В ХХ веке российскую историю выделили из истории остального мира, изучали отдельно, да еще разбив на периоды, по которым специализировались ученые. Не отсюда ли искаженные представления о судьбе России, якобы сбившейся с общемирового пути на обочину? Идеализация Запада и критически суровое отношение к родной истории, приводящее многих к болезненному комплексу неполноценности, что особенно проявилось в трудах по истории в 90-е годы ХХ века?
Но выросшая на этих критических книгах молодая плеяда историков вновь возвращается к изучению своей великой науки в традициях корифеев XVIII-XIX веков как к единому целому.
Мы побеседовали с одним из представителей этой плеяды - доктором исторических наук, заведующим кафедрой истории Московского гуманитарного университета Сергеем АЛЕКСЕЕВЫМ.

- Сергей Викторович, вы известны в основном как специалист по средневековой истории славян и Руси - издали двухтомник «Славянская Европа V-VIII веков», книги с многозначительными подзаголовками «Владимир Святой. Создатель русской цивилизации», «Ярослав Мудрый. Самовластец Киевской Руси». Однако ряд ваших работ связан с новой и новейшей историей. С чем связано ваше обращение к столь разным эпохам?
- Россия - цивилизация сравнительно молодая, и еще век назад общество наше оставалось традиционным. Ценности, основы культуры и мировоззрения, складывавшиеся в Средние века, продолжали и продолжают влиять на нашу жизнь. Потому особое звучание приобретают сквозные темы, которыми занимаюсь я и которым много внимания уделяется в научной работе нашей кафедры. Это история религии, культуры, мировоззрения, ментальности, эволюция политических систем, закономерности возникновения общественных конфликтов. Именно эти темы особенно важны для объективного понимания новой и новейшей истории, для осознания себя и своего народа в общей судьбе народов мира. Едва ли мы можем добиться полной объективности в познании истории ХХ века - слишком свежи у кого-то раны, у кого-то добрая память о былом. Но стремиться к такой объективности можно и нужно. Недавно наша кафедра провела конференцию, посвященную судьбам российских элит. История показывает, что старые, самоуспокоившиеся элиты неизбежно заменяются молодыми, энергичными. Почему? Вот одна из таких вечных тем.
Иногда очень полезно сравнивать развитие каких-либо тенденций в России и в других мировых регионах. Это позволяет избавиться от необоснованных комплексов неполноценности, которые подчас насаждаются у нас в головах. Взять, скажем, те же социальные потрясения ХХ века. То, что Россия пережила страшные страницы истории, принесла многочисленные жертвы не только во имя суровых государственных интересов, но и во имя умозрительных идеологий, правда. Но разве это была беда одной России? Не одна Россия после Первой мировой войны пережила гражданскую. Были революция и серия вспышек братоубийства в Германии, было крушение Австро-Венгрии, была война за независимость Ирландии против Британии и гражданская в самой Ирландии... ХХ век на Западе ознаменован диктаторскими методами правления, причем в жертву идеологии немецкого нацизма, открыто человеконенавистнической, отвергшей базовые принципы гуманизма, принесены десятки миллионов жизней. Во Второй мировой войне большая часть Европы капитулировала не только перед самой сильной армией мира - гитлеровской, но и перед фашистскими идеями. А СССР - и это неоспоримый факт - спас европейскую цивилизацию от уничтожения.
Все это, казалось бы, известно, но не мешает кому-то представлять новейшую историю Запада как рай в противовес советскому аду. Незачем идеализировать СССР, но критика его недостатков и пороков не должна сопровождаться идеализацией чужого, далеко не положительного опыта. С другой стороны, конечно, совершаемые на Западе ошибки и преступления никак не оправдывают совершаемого здесь. Просто, если говорить правду, то надо говорить ее обо всех. Пора научиться принимать историю таковой, какой она есть.
