Я с этими якобы глупыми и ленивыми проработала почти полстолетия и знаю, как преображаются они, когда даешь им возможность работать по силам. Отставание их вызвано отнюдь не глупостью (слабая способность к теоретическому мышлению совсем не означает тупости) и вовсе не всегда ленью. Причины могут быть разными. Ребенок, например, просто медленно думает. У нас такие дети с самого начала учебы обречены на отставание. Или у ученика слабая нервная система, и потому больших нагрузок он не выдерживает. Или гиперактивность, при которой трудно длительное время удерживать внимание. А может быть, ребенок пришел в школу из семьи, где ему никогда ничего не читали, а книг он в глаза не видел. Как же тяжело ему учиться! Эти дети не получают в школе  даже самых примитивных знаний,  интереса или хотя бы уважения к ним. Потому что с них требуют все и в таком объеме, который для них непосилен. Именно эти подростки, чувствуя себя изгоями, пополняют ряды несовершеннолетних правонарушителей. И если новые стандарты дадут и этим детям возможность учиться, получить образование, то я за эти стандарты со всеми их огрехами (которые, разумеется, следует исправить). Однако для этого нужно, чтобы курс ниже базового ни в коем случае не был интегрированным (это приучит школьников только к верхоглядству), а давал бы просто меньший объем знаний. То есть уступал  базовому уровню по объему, но отнюдь не по качеству знаний.  То немногое, что от ученика потребуется, он должен знать хорошо. Назвать этот курс можно облегченным или курсом минимального уровня.
Не будем забывать и о тех, кто успешно усваивает, скажем, гуманитарные и естественные науки, но малоспособен к наукам точным. Эти ребята тоже нуждаются в сокращении объема изучаемого, иначе вместо элементарных знаний и уважения к неподдающемуся предмету они получат лишь стойкую нелюбовь к нему.
Нельзя учить всех всему и одинаково. Только при дифференцированном подходе, когда ученик может выбрать минимальный уровень изучения слишком сложных для него предметов, наше образование станет общедоступным не только на словах, а всеобуч перестанет быть фикцией.

​Инна КЛЕНИЦКАЯ, учитель литературы средней школы №179, Москва