Все педагогические регалии, которые существуют, - на груди у Якова Левина. Заслуженный учитель Российской Федерации, кандидат педагогических наук, член Международной ассоциации имени Макаренко, лауреат екатеринбургской премии имени Татищева в области образования, культуры и искусства. Участник войны, он 55 лет в педагогике. После окончания Великой Отечественной, так получилось, поступил в нефтяной институт, но гуманитарная сущность взяла свое. Определила его дальнейшую судьбу книга Макаренко «Педагогическая поэма». Яков Наумович накопил огромный опыт реальной работы в школе, который в последние годы передает другим в письменной форме, им создано 16 книг и серия статей в отечественной и зарубежной печати. Главный труд - документальная повесть «Педагогическая поэма продолжается». Уже изданы два ее тома, недавно завершена работа над третьим, он готовится к изданию. Вот уже 20 лет Яков Наумович руководит научно-практической лабораторией «Личность и коллектив» отдела образования Октябрьского района Екатеринбурга.


Реабилитация воспитания
- В нашем образовании постоянно происходят реформы и модернизации. Как вы считаете, чем это вызвано?
- Можно долго и упорно продолжать изменения и перекраивания, но какой смысл? По-моему, очевидно, что Закон «Об образовании» 1992 года не выдержал испытания временем. Главная ошибка - в подмене базы. Мы занялись набором знаний, отодвинув на задний план задачи формирования личности. Еще Дмитрий Менделеев сказал: «Знание без воспитания - меч в руках сумасшедшего». Успех модернизации страны немыслим без «модернизации» человеческого фактора. Нам жизненно необходим закон «О воспитании». Воспитанием решается участь и судьба человека.
- Не секрет, что в последние годы учебные заведения гласно или негласно слагают с себя функцию воспитания: мол, это забота семьи...
- Родители могут быть дилетантами в вопросах воспитания. А кто-то просто не уделяет этому внимания. Школа же имеет фантастический ресурс: коллектив профессионалов и 11 (!) лет жизни ребенка! Такими силами и за такое время можно сделать многое, какими бы ни были мама и папа у растущего человека, даже если они ведут асоциальный образ жизни. Когда же все перекладывается на семью, государство потом вынуждено заниматься перевоспитанием людей.
Один из принципов педагогики, я придаю ему статус закона, таков: воспитание в школе есть гарант защиты от перевоспитания в местах лишения свободы. Когда я работал в Таганроге, то организовал там из студентов педагогического института отряды по работе с трудными подростками. Однажды мне говорят сотрудники милиции: «Вы знаете, а ведь вы сэкономили нашему бюджету уйму средств». Они подсчитали, что за 12 лет благодаря деятельности студенческих отрядов было снято с учета в инспекции по делам несовершеннолетних около трехсот человек.
Помню, перед празднованием Нового года веселые девочки из моего уже уральского педотряда имени Макаренко Свердловского пединститута преподнесли смешную открытку: я нарисован в очках, с усиками, и надпись как лозунг: «Защитим воспитание от перевоспитания!» Ох и порадовали меня!
Общешкольный коллектив не миф, а реальность
- Яков Наумович, что, по-вашему, должно измениться в современной школе, чтобы она смогла выполнять функцию воспитания?
- Первое и главное - это создание общешкольного коллектива.
Школа как организационная форма образовательной системы и общешкольный коллектив - абсолютно разные вещи, это надо понимать. Общешкольный коллектив предполагает четкую структуру управления и самоуправления, вертикальную и горизонтальную, объединяющую учащихся, педагогов и родителей. Младшие ученики взаимодействуют со старшими, тянутся не за их возрастом, а за их делами, старшие им помогают и за них отвечают.
Чтобы вам было понятно, что я имею в виду, расскажу давнюю историю. Был я как-то в школе В.А.Сухомлинского (Павлышская школа в Украине). Май, жара, запах сирени. Вижу, возле цветущего куста мальчик в костюме, стоит под солнцем и никуда не уходит.