Большая ошибка - изучение российской истории в отрыве от европейской. Обе истории полезно изучать одновременно, параллельно. Многое бы прояснилось для нас в далеком прошлом. Но соединение это, конечно, не должно происходить так, как в 90-е годы, когда появлялись идеи растворить отечественную историю во всеобщей. Изучение истории Отечества должно быть первоочередным делом, внимательным и вдумчивым. Только так мы увидим, что роднит нас с Западной Европой, а что разделяет. Только так мы сможем оценить основательность тех жертв, которые регулярно приносили правители России в стремлении догнать и перегнать Запад. Запад, который, возможно, просто идет по другой, параллельной, дороге. Необязательно худшей или лучшей - просто по другой, обусловленной иными ценностями, иными культурными основаниями. Но было и много общего. У нас была опричнина при Иване Грозном, у них - просуществовавшее намного дольше висельное законодательство Генриха VIII. У нас - реформирование церкви патриархом Никоном, церковный раскол и огнепальный протопоп Аввакум. У них - Гуситские войны за реформацию церкви, Кальвин, Лютер, отделение от католичества протестантизма, религиозные войны с далеко не одной Варфоломеевской ночью. Про бурный ХХ век речь уже шла. Но революциями история Запада гораздо богаче, чем российская.
Кстати, вдумчивое сопоставительное изучение истории разных народов имеет и еще один плюс. Познавая их взлеты и падения, особенности развития, можно излечиться как от распространенного у нас, увы, низкопоклонства перед богатыми, успешными народами, так и от тесно связанного с этим презрения к народам бедным, отсталым. Познание истории народов России, кроме того, верное средство от губительной для нашей страны межнациональной розни: волею судеб мы живем, как и наши предки, на одной земле, под одним небом.
Исторически мыслящий человек понимает как корни, так и неизбежные последствия распада СССР или Югославии. Он видит, к чему может привести отдаление от России братских Украины и Белоруссии, отчуждение и враждебность исконно связанных между собой славянских народов...
- Ваша книга «Славянская Европа V-VIII веков» читается как увлекательный документальный детектив, в ней прослеживаются судьбы славян, населявших земли нынешней Восточной Германии, - бодричей, лютичей, вагров, ругов, шпреян... Это малоизвестная широкому читателю тема.
- Название «Славянская Европа» может выглядеть несколько провокативно, но именно в этом подспудный смысл. Огромен нынешний славянский мир, но в пору великого славянского расселения, в середине I тысячелетия нашей эры, в Европе он был гораздо больше. Многие славянские племена, известные древним источникам и первым славянским летописцам, ныне ассимилированы другими народами. Славянская кровь течет в жилах румын, венгров, албанцев и греков, немцев и австрийцев.
Венгерское королевство было основано пришедшими с Востока кочевыми племенами мадьяр на землях славянского Среднего Подунавья. Эти земли входили до того в состав Великой Моравии - древнейшего славянского государства, колыбели славянской письменности.
Глубокие следы оставили славяне во многих ныне неславянских областях Балкан, которые заселили в VII столетии. Так, большая часть современной Греции была вплоть до начала IX века занята различными славянскими племенами, и лишь в X веке Византийской империи удалось вполне восстановить свою власть над полуостровом Пелопоннес. А сложение албанского и румынского народов происходило на протяжении нескольких веков в результате слияния и взаимовлияния славянского и туземного компонентов.
Разрозненные славянские княжества Европы, не пожелавшие сменить языческую веру на христианскую по римскому образцу, не объединившись в сильное государство, были смяты немецким натиском на Восток. Пять веков продолжалось их противостояние, но закончилось поражением к XIII веку. А ведь именно тогда святой князь Александр разбил крестоносцев у рубежей Новгорода - в то самое время, когда языческая славянская Европа доживала последние дни...
Но еще спустя столетия феодалы онемеченных славянских княжеств носили подчас славянские имена и возводили родословные к славянским князьям - что говорить о простом народе! Другое дело, что славянский язык и народная культура находились под запретом, и к концу XVIII века последние «венды» утратили свою идентичность. Сохранили ее только лужичане, долго входившие в состав славянского Чешского королевства и ныне проживающие в Восточной Германии и, кстати, сохранившие свой древний язык.
