В Российской Федерации государственная политика в области образования основывается на Законе «Об образовании», на гуманистическом характере образования, приоритете общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободном развитии личности, воспитании гражданственности, трудолюбия, уважения к правам и свободам человека, любви к окружающей природе, Родине, семье (статья 2). Это означает, что системообразующие принципы современной российской школы основаны прежде всего на гуманистической философии, а также на либеральной и демократической идеологии, которые являются неотъемлемой основой любого самоуправления.

Исторически проявления этих системообразующих принципов в развитии российского образования пришлись на конец XIX - начало XX веков. Как один из результатов их воздействия можно рассматривать пристальное внимание выдающихся представителей российского общества к вопросам воспитания и обращение российских педагогов к идеям введения самоуправления в практику работы школы. Эту тенденцию мы можем связать с двумя факторами, которые получили широкий общественный резонанс в России середины - конца XIX века и каждый из которых имел под собой достаточно серьезное философское обоснование.

Первым фактором мы считаем активно развивающийся на основе широкой дискуссии в обществе и педагогического поиска процесс становления в пореформенное время российской системы народного образования и как одной из его составляющих системы школьного образования. Ко второму фактору, по нашему мнению, необходимо отнести широкое распространение в среде образованной российской общественности XIX века гуманистических представлений о природе социальных отношений и развернувшуюся острую полемику по проблемам влияния этих представлений на российскую действительность и вопросы воспитания.

Серьезное влияние на общественную и педагогическую мысль России конца XIX - начала XX века указанных выше факторов подтверждается и такими фактами, как создание при Педагогическом музее военно-учебных заведений отдела Я.Коменского (1892 год) и педологического отдела им. К.Ушинского (1904 год).

Действительно, рассматривая более подробно процесс становления системы российского народного образования в пореформенный период, можно утверждать, что самое серьезное влияние на него оказали идеи Я.Коменского (1592-1670), которые еще раз были всесторонне рассмотрены в период подготовки и празднования педагогической общественностью всего мира 300-летия со дня его рождения. В России появляется большое количество монографий и статей о Коменском, переводится на русский язык «Великая Дидактика», разворачивается дискуссия русских педагогов об использовании принципиальных идей Коменского для улучшения народной школы. С этого же времени изучение идей Коменского включается в программы и учебники по истории педагогики для учительских семинарий и институтов. Именно в те годы в России он был единодушно признан основоположником школы и педагогики нового времени.

Через все философско-педагогические сочинения Я.Коменского, который был ярким представителем либерально настроенной части европейского общества, проходит мысль, что правильное воспитание во всем должно сообразовываться с природой. Я.Коменский считал, что человек как часть природы подчиняется ее главнейшим, всеобщим законам, действующим как в мире растений и животных, так и в отношении человека. Особое внимание он обращает на то, что точный порядок школы надо заимствовать от природы, что необходимо исходить из наблюдений над теми процессами, какие повсюду проявляет природа в своих действиях. В своих трудах Коменский пытается установить закономерности воспитания путем аналогий с естественными «основоположениями», законами природы.

В рамках данной работы нам важно, что наряду с обучением Я.Коменский ставит вопрос о системе нравственного воспитания, которая строится на определенных базовых принципах, придающих законченную связь, целостность всему воспитанию. Нравственное воспитание по Коменскому протекает не только в процессе обучения, но и в условиях внеклассных занятий. К внешкольным занятиям Коменский относит в том числе игры и драматические представления. Он рекомендует телесные, гигиенические упражнения (беганье, прыганье, борьба, игра в мяч и т.д.), прогулки, сидячие игры, театральные представления. Последние развивают остроту человеческого ума, содействуют лучшему заучиванию и запоминанию в живой форме стихов, изречений, текстов; радуют учителей, родителей, публику, выявляют таланты, развивают мимику, речь, произношение, владение голосом, устраняют застенчивость и т.д.

