Храм Покрова Богородицы в Красном селе находится на Нижней Красносельской улице, недалеко от Комсомольской площади - площади трех вокзалов. А потому около него почти всегда можно увидеть вокзальный люд - голодный, оборванный и несчастный. Прихожане, расходясь после воскресной службы, смотрели-смотрели на это дело, бросали денежки в грязные ладони и картонные коробочки, а потом решили помочь бедолагам целенаправленно, продуманно и организовали общество «Люди вокзалов».
Раз Господь так упорно посылает к храму этих несчастных, значит, зачем-то это надо. Значит, надо это принять, не кривясь и не высокомерничая. Возглавил волонтерскую группу дьякон храма отец Федор Котрелев. Во время поездки в Рим он увидел, как помогают бездомным католические благотворительные организации, решил перенести их опыт на российскую почву. Суть в том, что каждый день двое-трое прихожан отправляются на вокзалы - Казанский, Ярославский, Ленинградский - и раздают нуждающимся нехитрую снедь: рис с тушенкой и чай. В отличие от волонтеров организации «Курский вокзал. Бездомные дети», которые два раза в неделю пригоняют к платформе Каланчевская полевую кухню и раздают еду всем бездомным и нищим (бывает, выстраивается очередь человек в триста), наши ребята оказывают адресную помощь.
Подопечные делятся на несколько категорий.
Первая - пожилые люди, у которых есть домишко где-то в глухой деревне, но пенсия две тысячи, не проживешь. Кто-то едет в Москву побираться. Кого-то дети просто выгнали из дому. Недавно умерла прямо в зале ожидания давняя постоялица вокзалов - ветеран войны, между прочим, медсестра, спасшая жизнь десяткам бойцов. У нее есть дочь, которой она оказалась не нужна... Вот Лидия Николаевна, которая привезла в столичную больницу мужа на лечение, он умер, а она осталась, сидит в зале ожидания и все ждет чего-то... У другой женщины, как она говорит, во время чеченской войны разбомбили дом, с тех пор она кочует по замкнутому кругу вокзальной площади.
Вторая категория - люди, приезжающие в столицу на заработки. Они часто по своей доверчивости становятся жертвами грабителей, лишаются денег и документов. Еще хуже, если какой-нибудь простодушный работяга, заработавший деньги и уже собирающийся отчалить домой, соглашается выпить бутылочку пива с приветливыми незнакомцами. Через день-два он очнется в каком-нибудь подъезде не только без денег и документов, но и раздетый до нитки, с трудом вспоминая, кто он и откуда. Таких волонтеры обувают-одевают, звонят родственникам, если бедолага помнит телефон, покупают билет и отправляют домой.
Третья категория - повздорившие со своими домочадцами и сбежавшие из дому. В таких случаях задача добровольцев - помирить их с родственниками и убедить вернуться домой. Совсем недавно всем миром наставляли на путь истинный девочку Наташу, которая конфликтовала с матерью и убежала из своего городка в Москву, тусовалась на вокзале. Подросток оказался трудным, но вменяемым. После душеспасительной беседы ее благополучно отвезли домой. Сейчас у Наташи с матерью отношения вроде наладились.
Есть еще одна, самая трудная категория - стремительно катящиеся на дно жизни, пьющие и уже ничего не желающие менять в своей жизни. Попадаются среди них и классические бомжи, кормят и их, ведь они тоже люди. Но в основном подопечные «Людей вокзалов» - бабы Даши, бабы Вали, которые встречают ребят как родных. Большинству из них надо просто выговориться. И может быть, главная задача волонтера - не просто сунуть стакан чаю в старческие руки, но суметь выслушать обездоленного человека, просто посочувствовать ему. Отец Федор говорит, что самая большая трудность, с которой пришлось столкнуться добровольцам, - это психологическое выгорание. Истории несчастных людей больно ранят сердце, жалость мучает, и хочется забыть это и не видеть больше. Но они все равно идут туда, где горе, боль и несправедливость, и помогают. За три с половиной года, что существует общество «Люди вокзалов», они вытащили со дна жизни сотни людей.