- Как вы думаете, если бы полабские славяне приняли, как Киевская Русь, а за ней остальные княжества восточных славян, христианство по греческому обряду с богослужением на родном языке, что совершил герой одной из ваших книг - Владимир Святой, и если бы нашелся среди полабских славян такой самовластец, как Ярослав Мудрый, герой другой вашей книги, иной была бы карта современной Европы?
- Вполне возможно. Историческое значение принятия христианства большинством славянских народов огромно. И не последнее здесь - обретение международного признания, включение в семью христианских народов Европы, по крайней мере пытавшихся понимать друг друга на одном культурно-религиозном языке. А еще и преодоление племенной ограниченности, укрепление единых государств и общего самосознания, которое и ведет к становлению нации. Святой Владимир вполне может быть назван создателем самобытной русской цивилизации - его правление стоит у истоков цивилизованной истории Руси-России.
История, само собой, не знает сослагательного наклонения. Но все же исследование альтернативных путей ее хода очень способствует развитию исторического мышления школьников и студентов. Позволяет понимать настоящее, извлекать уроки на будущее, осознавать причины гибели великих цивилизаций в «реке времен», что «топит в пропасти забвенья народы, царства и царей», как воспринимал историю Гавриил Державин.
- А как относиться в свете этого к попыткам возродить древнерусское язычество?
- Намерения многих молодых людей, отдающих этому свои мысли, могут быть понятны. В первобытной старине они ищут спасения от мира машин и чистогана. Однако одно дело литературные фантазии, другое - реальность. Нашему обществу и так недалеко до нового варварства. Стоит ли ускорять процесс?
- Сергей Викторович, что делаете вы как педагог с пятнадцатилетним стажем для пробуждения у молодежи глубокого интереса к изучению родной истории?
- Прежде всего мы предлагаем студентам писать творческие работы на темы «Родословная моей семьи» и «История родного края». Сбор материалов: расспросы родни и старожилов, работа в архивах и библиотеках, размышления, анализ собранного, выводы... И главное - ощущение преемственности эпох, собственной причастности к истории Отечества воспитывают патриота. Между тем гражданско-патриотическое воспитание является одной из главных объективных задач современного российского образования. В теоретических разработках и практике как нашей кафедры, так и университета в целом решению этой задачи уделяется огромное внимание. Особенно важно в условиях открытых общественных дискуссий играть на опережение, давать честную и объективную интерпретацию острым проблемам. Ведь они обычно становятся поводом для идеологических спекуляций, в том числе антипатриотического свойства. Так что наша цель - сочетать честность и открытость в изучении истории с последовательной патриотической и гражданской позицией. Надеюсь, что мы помогаем нашим студентам сделать первые шаги к постижению большой истории нашей великой страны, любви к ней.
Глубокое знание исторической науки, ощущение кровной связи со своими далекими предками, изучение их драматического пути и свершений избавляют от комплекса неполноценности и позволяют выверять курс в завтрашний день, упреждая ошибки. И самое главное - знание истории творит мыслящего человека. Не только в гуманитарных вузах, но и обязательно в технических и естественно-научных, чтобы граждане нашей страны не стали слепыми жертвами исторических фальсификаций, чтобы убереглись от неверных действий, чтобы на исторических примерах осознавали, какие из них ведут к разрушению, какие - к созиданию. И долг историков - восстанавливать историю исчезнувших и здравствующих народов честно и непредвзято, проясняя причины гибели одних или процветания других, помогая обществу извлекать уроки из прошлого.


**Познание истории народов России, кроме того, верное средство от губительной для нашей страны межнациональной розни: волею судеб мы живем, как и наши предки, на одной земле, под одним небом.


**Глубокое знание исторической науки, ощущение кровной связи со своими далекими предками, изучение их драматического пути и свершений избавляют от комплекса неполноценности и позволяют выверять курс в завтрашний день, упреждая ошибки.