Важно, что по Я.Коменскому в школе дети не только учатся, но и воспитываются как будущие граждане. Он предлагает в школе организовать нечто вроде «самоуправления», в котором хочет видеть отражение общества, государственного строя взрослых. Я.Коменский считал необходимым, чтобы школа в целом и каждый класс в отдельности «представлял из себя государство, со своим сенатом и председателем сената, со своим консулом или судьей, или претором». Иначе говоря, Я.Коменский стремился к тому, чтобы каждый класс и школа в целом представляли собой какое-то сообщество, которое обсуждает совместные дела. Это средство подготовки юношей к «жизни путем навыка к такого рода деятельности».

Таким образом, Я.Коменский преодолевает односторонность и узость подхода к воспитанию, борясь против его сведения только к интеллектуализму, отдавая себе отчет в важности воспитания чувств. Воспитание в его понимании направлено на развитие самых разнообразных способностей, охватывает различные виды деятельности, творчества детей и подростков. Такова по Я.Коменскому система воспитательных средств, которые должны формировать у учащихся нравственные представления, понятия, обеспечить их правильное поведение.

Стремлением преодолеть принятые догмы в системе российского образования характеризуется и дискуссия, развернувшаяся в обществе и длившаяся на протяжении нескольких десятилетий. Этот этап развития отечественной педагогической культуры видный российский педагог П.Каптерев назвал «периодом общественной педагогики». Вопросы образования тогда обсуждались на страницах общественной периодики широко и свободно, независимо от тех или иных официальных идеологических установлений. Главное устремление общественной педагогической мысли XIX в. было связано с разысканием важнейших компонентов деятельности воспитания собственно по П.Каптереву и сообщающих ей направленность на «всестороннее развитие богодарованных сил человеческой природы до возможной степени их совершенства».

Данная дискуссия напрямую была связана со вторым фактором, обозначенным выше и повлиявшим на формирование базисных принципов ведения воспитательной работы со школьниками, а именно распространением в среде образованной российской общественности XIX века гуманистических представлений о природе социальных отношений. Безусловным является то, что идеи, высказанные известными гуманистами Европы периода Возрождения, Реформации и Просвещения, существенно повлияли на философские и идеологические позиции многих общественных и государственных институтов в России, в том числе и церкви. К середине XIX века в России уже сформировалась собственная философская школа, широко апеллирующая к великим философам, придерживающимся гуманистических взглядов.

Более того, развитие в стране гуманистической философской мысли обеспечило России и особое место во влиянии на мировую педагогическую науку. Прежде всего это влияние выразилось в многообразии подходов к воспитанию подрастающего поколения, предложенных в ходе очень активной, а временами и ожесточенной дискуссии по проблемам педагогики, которая велась в России в конце XIX - начале XX века.

К проблемам воспитания и обучения в пореформенный период обращались многие российские мыслители, но, пожалуй, самое большое влияние на общественность оказали труды К.Ушинского. Он не был во всем приверженцем гуманистических идей, оставаясь глубоко религиозным человеком, но во главу своих исследований поставил глубокий синтез знаний о человеке.

Педагогическая наука согласно исследованиям К.Ушинского должна основываться на широкой антропологической базе, и прежде всего на психологических и физиологических знаниях о возрастном развитии человека. (Заметим, что одним из первых экспериментально-педагогических исследований, положивших начало антропологическому направлению в педагогике, явилось «Исследование о действии усталости учеников в силу умственной работы», опубликованное русским психиатром И.Сикорским еще в 1870 году). В связи с этим уместно вспомнить ставшие крылатыми слова К.Ушинского: «Если педагогика хочет воспитывать человека во всех отношениях, то она должна прежде узнать его тоже во всех отношениях».

Педагогические взгляды К.Ушинского можно систематизировать следующим образом:

1. Идея народности образования.

2. Требование всеобщего обязательного обучения детей обоего пола на родном языке.

3. Изучение физических и психических особенностей обучаемых, влияния «непреднамеренного воспитания» (т.е. общественной среды), учет уровня культуры каждого учащегося и «духа времени».