- Как тебя зовут?
- Петро.
- Что, выгнали с урока?
- Не. Но я вправду нехорошо себя вел - пел, мешал другим. Иван Иванович сказал: «Марш из класса».
- А что же ты здесь стоишь?
- Жду, когда придет мой наставник.
- Какой наставник?
- Да Ванька из седьмого класса. Он со мной побеседует.
Конечно, пяти- и десятиклассники не будут играть в футбол в одной команде. Но они вместе могут делать разметку поля, участвовать в судействе.
- Советы старшеклассников, дни самоуправления, которые существуют во многих учебных заведениях, разве не признаки общешкольного коллектива?
- Это правильные детали, но главное в другом - в атмосфере взаимопомощи. Полноценный общешкольный коллектив сегодня, к сожалению, редкость. Чаще видишь иную ситуацию - каждый классный руководитель «умирает в одиночку». Проводятся соревнования на лучшие классы, меряются отметками, есть даже конкурс «Самый классный классный» - все это формирует конкуренцию взамен сотрудничества, эгоизм вместо дружбы. В итоге получаем: если в твоем классе все благополучно, двоек нет, в шахматной олимпиаде победили - учитель может спать спокойно, а та девочка, что ведет аморальный образ жизни, она же не твоя, а Марьи Павловны. В общешкольном коллективе такого быть не может, там каждый отвечает за каждого - и ученик, и педагог. Двойка становится общей проблемой, не говоря уже о серьезных проступках.
Мы говорим о необходимости создания гражданского общества. Но откуда оно возьмется, если у нас не развито самоуправление? Чудес не бывает. Общешкольный коллектив - это первичная ячейка гражданского общества, из него вырастают все коллективы страны. Он направлен на укрепление государства Российского.
- Вам удалось создать свою идеальную школу?
- Удалось. Я самый счастливый человек.
Школа №62 Уфы - одна из первых в стране с производственным обучением. У нас был настоящий школьный завод: 30 современных для того уровня техники станков в механических, столярном, швейном цехах; мы получали заказы от предприятий и учреждений города; существовали на хозрасчете (это в условиях советской плановой экономики). Младшие смотрели, как работают старшие, ждали, когда и они смогут встать к станку, а потом и получать зарплату!
Существовала очень тесная связь с промышленными предприятиями района. Директора прекрасно понимали, что от воспитания молодежи зависят и их будущие успехи. Когда готовилось родительское собрание, я отправлял записки руководителям заводов: тогда-то того-то нужно отпустить. Собрание не начиналось, пока не являлся последний папа (мамы обычно уже сидели в классе). Вот женщина заходит, говорит: «Муж устал, лег спать». Те родители, что давно ждут старта собрания, начинают роптать: мол, мы тоже устали, но ведь воспитание детей - это самое главное... У нас получалось, что через школу мы воспитывали не только детей, но и родителей!
- Яков Наумович, что из вашего опыта можно применять сегодня - ведь жизнь-то изменилась?
- Изменились оболочка, фон, а основа та же. Есть учителя и ученики; есть мужчины и женщины; есть родители и дети. И еще есть масса предприятий, в Екатеринбурге их десятки, которые испытывают дефицит рабочих кадров. Им бы взять наш опыт на вооружение. Я считаю, что нужно немедленно вернуть понятие шефства. Кое-какие очаги его сохранились, но желательно сделать шефство предприятий над образовательными учреждениями повсеместным. Еще не так давно существовали социально-педагогические комплексы в микрорайонах - школа плюс завод. Базовое предприятие было в ответе не только за материальное состояние учебного заведения, но и за нравственность его выпускников. Есть такая народная мудрость: кто стреляет в прошлое из пистолета, в того будущее выстрелит из пушки. Не надо зачеркивать прошлое. Надо брать из него лучшее.