- Сергей Семенович, в течение мая вы регулярно посещали различные округа Москвы, после чего представляли программу социально-экономического развития каждого округа. Уже существует программа социально-экономического развития столицы в целом, какие вопросы она призвана решить?
- Во-первых, зачем эти программы создаются? Их никогда не было, но по большому счету я считаю, что они должны быть. Каждый округ Москвы как минимум или в среднем - это такой миллионный город, как Казань, Челябинск, Екатеринбург. Представляете, какой объем, масштаб задач, которые необходимо решать на данной, конкретной территории в рамках одного округа! Это проблемы и транспорта, и здравоохранения, и образования, и благоустройства. Когда мы приезжаем в конкретный округ и на месте смотрим, как реализуются общегородские программы и в конкретном округе, и в каждом его районе, тогда становится понятно, правильные они или нет, справедливо или нет распределены бюджетные ресурсы, насколько эффективно наши меры реализуются на конкретной территории. В рамках обсуждений этих программ мы выявляем проблемные вопросы, которые необходимо оперативно решать, общаемся с управленческим активом округа  - и  префектурой, и руководителями управ, и депутатами, и представителями бюджетных учреждений.
Когда мы посещаем округа, то общаемся и с рабочими, и с жителями районов, получая большой массив хорошей информации. Но очень важно, что перед моим приездом, перед этими совещаниями, в округах в обязательном порядке туда приезжают руководители департаментов, мои заместители, пешком проходят эти территории, общаются, решают те проблемы, которые стоят перед округом, перед районами, многие из которых в оперативном режиме они снимают. Это очень важная, как мне кажется, нужная, системная работа.
Мы начинаем эту работу с того, что сейчас закладываем меры первоочередного характера.  Это все те мероприятия, которые мы запланировали на 2011 год и  начало 2012 года. Но осенью мы дополним эти программы за счет отраслевых государственных программ Москвы по основным направлениям развития города на ближайшие пять лет. Постепенно эти программы оперативного характера перерастут в долгосрочные, среднесрочные программы, чтобы каждый житель Москвы для себя видел, что у него произойдет в районе,  округе, на конкретной территории, в конкретном дворе. Мне кажется, это очень важно. Это такая связка наших глобальных программ с точечными, конкретными мероприятиями по каждой территории.
- Если мы говорим, что есть программа по каждому конкретному округу, а в Москве есть районы более благополучные и те, что принято называть непрестижными, возможно ли создать одинаковый комфорт во всех округах и районах? Такая цель ставится, она осуществима?
 - Именно такая цель и ставится, именно такая задача и стоит - не в отдельных районах что-то сделать, а другие забыть, а именно добиться изменений в лучшую сторону в каждом районе. Масштаб задач охватывает всю территорию города одномоментно. Это очень сложная, очень трудная задача, но ее надо реализовать. Из информации, которую мы готовим к окружным совещаниям, четко видно: в этом районе не хватает детских садов, в другом районе большое количество неотремонтированных школ, в третьем районе больше всего проблем с дворами, в том районе или округе наиболее остра транспортная ситуация, в этом районе промышленные площадки не задействованы, не работают или есть проблемы с их запуском. Все это как раз и дает ту настройку, когда мы видим каждый район в срезе всех проблем. Очень четко видно, как после наших мероприятий, если они реализованы, снимается острота вопросов по каждому из них. В целом когда мы смотрим не в общем по городу, а по конкретному району, то видим, какие проблемы там остаются для дальнейшего решения, какие будем решать сегодня, в этом году. Любой человек может посмотреть и увидеть, какие задачи решаются в каждом конкретном районе. Конечно, мы будем стремиться решать не только первоочередные или долгосрочные, но и те проблемы, которые  необходимы как основа для нормальной, комфортной жизни в районе, во дворе, в доме.
- 12 млрд рублей выделено только в этом году на благоустройство подъездов и дворов. Ни в прошлом году, ни в 2009 году по этой статье не было вообще никаких расходов. Неужели в столичных дворах действительно все так плохо и что будут конкретно улучшать?
- Нельзя сказать, что все совсем плохо, но совершенно очевидно, что требуется улучшение ситуации: и ремонт ограждений, и ремонт детских площадок, и восстановление газонов, и ремонт, создание новых спортивных площадок, то есть нужны те работы, про которые можно было бы сказать: «Это не первоочередные работы, не надо заниматься благоустройством тротуаров, не надо заниматься освещением, не надо заниматься дворами. Они подождут еще, постоят пять-семь лет. Какие проблемы?» Я считаю, что это неправильно. Мы сегодня живем - не через пять лет, а сегодня, поэтому мы сегодня должны навести порядок, создать максимально комфортные условия для людей исходя из тех возможностей, которые есть. Но даже эти масштабные задачи и, казалось бы, достаточно большие объемы финансирования не решают всех задач в плане благоустройства дворов. Мы сегодня ремонтируем детские игровые площадки, но многие из них построены в начале 2000-х годов или ранее. Технически они вроде бы приведены в порядок и не будут сломаны, будут отремонтированы, но они уже не соответствуют современным стандартам и с точки зрения безопасности, и с точки зрения комфортности. Поэтому это еще тысячи объектов, которые надо в дальнейшем также заменять. Часть из них будет заменена в этом году, но часть - в 2012 году. Я не думаю, что мы будем растягивать проблему на долгие годы, но в течение не только 2011-го, но и 2012 года надо будет так же интенсивно работать, чтобы привести наши дворы в порядок.
- Известно, где большое финансирование, там всегда есть риск получить потемкинские деревни. Кто и как будет контролировать расходование этих средств, ведь мэр не может проинспектировать каждый двор?
- Если касаться терминологии, то, как я помню, потемкинские деревни возникают там, где денег выделяется не много, а мало, недостаточно. Для того чтобы пустить пыль в глаза, берется один объект, его красиво, на суперуровне ремонтируют, и все, кому его показывают, перед камерами скажут: «Смотрите, какой прекрасный двор!» А то, что тысячи других дворов совершенно другие, в другом состоянии, уже никого не волнует. В этом случае и возникают потемкинские деревни. Мы как раз уходим от этого, более или менее равномерно распределяем деньги по московским дворам, территориям, чтобы максимальное их количество охватить, навести там элементарный порядок.
Что касается контроля, то я, конечно, и  дальше буду контролировать, никто не должен в этом сомневаться. Но конечно, за этим стоит огромная машина: и Объединенная административно-техническая инспекция, и заказчики от управ и префектур, и очень важный элемент, сами жители, которые должны участвовать и в подготовке документации, и в согласовании проектов, и в приемке этих объектов. Я добиваюсь, чтобы управы, когда принимали эти объекты, обязательно привлекали бы старших по подъезду, старших по дому, общественность, чтобы те тоже ходили, смотрели, что там сделано, если что-то не то, информировали и город, и округа. Очень важно, чтобы не было одного чиновничьего контроля, чтобы люди тоже помогали в этом благом деле, тогда у нас будет порядок.
- Кроме состояния дорог и подъездов, горожан, конечно, волнуют и инфраструктурные проблемы районов и округов, например поликлиник. Насколько пристальное внимание ваш план развития обращает на эти проблемы?
- То, что касается здравоохранения, то мы приняли программу и приступили к ее реализации, то есть к модернизации здравоохранения. Туда тоже вкладываем колоссальные ресурсы, которые город никогда не вкладывал: за два года мы вложим в здравоохранение порядка 120 млрд рублей.