4. Опора в процессе целенаправленного («преднамеренного») воспитания на достижения «антропологических наук», т.е. наук о человеке: философии, политэкономии, истории, литературы, психологии, физиологии, анатомии и др.

5. Соблюдение исторической преемственности поколений в процессе воспитания, которое «...совершенствуясь, может далеко раздвинуть пределы человеческих сил: физических, умственных и нравственных».

6. Формирование активной и творческой личности, что предполагает соединение в единый процесс образования, воспитания и трудовой деятельности молодежи в различных ее формах.

7. Соблюдение важнейшего дидактического принципа: в процессе усвоения знаний главная роль принадлежит мышлению, а не памяти.

Подходы К.Ушинского были очень популярны и всерьез поставили педагогов перед необходимостью критической переоценки устоявшейся в России системы воспитания и пересмотра традиционных подходов к воспитательной деятельности, прежде всего на основе концепции национального воспитания, предложенной К.Ушинским. Эта концепция базировалась на его утверждениях о том, что каждый цивилизованный народ на протяжении веков выработал собственную систему воспитания и образования, отвечающую интересам национального развития. Такая система основывается на том национальном идеале человека, каким он представлялся в каждой стране. «Несмотря на сходство педагогических форм всех европейских народов, у каждого из них своя особенная национальная система воспитания, своя особая цель и свои особые средства к достижению этой цели», - утверждал педагог. Применение в России системы образования, построенной на «абстрактных или иностранных началах», окажет, по мнению К.Ушинского, слабое или даже негативное воздействие на развитие российских учеников.

Из этих утверждений педагог делал выводы о существовании у людей только одной, общей для представителей одного этноса «природной наклонности», которую он называл «народностью». Именно на «народность», как утверждал К.Ушинский, должен опираться педагог в своей деятельности. Автор весьма категорично утверждал: «воспитание, если оно не хочет быть бессильным, должно быть народным», т.е. сообразным особенностям национального характера. По К.Ушинскому, конкретные формы воспитания и обучения также должны оставаться национальными. Иначе эффективность педагогического воздействия на ребенка будет заметно снижаться.

Следует отметить, что К.Ушинский давал достаточно ясные и четкие определения идеалов воспитания в ведущих западноевропейских странах - Англии, Франции, Германии. В то же время он очень категорично высказывал пессимистические мысли по поводу будущего развития такой великой страны, как Китай, считая, что страна находится в стадии многовекового «гниения», не имея никаких идеалов. Когда же дело касалось России, осмысление автором сущности русского народного характера становилось весьма расплывчатым и двойственным. Так, например, отстаивая необходимость уберечь российское воспитание от внешних реформ, К.Ушинский подчеркивает, что «хотя, конечно, очень многое можем и должны занять из опытов иностранной педагогики, но не должны забывать, что для младенца тогда только не вредна чужая пища, когда он, вскормленный молоком матери, уже приобрел достаточно сил... Такою родимою грудью является для нас наша народность и наша народная религия, соединяющая каждого из нас с каждым русским, хотя бы он скрывался далеко от глаз наших в самой темной массе народа или в самом отдаленном уголку нашей неизмеримой отчизны, - соединяющие нас с давно отжившими и грядущими поколениями, словом, со всем тем, что одно дает нам прочное, историческое, а не эфемерное существование». Но такие достаточно абстрактные аналогии можно отнести и к формированию «народности» у любой другой нации.

Тем не менее К.Ушинский постоянно утверждал собственную позицию, что неизменной отличительной чертой русского народа в противоположность западноевропейским нациям является лишь прочная православная вера. По мнению К.Ушинского, «современная педагогика исключительно выросла на христианской почве, и для нас не христианская педагогика есть вещь немыслимая - безголовый урод и деятельность без цели, предприятие без побуждения позади и без результатов впереди». И далее: «Но если отвратителен образ человека, который, рассказывая всем о своих строгих постах и длинных молитвах, втихомолку берет взятки и давит своего ближнего, то разве не точно ли так же отвратителен образ человека, торгующего европейскими идеями гуманности и образования?»

