Владимир Яблонский на встрече выступил с небольшой речью: «.Я со студенческой скамьи занимался бизнесом, IT-проектами, более чем 15 лет назад пришел в социальную сферу. Больше 50 проектов разного рода удалось реализовать за это время - и в образовании, и в здравоохранении, в том числе на федеральном уровне, в частности, это такие IT-проекты, как электронные журналы и дневники, электронная карта школьника, инновационные системы, например, реорганизация системы профессионального образования - начального и среднего, разработка системы профориентации, детские сады нового поколения (сейчас мы над этим работаем).
Я очень рад, что в рамках АСИ отдельно выделены такие направления, как «Социальные проекты». Это очень важно, для меня это большая возможность и большой шанс что-то сделать - то, что зачастую на региональном уровне сделать не удалось. Не удалось, потому что зачастую внедряем решения вопреки системе, уговариваем, договариваемся, к сожалению. Во многом сам обжегся: думаю, что могу помочь другим - тем, кто хочет и может это сделать.
Социальная сфера сейчас работает, это довольно утяжеленная система организации, своего рода архаичный собес. Он неэффективно использует человеческие ресурсы и финансы, порождает очередную нехватку этих ресурсов - и людей, и финансов (средства дополнительно выделяют, значит, и больше вкладывают). На этом поле у нас работают бюджетные организации, разные ФГУПы, довольно много других структур. В то же время на рынке, в социуме есть много инициативных людей, которые находят себя в среднем бизнесе или в бюджетных организациях, в каких-то командах молодых или среднего возраста профессионалов, которые находят себя в НКО, в общественных организациях, выдвигают те или иные инициативы, но прорваться не могут: система зачастую не дает им ресурсы войти, скажем, в региональную или федеральную целевую программу поддержки малого бизнеса, поддержки общественных организаций.
Даже мы, работая внутри соцсистемы, годами не можем выиграть конкурс в том или ином московском или государственном ведомстве, что-то сделать, даже оттиражировать то, что уже удалось. Например, мы сделали карту учащегося в 300 школах Москвы уже несколько лет назад, но на федеральном уровне это никак не удается продвинуть, хотя проект универсальной электронной карты с этим прямо стыкуется.
У каждого губернатора есть свои структуры, свои интересы. Естественно, ситуация не развивается. Положительный опыт у нас есть, мне кажется, что те инициативные люди, которые есть в бизнесе, те, кто есть в бюджетных организациях, сегодня могли бы создать своего рода равновесную альтернативу той тяжелой сложившейся системе, которая у нас есть. Для этого их надо научить готовить проекты. Например, те люди, которые работают в бюджетной среде, не умеют упаковывать проекты.
Я очень рад, что мне повезло с коллегами. У нас, к счастью, был небольшой опыт командной работы, пока мы проходили разные этапы конкурса. На «Иннопроме» в том числе была возможность пообщаться и понять, что мы все друг друга поддерживаем, что у нас общие цели, общее видение и реальное желание что-то изменить. Те разные компетенции, которые у нас всех есть, их объединение и, может быть, правильная, действительно незабюрократизированная структура этого агентства позволят действительно что-то сделать, оттиражировать, например, те лучшие практики, которые на сегодня уже есть, либо те, которые мы будем искать по тому или иному набору критериев.
Наращивать бюджетные ассигнования или вкладывать очередные бюджетные деньги в эти инициативы считаю неправильным. Это должно идти от предпринимательства, от инициативы людей. Поэтому если говорить о структуре работы агентства, то, с моей точки зрения, есть четыре основных момента. Первый - организационный: надо найти людей, их много в нашей стране, их надо объединить, например, средствами современных социальных сетей. Сейчас уже на форуме агентства происходит 8 тысяч постов в день. Это удивительно, ведь его никто не раскручивает специально. Люди очень горячо обсуждают те проекты, те идеи, которые выдвинуты. Мы это будем активно развивать, поддерживать этих людей и защищать их на местах.
Второй момент - это постараться, насколько это возможно, изменить нормативное поле, выступив своего рода мотором для этих изменений, инициатором каких-то изменений, потому что нужно просто открыть дорогу, в частности среднему бизнесу, в социальную сферу. В Москве 1,5 тысячи государственных школ и примерно 150 частных, но открыть 10 частных школ трудно: это нереально и по нормативным причинам, и по косности системы, поэтому и хочется открыть ворота.
Третий момент - финансовые ресурсы. Это такие темы, как эндаумент, кредитование, естественно, приток частных инвестиций в любой форме в социальную сферу. При этом не должно ухудшаться качество образования или здравоохранения, не должно быть никаких (мы это тоже на «Иннопроме» обсуждали) резких изменений, которые как-либо могли бы ухудшить, не дай бог, качество жизни людей.
Четвертый и основной, наверное, момент - поддержка проектов и активных команд. Это бенчмаркинг, пиар на телевидении, в Интернете, за границей - везде, где только можно, тех людей, которым что-то удалось, это мониторинг того, что происходит на местах, обратная связь, точечные проекты, и главное - тиражирование лучших практик. У нас есть эти практики в регионах. Я в Екатеринбурге на «Иннопроме» с удивлением увидел много вещей, которых, как мне казалось, в регионах нет. Я понимаю, скажем, по своим проектам, что надо уже догонять, что где-то мы уже отстали, что нет тиражирования, информирования - над этим, я считаю, мы должны будем поработать. Я надеюсь, все получится».