...В оздоровительном лагере имени Володи Дубинина недалеко от Кызыла утонули в реке две десятилетние школьницы. Пропажу детей обнаружили только вечером, их тела нашли ночью на дне реки Серебрянка...
...В Липецкой области в лагере «Спутник» на реке Олымь утонули девочка из летнего оздоровительного лагеря и ее вожатая - студентка 3-го курса Елецкого пединститута. Вожатая бросилась спасать тонувшую девочку, однако, не справившись с течением, утонула вместе с ней.
...На территорию лагеря «Таежный» в Красноярском крае ночью пробрался 40-летний Пашков, ранее судимый за изнасилование и освобожденный условно-досрочно. Он надругался над 16-летней девочкой, после чего скрылся, но вскоре его задержали.
...В лагере «Солнечный» под Новокузнецком отравились 14 детей и 3 вожатых. Руководство лагеря, вместо того чтобы немедленно госпитализировать больных, несколько дней скрывало факт отравления, даже не изолировав пострадавших, которые продолжали жить в отрядах.
...В лагере «Красная горка» Свердловской области 16-летний подросток найден повешенным.

Страшная хроника - будто с мест боев, а не отдыха. Какие только опасности не подстерегают ребенка в лагере! А ведь в преддверии летнего сезона Президент России Дмитрий Медведев поручил высшим должностным лицам обеспечить готовность организации отдыха и оздоровления детей и подростков к оздоровительной кампании. Ведь год от года дети в лагерях чувствуют себя все хуже. В 2010-м резко увеличилось число массовых заболеваний - пострадали 186 детей. Из-за несчастных случаев погибли 16 ребят. «Мы должны успеть сделать все необходимое для того, чтобы эти лагеря были в нормальном состоянии, были обеспечены как следует всем, что необходимо, и чтобы там были правильные условия для отдыха», - цитировали президента СМИ.
Не успели. Уже после первой смены Павел Астахов, Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка, сообщил, что ситуация остается тревожной: погибли 6 детей, произошло 5 случаев массового отравления. А ведь межведомственные комиссии, в состав которых входят представители государственных надзорных органов, признали лагеря вполне пригодными для отдыха. И только когда начались ЧП, стало выясняться, что готовы как-то не совсем. После трагедии под Кызылом обнаружилось, что в лагере имени Дубинина не только не было оборудовано специальное место для купания, но и разрешения-то на проведение водных мероприятий от МЧС не было. Более того, собственник - Федерация профсоюзов, между прочим, организация, призванная заботиться о тружениках и их детях, - экономя средства, отказалась от услуг правоохранительных органов. На выходе дежурили дети, которые и выпустили погулять за территорией двух десятилетних девочек. И «стражи порядка», и гуляющие приехали на отдых в группе воспитанников республиканской специальной (коррекционной) школы-интерната VIII вида! Чтобы было понятно - в интернатах восьмого вида содержатся дети с самыми серьезными нарушениями интеллекта. Погибшие девочки сказали, что им разрешили, а охрана поверила! О чем думал директор лагеря Алексей Борбрю? Не менее удивляет и Сергей Комиссаров, директор лагеря «Таежный» в Красноярском крае. Пробравшийся в девичий корпус педофил не чужой лагерю человек, знает все ходы и выходы, поскольку работал здесь после условно-досрочного освобождения плотником. Как человека, судимого за изнасилование, допустили к детям?
Впрочем, удивляться можно только непосвященному. Обоих «стрелочников» уже уволили. А ведь лагерь имени Дубинина не самый плохой в Туве, в местной прессе пишут, что есть и вовсе сооруженные на скорую руку. Денег у образования, как обычно, нет, думаю, начальство по традиции сказало директору: «Выкручивайся как можешь». «Таежный» и вовсе лагерь-передовик, Галина Вычужанина, первый заместитель начальника главного управления образования администрации края, перед сезоном отмечала хорошую подготовку его персонала к работе. Директор взял судимого плотника не на сезон, а на подготовку лагеря, потому что кто же еще будет работать за смешные деньги? Решил, что ничего страшного случиться не может под неусыпным присмотром полиции, которая дежурит в лагере. Зря надеялся - начальник ГУ МВД по краю Вадим Антонов в свою очередь винит педагогов, «потерявших бдительность во время сна».
Ужасающе типичная для России картина - никто не отвечает ни за порученное дело, ни за порученных детей. Лагерные педагоги - вообще тема отдельная. Институты развития образования повышение квалификации для них организовали, как и заказывал президент. Только поможет ли это? Например, Вера Чащихина, директор муниципального омского лагеря «Дружные ребята», говорит, что принципиально не берет учителей школ: они устали за год, поэтому проблемы неизбежны - они будут либо отдыхать на работе, либо «зверствовать». Но много ли таких принципиальных директоров, учитывая смешную зарплату воспитателя в 6-7 тысяч рублей? Но совсем темные лошадки вожатые. Им повышение квалификации не поможет. Потому что квалификации нет. Почему для того, чтобы провести урок, нужно учиться в педагогическом университете пять лет, а чтобы жить с детьми бок о бок 21 день, достаточно быть недоучившимся студентом?