Можно смело утверждать, что К.Ушинский такими однозначными подходами к воспитанию на многие годы вперед задал обширное поле для дискуссий у российских педагогов.

Критиковали К.Ушинского за разное. Интересна критика его идей, предложенная Л.Толстым. В принципе поддерживая саму систему обучения детей в школе и «народность» образования, великий русский писатель хотя и скрыто, завуалированно, но яростно критиковал прежде всего излишнюю антропологичность у К.Ушинского, усматривая в ней ограничения для свободного развития ребенка. Именно к К.Ушинскому относилось горькое замечание Л.Толстого о том, что педагоги-теоретики, вместо того чтобы понять предмет воспитания - свободного ребенка, предлагают изучать его всесторонне. Но ведь при этом исчезает свободный ребенок, превращаясь в объект, в абстрактную логическую схему. Толстой считал, что «человека изучать со всех сторон равносильно тому, что изучать предмет, у которого столько сторон, сколько радиусов в шаре, т.е. без числа, и что нельзя изучать со всех сторон, а надо знать, с какой стороны важнее, нужнее... и волей-неволей устанавливается последовательность. Вот в ней-то все и дело».

Пожалуй, в этих словах Л.Толстого в наиболее полной форме было выражено отличие подходов приверженцев гуманистических взглядов, согласно которым безусловный приоритет отдавался свободе личности, от позиции сторонников «народности», опиравшихся на вечные ценности христианства.

А вот многие российские педагоги, приверженцы либеральных идей, в конце XIX - начале XX в. весьма критически отзывались о теории национального воспитания К.Ушинского. Так, например, П.Каптерев утверждал, что специфические национальные черты должны присутствовать в педагогике, но они вторичны по отношению к «общечеловечным». Фактически это было утверждение о приоритете общечеловеческих педагогических ценностей над национальными. Можно утверждать, что П.Каптерев одним из первых в отечественной педагогике предложил гармоничное сочетание общечеловеческих ценностей и «народности» при формировании образовательной среды в России.

Со своей стороны П.Каптерев развивал новую для российской педагогики точку зрения на соотношение между самообразованием и образованием. Обыкновенно считалось, что главное для детей, достигших школьного возраста, - это занятия в учебных заведениях, получение там знаний и умений по определенной программе; самообразование же - что-то добавочное, чего может и не быть. В действительности же согласно его представлениям главным является самообразование, а вспомогательным - образование. Другими словами, не школьные программы - основа общего развития и подготовки к жизни, а, наоборот, самообразование и саморазвитие - это основа школы, и последняя так и должна быть ориентирована. При таком подходе виден несомненный приоритет воспитательного воздействия на детей при глубоком знании самого ребенка, чему П.Каптерев уделил огромное внимание в своих работах. И в этом он был близок в подходах к К.Ушинскому.

П.Каптерев предлагал определенную систему мер, чтобы учебные заведения соответствовали подлинной роли саморазвития и самовоспитания детей. Так, число обязательных учебных курсов должно быть минимальным, а не максимальным (что тесно согласовалось с теорией Я.Коменского); необходима возможность выбора между самыми разными сочетаниями учебных предметов, с тем чтобы каждый своеобразный ум мог найти в них подходящие упражнения для своего саморазвития. При этом у учащихся должен быть постоянный досуг для самостоятельных занятий полюбившимися предметами. Особо П.Каптерев указывал на использование игр в учебном процессе как на очень положительный момент в жизни школ. Особо необходимо выделить постановку П.Каптеревым проблемы исследования развития прав детской личности как специального предмета историко-педагогической науки.

