Дайан и Милтон - успешные американские граждане. У обоих хорошая высокооплачиваемая работа. Милтон - программист, занимается развитием программных технологий. Дайан - финансовыми операциями. У супругов большой уютный дом в часе езды от Вашингтона. Впрочем, наверное, все-таки самое главное, что эти люди по-настоящему любят усыновленных ими детей и, кроме того, находят время и деньги, чтобы помогать еще и другим обездоленным ребятишкам из России и других стран СНГ. Вскоре после усыновления своего первого ребенка, Алека, супруги учредили волонтерскую группу «Друзья Фрэнка» для помощи детским домам и больницам в России, Грузии, Казахстане и Кыргызстане. В целом ими было собрано и отправлено нуждающимся детям около полумиллиона долларов.

Алек, Ник и Сара
Только поначалу симпатичные, воспитанные подростки кажутся стопроцентными американцами. Наверное, потому что говорят исключительно по-английски. А если присмотреться, то понимаешь - конечно же, внешне, чертами лица они ничем не отличаются от своих российских сверстников. Что и неудивительно: все трое - Алек, Ник и Сара - родились в Новгородской области. Алек самый старший, ему шестнадцать. Нику - пятнадцать. Сара младшая в семье - ей тринадцать. Самым маленьким Милтон и Дайан усыновили Алека, сейчас этого крупного парня трудно представить крошечным пятимесячным младенцем. Супругам Кейденхед повезло: сегодня процедура усыновления иностранными гражданами занимает гораздо больше времени, кроме того, приоритет отдается россиянам, что, разумеется, правильно. Так что грудничкам попасть в семью удается редко.
- Нас встречали в аэропорту Вашингтона больше тридцати человек - наши друзья, родственники, знакомые - с разноцветными шарами, все они по-настоящему искренне радовались за нас, - перебивая друг друга, рассказывают Дайан и Милтон. - Мы были счастливы, как-то сразу забылись те проблемы, с которыми пришлось столкнуться при усыновлении. Впрочем, их тогда было не так-то много. Конечно же, пришлось собирать большое количество справок - о несудимости, о доходе семьи. И потом нас еще долго проверяли социальные работники, расспрашивали соседей, как мы обращаемся с детьми... Каждые полгода нам приходилось составлять отчеты. Впрочем, нас это не пугало. В 1996 году мы уже усыновили Ника, семимесячного, самой взрослой - в 11 месяцев - к нам в семью попала в 1998-м Сара. Она по-русски уже знала два слова - «да» и «нет», - вспоминает Дайан.
Каждый из детей - яркая индивидуальность, и все-таки все вместе они семья, и эта прочная родственная связь между ними и родителями видна сразу же невооруженным глазом. Родители - главный авторитет для ребят. Мама - Дайан - источник тепла и любви, отец - пример для подражания. Так, мальчишки, зная, как папа заботливо относится к маме, никогда не дадут в обиду свою сестру Сару - и Алеку, и Нику приходилось за нее заступаться. Вообще Алек - лучший игрок в футбольной команде, поразительно, как этот парнишка все успевает: отлично учиться в школе, быть бойскаутом, увлекаться архитектурой и авиамоделированием.
- Скорее всего, я стану в будущем архитектором, - делится планами Алек.
Ник, черноволосый и большеглазый, по натуре застенчивый романтик.
- Ник обожает читать книги, у него потрясающее чувство юмора, - говорит мама Дайан. - А вот Сара, модница и хохотушка, не мыслит своей жизни без лошадей. В свои тринадцать она держится в седле, как настоящая наездница.
- Я уже полтора года занимаюсь конным спортом, хочу стать ветеринаром, когда вырасту, - улыбается Сара. А вот на вопрос о семье честно признается, что пока об этом не думала, но наверняка у нее будет много детей, шесть или восемь.
Все трое покинули Россию, когда им не было и года, и лишь в нынешнем апреле вновь приехали в страну, где появились на свет.
Оказалось, идея побывать на родине пришла в голову Нику.