- Работа в лагере требует особых умений и знаний, - считает Инна Дмитриева, кандидат психологических наук, преподаватель Кемеровского государственного университета. - Сравнительно недавно в отечественной психологии появился термин «дезадаптация», обозначающий нарушение процессов взаимодействия человека с окружающей средой. Пусковым механизмом дезадаптации является, как правило, резкое изменение условий жизни, привычной среды, в том числе и поездка в лагерь. Упрямство, неадекватные страхи, сверхчувствительность, неспособность сосредоточиться, неуверенность в принятии каких-либо, даже несложных, решений, повышенная возбудимость и конфликтность, частые эмоциональные расстройства, чувство своего отличия от других, лживость, заметная уединенность, чрезмерная угрюмость и недовольство, достижения ниже норм хронологического возраста, завышенная самооценка, постоянные побеги из лагеря, сосание пальцев, обгрызание ногтей, энурез, запоры, поносы, дрожание пальцев рук, говорение с самим собой - подобное описание симптоматики приводится у многих авторов. И каждый симптом надо распознать, над каждым поработать.
Теперь вспомните, мамы и папы, много ли вы видели психологов в лагерях? И способны ли на такую работу студентки сельскохозяйственного вуза, прошедшие трехмесячную подготовку? А в школу вожатых при Омском государственном педагогическом университете принимаются за небольшие деньги студенты любого вуза. Для меня, размышляющей, отправить детей в лагерь или нет, решающими стали слова лагерного спортинструктора с тридцатилетним стажем Елизаветы Приказной:
- Тяжело смотреть, как работают мои молодые коллеги. Недавно попала на купание в соседнем лагере. Помню, как это делали раньше - нам было мало красных поплавков, мы выстраивались вокруг плавзоны живым ограждением. В воду дети заходили по очереди, по свистку физрука. Нам, педагогам, в голову не приходило отдохнуть в сторонке!
Сегодня понятие «человеческая ответственность» подменено уголовной, которой никто никогда не боялся - далека и малореальна. Дети перестали быть заботой государственной. Говорить об их здоровье и безопасности можно сколько угодно, но количество лагерей сокращается - с прошлого года, например, их стало меньше почти на 70 штук. Новых не строится, а те, что еще стоят, держатся с трудом - построены еще в советские годы. Ведь финансируются лагеря как могут - за счет учредителя, муниципалитета, Фонда социального страхования, средств родителей и спонсоров. Фонд социального страхования берет на себя частичную оплату путевок. Спонсоров не напасешься. Учредители, как правило, те же муниципалитеты. Хорошо, если областные, а если нищие городские или, того хуже, районные? Так что указания указаниями, а выкручиваются регионы как могут.
- С одной стороны, разговоры о безопасности, на которую нужны, по-хорошему, очень серьезные деньги. С другой - надо отчитаться о количестве оздоровленных детей. Вот и мечемся между двух огней, - объяснил мне один из чиновников от образования. - ЧП, может, еще и не случится, а за то, что лагерь не открыли, точно по головке не погладят.
Поэтому неудивительно, что, допустим, в Пермском крае треть лагерей, в которых отдыхают дети, не соответствуют нормам противопожарной безопасности, по данным регионального МЧС. Многие оздоровительные учреждения проигнорировали запреты на деятельность, как сообщает глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко. Есть, конечно, положительные примеры. Алексей Рудин, директор Новосибирского детского санаторно-оздоровительного лагеря «Тимуровец», рассказывает:
- У нас очень строгий пропускной режим, в лагерь попасть нельзя даже родителям. На территории лагеря установлено видеонаблюдение - 16 видеокамер. В режиме онлайн просматриваем я и охрана. Информация хранится два месяца, можно в любой момент найти виновного или учавствовавшего в чем-нибудь плохом.
Правда, таких учреждений отдыха немного не только в Новосибирской области, но и в России, «Тимуровец» - один из лучших лагерей страны. Правда, в Красноярском крае теперь тоже говорят о том, что необходимо обеспечить видеонаблюдение в лагерях. Дай бог. А вот что делать, когда старые корпуса начнут рушиться на головы детей? Об этом никто не думает. Почему? В Омской области в этом году очень серьезно озаботились безопасностью детей в лагерях. Причем сделали это грамотно - начав с транспорта. Серьезно ужесточили требования к автоперевозчикам. Они коснулись оборудования транспортных средств, профессиональной пригодности водителей. Перед прохождением колонны проводится тщательное обследование всего участка дороги по пути следования автобусов с детьми. Маршрут передвижения разрабатывается от самой начальной точки отправления до конечной остановки на месте следования. Автобусные колонны, транспортирующие детей к месту летнего отдыха, двигаются в сопровождении усиленных экипажей автоинспекции.
Замечательно, если бы не одно «но» - меры эти приняты после того, как в прошлом году столкнулись автобус автоколонны, везущий детей в загородный лагерь, и автомобиль КамАЗ, в результате чего погибли дети и взрослые, которые их сопровождали. Трагедия обнажила проблемы, как сказал омский губернатор Леонид Полежаев. В то же время областное Министерство здравоохранения отказалось финансировать работу межлагерной поликлиники, укомплектованной врачом-педиатром, травматологом-ортопедом, врачом-инфекционистом, медсестрами, а также тремя каретами «скорой помощи». Теперь каждый лагерь обходится кем может - кто врачом, а кто и фельдшером - одним на все руки мастером. Увы, мастера без кавычек в лагеря ездят редко - они в частных клиниках подрабатывают. Между тем самая близкая зона отдыха - Красноярка - удалена от Омска на 40 километров, и ждать машину «скорой помощи» в случае чего придется очень долго.
Давно назрела необходимость государственной комплексной программы по спасению лагерей с солидным финансированием - тогда это будут не просто разговоры и приемки для галочки. Но еще раньше забылся Достоевский с его «слезинкой ребенка». Сколько еще должно случиться трагедий, чтобы наконец обнажились проблемы?