Развитие либеральных взглядов в России и их особое влияние на педагогическую общественность подтверждается и тем фактом, что именно П.Каптереву в 1915 году министр народного просвещения П.Игнатьев поручил возглавить «мозговой центр» подготовки реформы образования. И то, что в итоге коллективом ученых и практиков были созданы глубоко научно проработанные материалы по реформе образования, - весомая заслуга П.Каптерева. Эти наработки легли в основу решений состоявшегося уже после установления советской власти первого Всероссийского съезда по просвещению (август 1918 года), принявшего «Декларацию о единой трудовой школе» и соответствующее «Положение». Здесь в атмосфере острейшей борьбы и столкновения радикального революционного варианта, по сути разрушавшего уже сложившуюся в России школу, и варианта, существенно ее реформировавшего, победил более умеренный, либеральный.

Именно решением этого съезда создали ту атмосферу энтузиазма и подвижничества, которая в начале 20-х годов характеризовала поиски принципов новой свободной школы, школы для свободных людей. Новая власть за неимением собственных «пролетарских» педагогических кадров вынуждена была привлекать к образовательному процессу «буржуазных спецов». Очень активно в педагогический поиск включились многие известные российские педагоги и психологи. Среди них можно назвать таких, как А.Бакушинский, П.Блонский, Л.Выготский, А.Макаренко, А.Пинкевич, С.Шацкий и др. По их инициативе в эти годы в Москве были созданы Академия социального воспитания (1919 г.), научно-исследовательские институты методов школьной работы (1922 г.), методов внешкольной работы (1923 г.), научной педагогики при 2-м МГУ (1926 г.), в Ленинграде - Институт научной педагогики (1924 г.).

Нам интересен еще один аспект, характеризующий события, произошедшие на съезде. На нем в полной мере проявилась тогда еще возможная борьба либеральной и социалистической идеологий, которые на протяжении многих десятилетий конца XIX - начала XX века будоражили российскую общественность.

Будучи достаточно разными по философским и концептуальным основам, находясь на протяжении всей истории своего развития в состоянии перманентной ожесточенной борьбы между собой, эти две идеологии имели одно начало - идею освобождения и самовыражения личности, которая не могла быть в обществе выражена иначе, как через развитие самоуправления. Поэтому место личности в системе общественного самоуправления у либералов и социалистов определялось по-разному.

Либерализм, предполагая принцип свободы личности, ее самоценности по отношению ко всем общественным институтам, ответственность личности как перед самим собой, так и перед обществом и признание прав на самореализацию всех людей, неизменно отстаивал требование индивидуальной свободы, достоинства человеческой личности и терпимость ко взглядам и убеждениями других людей. Поэтому система общественного самоуправления, строящаяся на данных основах, отличается большой степенью автономности от центрального управления.

Социализм, в своей теории имея идею равенства и братства всех людей, основанную на равенстве социальную справедливость, приоритет общественного над личным, признание необходимости энергичного вмешательства государства в регулирование общественных отношений, ставит в основу социальных отношений прежде всего ответственность личности перед обществом. При социализме присуще единство централизованного управления и регламентированного самоуправления, что и составляет основу целенаправленного управляющего воздействия в обществе. Ж.Ж.Руссо назвал такое объединение людей общественным договором, при котором каждый отдает обществу себя и все свои возможности при главенстве общих интересов.

В России идеи социализма многие его последователи достаточно тесно соотносили с общинным устройством крестьянских отношений и связывали их с теми отношениями, которые складывались в западноевропейских коммунах. В связи с этим были достаточно распространены идеи коммунального (коммунарского) самоуправления.

В России на рубеже XIX-XX веков в педагогическом сообществе сложилась ситуация, когда в крупных городах, их мы можем назвать и университетскими центрами, преобладание получили либеральные идеи, а социалистические были распространены среди учителей, работающих в других регионах страны. Сторонники либерализма прежде всего обратили внимание на получение высшими учебными заведениями достаточной автономии от государства, вполне справедливо полагая, что свобода личности может быть воспитана, прежде всего, если ее будут воспитывать свободно мысляющие профессионалы. После опытной апробации на примере свободного управления высшими учебными заведениями следующим этапом для либералов было реформирование всей системы образования. Социалисты пошли другим путем. Они провозгласили «поход в народ», считая, что надо уже сейчас нести в народные массы идеи освобождения. Поэтому первые опыты в России по внедрению как можно более полного самоуправления в деятельность других коллективов мы можем смело связать с теми педагогами, которые больше ориентировались на социалистические идеи.

