним подростком, который страдал склонностью к бродяжничеству и клептомании. Сережу по просьбе матери устроили в социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Отрадное», где мальчик прошел медицинское, психологическое обследование, специалисты провели работу по коррекции его социально-бытовых навыков. Люди, работающие в этом центре, рассказывают, что Сережина мама принимает самое деятельное участие в воспитании сына, по возможности время от времени забирает его домой, выполняет все рекомендации и консультации специалистов центра. Так вот, именно желание помочь сыну в его социальной реабилитации и было поставлено матери в вину. По мнению чиновников, с таким ребенком, как Сережа, возиться бессмысленно, его следует направить в психоневрологический интернат закрытого типа. Но так просто это не сделаешь, сначала мальчика необходимо признать сиротой, следовательно, без вины виноватую маму его надо лишить родительских прав.

Абсурд? Но это только на наш с вами взгляд. Дело все еще находится в суде, и очередное слушание назначено на 15 июня.

Таким образом, вместо того чтобы максимально поддержать проблемную семью, создавая и в дальнейшем условия, при которых родители детей с патологическим развитием личности получат реальную помощь, развивать сеть учреждений, куда можно временно поместить ребенка, если, например, контакт в семье отсутствует, органы по защите прав детей при поддержке исполнительной власти пытаются штамповать новых сирот при живых родителях.

- Но вообще-то, насколько я знаю, госорганы не очень охотно подают иски в суды на лишение родителей их прав...

- Да, поскольку сирота, которого суд признал таковым официально, лишив его родителей всяческих прав на ребенка, автоматически попадает под защиту государства, он получает право на социальные льготы и помощь, в том числе на внеочередное жилье, бесплатное обучение в вузах, причем с полным государственным обеспечением, повышенный размер стипендии, ежегодные пособия и так далее. Кстати, в случае с Сережей, я думаю, никакого внеочередного жилья не потребуется - из детского психоневрологического интерната его просто переведут во взрослый, вот и все льготы. Если же оставить мальчика с мамой, то как ребенок-инвалид он будет требовать к себе повышенного внимания со стороны различных госструктур.

У меня создается впечатление, что детство в России сегодня никого не интересует. Это не голословное утверждение. Скажем, нарушение жилищных прав детей и их семей - одна из наиболее тяжелых и актуальных проблем на сегодняшний день, и «черных дыр» в законодательстве здесь столько, что и не сосчитать. Небольшой пример: недостойные родители (те, кого все же лишили их прав) по действующему законодательству теряют в основном те права, которыми они пренебрегали, и до вынесения судебного решения - право на воспитание и образование ребенка, право на предоставление и защиту его интересов, право на истребование ребенка от других лиц, право быть усыновителями, опекунами. Что же касается жилищных прав родителей, сделавших невыносимой жизнь своих детей, то они незыблемы и охраняются Конституцией РФ (ст. 40). Родители остаются не только собственниками, но и нанимателями жилья со всем объемом принадлежащих им гарантий. Отец или мать могут годами не видеть ребенка, не заботиться и не вспоминать о нем, однако, когда им захочется вернуться в свое жилье, они сделают это беспрепятственно, а если понадобится, суд защитит права взрослых, проигнорировав и права, и желания ребенка. Так, например, судья Чертановского суда Москвы вынесла решение в пользу лишенной в 2002 году родительских прав бывшей матери 11-летнего Артема, отказав соответственно в иске бабушке мальчика о выселении этой женщины из квартиры за невозможностью совместного проживания.

Отец Артема умер в 2001 году. За несколько месяцев до его смерти мать мальчика, чьим кумиром давно уже стала водка, исчезла из дома, оставив сына на больного, умирающего мужа. К счастью, у Артема были еще бабушка и дедушка со стороны отца, которые и стали его новой семьей. Пьющая мамаша была лишена по закону родительских прав, и опекуном Артема назначили его бабушку. Но вскоре бывшая мама Артема вместе с новым своим сожителем появилась в доме сына, несмотря на все протесты и ребенка, и опекунов. Чертановский суд мнением мальчика по поводу совместного проживания с той, кого он наотрез отказывается называть мамой, не заинтересовался. Орган опеки и попечительства, который также категорически возражал против вселения горе-мамаши в квартиру к сыну, и вовсе был отстранен от участия в деле. «Суд, - как было заявлено в постановлении - не вправе произвольно, то есть без всяких оснований лишать ее (бывшую мать Артема) предоставленного ей законом права на жилище».

- А как же быть с жилищными правами ребенка?

- Хороший вопрос, который суд себе, в отличие от вас, не задал. Тем более что бывшая мама не только вселяется в квартиру, но и собирается превратить жилье в коммуналку, выделив себе и сожителю комнату, где сейчас пока еще живет ее сын. Сможет ли Артем «спрятаться от мамы» в других комнатах? Сможет ли бабушка защитить внука от человека, для которого попойки и разгульная жизнь давно стали нормой существования?