Сергей Петрович
Этот человек появился у храма в самом плачевном виде: раздетый до нитки и, разумеется, без документов и денег. Когда к нему вернулась память, он сообщил домашний телефон. Трубку взяла рыдающая жена, не чающая уже увидеть мужа живым. История, поведанная супругами, повергла в изумление даже повидавших всякое «людей вокзалов». В северном городе Онеге жил мужик с юга России, работал в колхозе, пьянствовал и так надоел всем своими пьяными дебошами, что весь колхоз скинулся и купил ему билет до дома. В провожатые ему дали серьезного и ответственного Сергея Петровича, который в свободное время служил алтарником в храме. А поскольку мужик был ко всему прочему еще и крайне неуравновешенный, то супруга дала Сергею Петровичу бутылку пива, в которую подмешала снотворное, чтобы этим напитком успокаивать буйного попутчика. Они благополучно доехали до Москвы. По этому случаю Сергей Петрович решил тоже выпить пивка и перепутал бутылки. Что было дальше, он не помнит. Очнулся в чем мать родила и пришел в храм... Недавно благодарные супруги прислали из Онеги отцу Федору посылку с клюквой - в знак благодарности за чудесное спасение.


Вьетнамский период
Одно время было много бездомных вьетнамцев. Нелегальные рабочие подпольных швейных фабрик, рынков типа «АСТ». Волонтеры увидели на вокзале молодую вьетнамку с трехлетней дочкой. Мамаша была наркоманкой, за ребенком не смотрела, та была вечно грязная... Отец Федор в посольстве восстановил документы. Нашелся человек, который дал деньги на билет до Ханоя (он стоил полторы тысячи долларов). Но за два дня до отъезда эта вьетнамка на Черкизовском рынке украла сумку. Ее - под суд, ребенка - в приют. Отец Федор рассказывал, что у него просто руки опустились. И вдруг звонок. Вьетнамка, принявшая православие, крестившаяся под именем Анна, муж у нее православный священник, нашла адвоката, деньги, через месяц эту вьетнамку освободили и отправили в Ханой. Обыкновенное чудо...


Комсомольская площадь, дом 2
Такой штамп стоит в графе «Прописка» в паспорте одного из подопечных отца Федора и его единомышленников. Это адрес Казанского вокзала. «В нашей стране все возможно», - комментирует отец Федор. Каких только персонажей не перевидали они за эти четыре года! Несколько месяцев их помощью пользовался... ирландец. Кто был этот человек, так никто и не понял. По-английски он говорил, как вспоминают ребята, «с рязанским акцентом», но очень бойко. Рассказывал какие-то невероятные истории, что сидел в тюрьме в Америке, потому что боролся за права евреев... в Австралии. Словом, был, мягко говоря, странноватым. Но не пил, был довольно опрятным, хотя и жил где-то под мостом. Единственное, что требовал, - хороший кофе. Европа!.. Обитал на Казанском пожилой благообразный человек, который говорил, что он единственный выживший в ядерном взрыве в Нарьян-Маре... И таких, своеобразных, среди вокзального люда немало. Но и к ним волонтеры относятся мягко и терпимо.


Вот они,
волонтеры общества «Люди вокзалов»
Дьякон отец Федор, выпускник филфака МГУ, специалист по древним языкам, отец восьмерых детей.
Дьякон отец Вадим, храм Св. Николая в Покровском.
Эльга Ширкова, студентка факультета вычислительной математики и кибернетики МГУ.
Светлана Розанова, преподаватель математики.
Юлия Гришина и Наталья Миллер, дизайнеры.
Кирилл Милосердов, журналист.
Андрей Михальченко, физик-ядерщик.
Леонид Именитов и Сергей Кислов, сотрудник издательства.
Анна Пальчева, журналист.
Сергей Рогов, математик.
Наталья Юрлова, программист.
И еще много замечательных людей, среди которых преподаватели, журналисты, домохозяйки, военные, даже протестантский пастор есть!
Общество «Люди вокзалов» работает в контакте с Епархиальной комиссией по церковной социальной деятельности. Информация о нем есть на сайте Милосердие.ру. Имеется сообщество в ЖЖ.