Мы не будем останавливаться на неизвестных в настоящее время большинству российских педагогов опытах. Оставим их изучение историкам педагогики. Обратимся к тем, которые давно стали классическими примерами.

Одним из первых обратился к проблематике детского самоуправления С.Шацкий, который в 1906 году создал вместе с группой единомышленников в Москве в Марьиной роще своеобразное общество (поселок) культурных людей, селившихся среди бедного населения для организации просветительской работы. Это общество получило название «Сетлемент» и объединило уже действовавшие там клубы-кружки.

В основе воспитательной системы «Сетлемента» лежала идея «детского царства», где каждый воспитанник получал возможность для всестороннего развития сил. Мальчики и девочки объединялись по интересам и принципу товарищества. Каждый клуб по интересам имел свое название и разработанные детьми правила регулирования взаимоотношений, которым строго следовали и взрослые, руководители клубов. Решения, принятые на собраниях клубов и на общем собрании, считались обязательными. Все структурные элементы в воспитательной системе «Сетлемента» подчинялись поставленной цели - создать максимально благоприятные условия для самовыражения личности и ее самореализации.

В 1909 году С.Шацкий создал общество «Детский труд и отдых», а в 1911 году в рамках общества открылась детская летняя колония «Бодрая жизнь». С.Шацкий вместе со своими сотрудниками проверял идеи связи трудовой, эстетической и умственной деятельности, взаимоотношения воспитателей и воспитанников, динамики развития детского сообщества. Колония «Бодрая жизнь» продолжала существовать до 20-х годов XX века, уже в советское время, внедряя в практику работы самоуправление детей и обращаясь к вопросам лидерства в детском сообществе.

Деятельность С.Шацкого и его коллег очень показательна с точки зрения ее восприятия официальными властями как до революционных событий 1917 года, так и в последующие годы. Если культурный поселок «Сетлемент» уже в 1908 году был закрыт как «попытка проведения социализма среди детей», то в 20-е годы «Бодрая жизнь» была распущена как «носитель буржуазных идей, противоречащих принципам пролетарского воспитания».

Революция октября 1917 года и победа советской системы власти на территории всей России в начале 20-х годов привели к тому, что социалистические подходы остались единственно возможными в организации образовательной работы в советской школе. Либеральные подходы к организации системы образования в России были забыты на долгие семьдесят лет.

Интересную интерпретацию получили и взгляды К.Ушинского. Например, принцип народности в образовании стал рассматриваться как признание творческой силы трудового народа в историческом процессе и его предпочтительное право на получение образования. Историческая преемственность поколений в процессе воспитания рассматривалась с классовых позиций, с абсолютным доминированием классовой ненависти к «угнетателям».

В педагогической практике 20-х годов в связи с разработкой и апробацией идей трудовой школы и начавшейся «борьбой с беспризорничеством» большое распространение получили опытно-показательные школы и школы-коммуны. Примеров здесь много. Это и Московская опытно-показательная школа имени П.Лепешинского, которой руководил М.Пистрак, и коммуна «Красные зори», руководимая И.Иониным, и «Школа социально-индивидуального воспитания им. Ф.Достоевского для трудновоспитуемых» - легендарная «Республика ШКИД», возглавляемая В.Сорока-Росинским, и другие. Именно здесь, в условиях компактного коллектива, объединенного достижением ясной цели и при этом в значительной степени изолированного от взаимодействия с внешним миром, делались замечательные наработки по внедрению в практику детского самоуправления.

Но сегодня мы наиболее полное представление о деятельности такого типа школы-коммуны и действующем там детском самоуправлении имеем из трудов А.Макаренко, описавшем в хорошем литературном стиле жизнь коммуны имени Ф.Дзержинского, которой он руководил. Опыт Макаренко был труден, но он привел к успеху. В конце 20-х годов, когда первые воспитанники коммуны стали реальными помощниками в реализации идеи детского самоуправления, положения «Конституции страны ФЭД», единственного документа, по которому строилась вся жизнь коммунаров, стали определяющими и для взрослых, и для детского коллектива.

