Участники семинара предложили Владимиру Ивановичу прочесть свои стихи. Он, волнуясь, прочел несколько небольших стихотворений, выслушал замечания и советы, а затем сказал: «Сердечно благодарю всех за помощь и поддержку. Я сам понимаю, что над стихами надо еще очень много работать. Но я пришел не ради лестных отзывов, а  чтобы послушать других, пообщаться. Мне очень трудно одному в связи с невосполнимой утратой...»

Стихи Владимира Ивановича действительно были далеко не совершенные, требовали серьезной доработки и шлифовки, но подкупали тем, что каждое стихотворение было выстрадано, от него исходили душевная теплота, искренность.
Вдохновленный сердечным, дружеским приемом, Владимир Иванович попросил участников семинара послушать еще одно стихотворение, которое называлось «Письмо жене».
Он читал свое запоздалое покаянное «Письмо жене» и горько плакал. Строки стихотворения были проникновенными. Да и само поведение старика было настолько трогательным, что никого из участников литературного семинара не оставило равнодушным.
В заключение Владимир Иванович сказал: «Берегите своих близких, проявляйте заботу о них, будьте внимательными,  добросердечными к ним, не допускайте незаслуженных обид по отношению к ним, дабы потом не каяться... У меня добротный дом, неплохая по нынешним временам пенсия, и я не жалуюсь на физическое здоровье, но с уходом жены болит у меня душа, и я чувствую себя глубоко несчастным...»
И мне подумалось тогда, что мы подчас слишком поздно осознаем, что для счастья не нужны хоромы, дорогие машины, не надо больших денег и большой власти. Для подлинного счастья надо, чтобы рядом был другой человек, с которым у тебя одна душа на двоих.

Петр КУЗНЕЦОВ, учитель, Сельцо, Брянская область