Говорят «Люди вокзалов»
Студенты-журналисты 2-го курса МПГУ встретились с руководителем общества «Люди вокзалов», дьяконом Фдором Котрелевым, отцом восьмерых детей.
- Зачем вы их вообще кормите?
- Христос велел кормить голодных.
- Плодите бездельников?
- Христос по этому случаю ничего не сказал. Если эти люди нарушают закон, пусть этим занимаются соответствующие органы. Наше дело - их накормить и помочь чем можем. Да, получается, что мы их приманиваем. Не кормить нельзя и кормить нельзя - вся асоциальная Россия будет здесь. Где же выход?
- На какие средства покупаете продукты и одежду для бездомных?
- На частные пожертвования и средства волонтеров. Нам очень помогает «Ирландский бар» на Казанском вокзале. Директор и менеджеры приняли решение два раза в неделю отдавать нам для бездомных оставшиеся порции. Многих благодаря им удается накормить.
- Много ли на вашей памяти случаев, когда человек вернулся к нормальной жизни?
- Процентов пять. Но это люди вполне социально благополучные, попавшие в трудные обстоятельства, а чтобы человек из самых низов поднялся - такого не помню. К сожалению, почти всех бомжей устраивает такое существование.
- Те, кому вы помогли, ценят это?
- Кто-то, конечно, ценит. Но очень часто никакой благодарности мы не получаем.
А через несколько дней студенты-добровольцы Юля Алкаева и Саша Лозовая отправились на вокзалы вместе с активными участниками общества - выпускницей МГУ Эльгой Ширковой и школьной учительницей математики Светланой Розановой. Все оказалось не так страшно, а бездомные - вовсе не пропитые грязные классические бомжики, а просто старые, никому не нужные люди, тихие и довольно опрятные. После мы сидели на Казанском вокзале в «Ирландском баре», хозяин и сотрудники которого помогают «Людям вокзалов» едой.
- Эля, почему вы лично этим занимаетесь?
- Человек - образ Божий. Страшно, когда он сидит на вокзале голодный, заброшенный. Хочется хоть что-то для него сделать.
- Вы помните свой первый выход?
- Да, мы пошли большой компанией - человек десять. Долго готовились, собирались, обсуждали. Многого боялись. Боялись заразиться, испачкаться, не вернуться домой. Но все оказалось не так страшно, как представлялось вначале.
- Насколько это опасное дело - обходить вокзалы в поисках нуждающихся?
- За три года, что я этим занимаюсь, ни разу не было никаких эксцессов. Мы со Светой Розановой обычно приезжаем во вторник в 11 вечера, потому что обе работаем. И нормально.
- Вы не боитесь заразиться чесоткой или туберкулезом?
- Ни одного случая за все эти годы не было. Нет, мы не надеваем перчатки - не хочется людей обижать недоверием. Какие-то меры предосторожности соблюдаем, конечно. Но когда кто-то от избытка чувств начинает хлопать по плечу, не оттолкнешь же человека?
- Эти люди привязываются к вам, а вы, наверное, к ним. Но это же очень тяжело... Они же и умирают, бывает...
- Да, бывает. Старики от сердечной недостаточности в основном. Да, мы к ним привыкаем, а они к нам. Но что в этом плохого? Ведь это же хорошо, когда люди нужны друг другу. Хуже, когда никто никому не нужен, ведь почти у всех наших подопечных есть дети, которым они не нужны. Вот это страшно. Они в нас находят собеседников, ведь этим старикам не хватает общения. Да, психологически это тяжело. Поэтому ходим примерно раз в неделю, чтобы не перегореть.
- Понятно, когда вы предлагаете еду тихой опрятной старушке. А если подходят цыгане или крепкие мужики-алкоголики?
- Вежливо объясняем, что они могут работать. Но если остается еда, даем и им.

И вот так каждый день, вместо того чтобы сидеть в мягком кресле перед компьютером или тусить в ночном клубе, смотреть сериалы, «Люди вокзалов» идут туда, где тихое горе соседствует с отчаянием, где брошенные покорные старики и опустившиеся опухшие бомжи. Идут, чтобы подарить им надежду. Потому что они ЛЮДИ.
Н.ЮРЬЕВА



Информация к сведению

Хотите оказать помощь движению «Люди вокзалов»? Приготовить и разнести еду, собрать одежду и обувь, купить банку тушенки или пачку риса? Вашему участию всегда будут рады!

Адрес храма: 107066, г. Москва, ул. Нижняя Красносельская, д. 12.
Телефоны храма: (495) 267-34-28, 267-19-68.
Адрес сообщества в ЖЖ - ludi_vokzalov
Протоиерей Андрей Логвинов