Педагогический успех А.Макаренко навсегда остался в сердцах советских и российских педагогов. К его опыту обращались и обращаются всегда, когда начинается поиск в области развития детской инициативы, мотивации к деятельности и самоуправления в детском коллективе. Одним из стремлений воплотить идеи А.Макаренко в практику работы обычной городской школы можно назвать опыт, начатый в 1943 году и длившийся несколько десятилетий в школе № 58 г.Краснодара под руководством Ф.Брюховецкого.

В истории российской педагогики советского периода особого внимания требует педагогическая деятельность И.Иванова и поднятая его опытом (Коммуна юных фрунзенцев, Коммуна им. А.Макаренко) волна коммунарского движения, возникшая в 60-х годах XX века. В основе коммунарского движения лежала идея коллективных творческих дел, которая привела к возникновению неформальных коллективов (коммунарских клубов), члены которых в той или иной мере являлись последователями педагогической методики И.Иванова. Эта методика в педагогической литературе известна под разными наименованиями: коммунарская методика, методика коллективных творческих дел, орлятская методика и пр.

К сожалению, приходится признать, что приведенные выше примеры не получили сколь-либо продолжительного практического апробирования и остаются, пожалуй, единственными образцами стройных моделей воспитательных систем в российской и советской педагогике. Остальные разработки можно назвать производными от тех идей, которые пытались реализовать на практике С.Шацкий, А.Макаренко и И.Иванов.

Какие подходы к самоуправлению выберет российский педагог?

Мы понимаем, что снова ставим работников школы перед выбором. С одной стороны, достаточно проработанные и известные системы воспитательной работы, выстраиваемые с применением принципов самоуправления, которые стали очень популярны, но не были широко внедрены в практику работы советской школы (Коммуна им.Ф.Дзержинского и коммунарская методика И.Иванова). С другой стороны, поиск новых форм школьного самоуправления, ориентированных на современную российскую действительность и ценности, которые становятся все более значимыми для людей.

В последние годы была преодолена замкнутость российской педагогической науки, которая в советский период базировалась в основном только на тех изысканиях, которые осуществляли представители советской науки и образования. Теперь стал доступен опыт, полученный в организации образовательного процесса всем мировым сообществом. Одним из направлений поиска и практической работы педагогов всего мира было выстраивание школьного самоуправления. В разных странах в основе такого поиска и практики лежали, как правило, те принципы, на которых строится и сама система управления в государстве. Для большинства стран эти принципы основывались на либеральных ценностях.

Наиболее распространенной в настоящее время в других странах, где ставится задача о внедрении в практику работы школьного самоуправления, является такая его форма, которая получила название «школьное сообщество» (Communities In Shools). Это направление возникло в американской педагогике и педагогической психологии несколько десятилетий назад. При проведении школьной реформы в Европе и Америке данный подход получил широкое распространение и сейчас является одним из ведущих. Он базируется на принципах демократии, коллегиальности, эффективности школы, ситуационного лидерства, взаимного интереса учащихся и учителей друг к другу и применяется как к результатам, так и к процессу обучения (то есть получения знаний учащимися) и преподавания (то есть деятельности учителя).

По определению одного из ведущих специалистов в этом подходе T.J.Sergiovanni, важнейшей характеристикой школ, действующих на уровне «школьного сообщества», является равноправное взаимодействие между всеми участниками процесса обучения - администрацией школ, учителями, учениками и родителями - в их стремлении жить по законам «сообщества». Другими характеристиками являются рефлексия происходящего всеми участниками и экзистенциальный подход к опыту, получаемому в процессе обучения и преподавания (V.Battistics и др.); постоянная рефлексия и развитие процесса взаимодействия (P.Hall); свободно согласованная учебная деятельность, отличающаяся всесторонним и легкодоступным обучением высокого качества (P.Hall). «Школьное сообщество» предполагает сотрудничество, взаимосвязь учеников и учителей в творческом решении их проблем. Противоположной моделью является «формальная организация», то есть тип организации, при котором школа рассматривается как жесткая иерархия, в которой существуют четко обозначенные роли и соответствующие ролевые ожидания.