- Мы всей семьей сидели за обеденным столом, обсуждали, где проведем очередной отпуск, - рассказывают родители.
- А давайте съездим в Россию, - предложил Ник.
- Как здорово, давайте! - хором закричали Алек и Сара.
Оказалось, Дайан и Милтон, несмотря на то что усыновили ребят младенцами, не стали скрывать этот факт. Наоборот, дни усыновления в семье отмечаются как день рождения. Алек, Ник и Сара гордятся, что они родились в России, хотя по воспитанию, по впитанной ими культуре и традициям они, безусловно, американцы. Особенно если учесть тот факт, что по-русски они не говорят, кстати, учить родной язык хочет лишь Сара, может, потому что уехала из России позже всех - одиннадцати месяцев от роду.


Арбат, 20
Семья Кейденхед приехала в Россию на неделю и поселилась в самом центре Москвы - на Старом Арбате, в красивом двухэтажном доме.
- Мы сразу же влюбились в Москву, - говорят ребята.
- Чуточку напоминает Нью-Йорк, - замечает Алек.
- Впрочем, наверное, все большие города мира похожи друг на друга, - включается в разговор Сара.
- Конечно же, сразу нагулялись по Арбату, - делится впечатлениями Дайан. - Побывали в Кремле, в Оружейной палате, на Воробьевых горах и в Александровском саду. Жаль, что не удалось попасть в зоопарк.
Все дело в том, что помимо Москвы семья Кейденхед запланировала побывать на родине ребят, в Великом Новгороде, и, конечно, в Северной столице - Петербурге, посетить который мечтали и Милтон с Дайан, и, разумеется, дети.
- Будет о чем рассказать школьным друзьям, - переглядываясь, сообщали мне Ник с Алеком. - Они, когда узнали, что мы едем в Россию, были в восторге.
...Все семья решила, что обязательно приедет в Россию, и не раз. А русский язык после недельного пребывания на родине захотели выучить и Алек с Ником. Пока ребята разглядывали альбом с их детскими фото в комнате, мы на кухне продолжили разговор с Дайан и Милтоном.
Оказалось, что супруги хотели иметь даже больше детей, особенно Дайан.
- Здорово, когда в семье много ребятишек, ну не меньше 4-5, - призналась она. Дайан хоть и первоклассный специалист в своем деле, домашними обязанностями не пренебрегает. Наоборот, обожает готовить, а еще любит возиться с животными - в их доме живут собаки и комнатные рыбки, по усадьбе расхаживают куры. Примечательно, что, когда ребята были маленькими, Дайан сама ухаживала за ними, не прибегая к помощи няни. И лишь когда все трое подросли и пошли в школу, мама решила вновь вернуться к работе, но работает только на дому - ребята хоть и большие, должны быть под присмотром, считает она.
...Когда мы заговорили о российском опыте приемных семей, я спросила у Дайан, как она относится к этому.
- Наверное, это лучше, чем воспитание в детском доме, но я убеждена - для ребенка нет ничего главнее в жизни, чем семья навсегда. (По-английски слово «навсегда» - forever.)
...Усыновление иностранцами сегодня зачастую воспринимается негативно. Конечно, приоритет здесь должен быть за соотечественниками. С этим вряд ли кто-то станет спорить. Однако не стоит наступать вновь и вновь на одни и те же грабли, попадать в ловушки стереотипов - раз иностранцы, значит, плохие. Жизнь, как всегда, многообразна и не укладывается ни в какие схемы, а счастье вряд ли можно сымитировать, тем более детям. Эти трое - Алек, Ник и Сара - счастливые и самодостаточные, у них есть любящие родители, есть хороший уютный дом, есть друзья и увлечения. У них есть будущее. Есть папа и мама, которые их не бросят, и при этом они не скрывают от них правду. Кстати, по российским законам усыновленный ребенок до 18 лет имеет право вернуться на родину. Вот только захотят ли это сделать Алек, Ник и Сара?..