В русле подходов «школьного сообщества» школа рассматривается как организация учителей и учащихся, которая не может существовать без:

взаимного доверия всех участников педагогического процесса;

соблюдения всеми этических и моральных норм;

участия всех, начиная с первоклассников и кончая директором, в совместной выработке и достижении целей обучения. Разумеется, каждый делает это на уровне своих умений и знаний, но выслушиваются и обсуждаются мнения всех;

осознания учениками и учителями своей причастности и значимости в общем деле, правомочности в решении школьных проблем и организации работы;

постоянного проведения работы (дискуссий, рефлексии), направленной на то, чтобы в школе существовал общий подход к пониманию ценностей образования;

сотрудничества и взаимосвязи учеников и учителей;

работы на основе диалога и дискуссии как метода обучения;

активного участия всех в свободно согласованной учебной деятельности, ведущей к намеченным результатам.

При этом определяются пять основных составляющих, без которых невозможен успех в развитии образования:

1. Участники, выстраивающие равные отношения через специальное внимание к этому и заботу об этом взрослых.

2. Безопасная для здоровья образовательная площадка, которая создала бы условия для получения знаний и развития.

3. Получение к окончанию обучения навыков участия в рыночных отношениях.

4. Забота о здоровье в начале обучения, обеспечивающая и будущее здоровье.

5. Стремление разделить свой опыт и успех с теми, кто рядом с тобой и всем сообществом.

По мнению зарубежных педагогов, активно участвующих в разработке и обосновании именно таких подходов к школьному самоуправлению, «школьное сообщество» - реальный путь построения нового общества в школе. Для этого не требуются глобальные структурные перестройки, большие финансовые затраты, но результатом будут демократические, «семейные» взаимоотношения, которые смогут служить ученикам реальной моделью отношений в обществе в целом. Процесс обучения и воспитания в таких школах направлен на то, чтобы подготовить детей к будущей самостоятельной жизни в обществе путем передачи им знаний, стилей отношений и мышления, норм, ценностей, устремлений и моделей деятельности. Отношения на уровне «школьного сообщества» дают детям демократическую модель взаимоотношений не на словах, а на деле.

Думается, что опыт педагогов других стран может быть полезен и нашей школе. Тем более что Россия все более входит в те политические и экономические отношения, которые уже столетия определяют развитие всего мирового сообщества.

Действительно, кроме самого выбора в пользу самоуправления перед российской педагогической общественностью стоит еще и проблема того, какая модель школьного ученического самоуправления наиболее приемлема. Ориентироваться исключительно на опыт, достигнутый в советский период, выбрать уже проработанные модели, внедренные в практику образовательной деятельности в других странах, или же заняться моделированием оригинальных форм, учитывая при этом уже имеющийся разнообразный опыт? Чувствовать себя уверенно в такой ситуации непросто.

Давать советы сложно. Тем более что здесь обязательно внедряешься в такую чувствительную сферу, каковой являются личные предпочтения и убеждения читателей этих строк. Можно лишь выразить свое убеждение в том, что если вы хотите внедрить в собственную практику работы тесное взаимодействие со школьным самоуправлением, то кроме вас это еще должно быть нужно большому числу людей. В первую очередь молодым людям, обучающимся или воспитывающимся в вашем образовательном учреждении, и их родителям или законным представителям. Кроме того, школьное самоуправление в вашем образовательном учреждении не должно быть реликтом прошлых времен, а очень гибко реагировать на те изменения, которые происходят как в том местном сообществе, где вы сами проживаете, так и в жизни всего российского общества.

На чем мы можем еще остановиться?

В следующем материале речь пойдет об основах моделирования ученического самоуправления.

Уважаемы