Уже к концу пребывания в детском саду многие дети практически не здоровы, и это должно вызывать серьезную озабоченность родителей. Я считаю, нужно не только учебники писать по тому, как все озабочены умственным развитием ребенка, его занятиями языками, музыкой. Конечно, все это надо, но я считаю, что первостепенными все-таки должны быть физическая активность, любовь к этим движениям, а то получается, что у нас дети боятся двигаться, так как их все время ограничивают в этом. Их не ограничивают в чтении, в письме, в счете, в чем-то еще, но ограничивают в движении.
У меня для моих детей есть специальная программа, и все друзья говорят, что я должна писать не диссертацию, а какую-то книгу по этому поводу. Во всяком случае, я уже стала негласным инструктором раннего плавания для детей своих знакомых, у меня есть на этот счет своя система, приспособления для этого. Все очень довольны, эффект очень хороший, потому что дети развиваются умственно лучше, чем те, которые этого не делают. Мозг развивается, оттого что ребенок начинает рано плавать, нырять, уже в три недели выдавать в ванной необычные вещи, которые для кого-то покажутся даже страшными. Янош Корчак писал, как надо любить ребенка, как его надо развивать, как важно чувствовать и понимать его.
Я согласна с психологами и педагогами, что для развития ребенка нет ничего лучше игры, тем более что есть огромное количество замечательных настольных игр. Самое главное в игре - то, что ты видишь проблемные точки в воспитании своего ребенка, то, где ты потерял его, где недоработал, где ты можешь что-то исправить в этой игре.
Когда у нас в семье еще не было специальной программы, мы интуитивно, как подорванные, играли круглые сутки во всякие разные игры, потихонечку переходя на уровень ролевых игр. Буквально вчера мой сын предложил такую игру: «Давайте вы будете мне на ухо говорить животных, а я их буду изображать». Вы не представляете, какой спектакль мы увидели, какое удовольствие мы, взрослые, получили, какое удовольствие получил сын. Это был целый детский спектакль, которым он развлекал всех взрослых.
Мой старший сын два года до школы ходил в детский сад, я его отдала в сад в 4,5 года в садик, он пошел туда с большим удовольствием, ему очень нравилось, он там нашел себя, ему нравилось общение с детьми. Но, думаю, все дело было в том, что я его так воспитывала, чтобы он не был привязан к маминой юбке. Я его сама кормила довольно долго, но все равно у меня был элемент - я могла его отдать в гости, отдать чужим людям. Такой эксперимент у меня сейчас и с младшим. Я периодически с полутора лет отдаю сына своим подружкам на два дня, чтобы он там пожил, он 2 дня живет в совершенно новой обстановке, с совершенно новыми людьми. Поэтому я знаю, что, когда буду отдавать его в садик или в школу, для него не будет стрессом то, что мамы нет рядом. Да, это очень непросто для родителей, но я хочу сказать, что такие эксперименты, такие педагогические находки делают моих детей более самостоятельными. Для меня важно научить ребенка быть самостоятельным, это один из моих родительских принципов, это больше ему даст, чем раннее чтение.
Старший сын пошел в школу тоже с удовольствием, правда, понимая, что это более тяжелая такая для него участь, чем детский сад. Самое удивительное, что в школе ему понравилось, он сказал: «Хочу быть на полном дне», а потом: «Забирайте меня как можно позже». Там есть возможность посещения кружков, сын занимается спортом, посещает секции, лего и разнообразные музыкальные кружки, у него там есть друзья. На празднике «Прощание с букварем» сын сидел рядом со мной, называл пофамильно и поименно всех детей из соседнего класса, то есть он подружился за эти полгода со всеми детьми в параллели. А ведь в школе важна не только учеба, но еще дружба, общение, социализация. Для меня было важно, что сын сопереживал, когда дети из соседнего класса пели, плясали, что-то делали, говорил: «Ой, у Васи не получилось» или «Ой, Петя сделал это хорошо».
Как мы попали в эту хорошую школу? Заранее ходили в ночь дежурить, записывались, регистрировались, отмечались крестиком. Когда Ярослав пошел в школу, ему еще не было семи лет, он не умел читать, несмотря на то что садик прекрасный, что его пытались заставить, но это было то же самое, что со мной: я тоже пошла в школу, не умея читать. Но зато он мог наизусть запомнить огромный кусок прозы, а не только стихов, знал около 50 песен. Я понимала, что если сейчас через колено его согну, скажу: «Нужно учиться читать, потому что надо!» - убью в нем желание учиться. После Нового года, когда ему исполнилось 7 лет, у нас все пошло нормально, он входит в ритм, уже нормально читает.
Когда сажают ребенка за парту рано, для родителей это удобно, ведь делать ребенка удобным для себя - тоже такая родительская тенденция. То есть он будет сидеть, читать книжки, не будет приставать к тебе с двигательной активностью, потому что двигательная активность подразумевает и движение родителя тоже, надо все как-то контролировать, бегать с ним, совместно проводить досуг. Хотя, как мне кажется, это было бы полезно для обоих родителей.
Мы, родители, должны понимать, что ни одно дошкольное учреждение нас не заменит. Даже какое-то небольшое общение с ребенком вечером, когда ты устал, когда ты не можешь уже ни руки, ни ноги поднять, все равно должно быть. Почему ребенок начинает себя вести плохо с годика? Потому что понимает - когда он ведет себя хорошо, родители на него внимание не обращают, как только он начинает вести себя плохо, приходит мама или папа, чтобы поговорить, шлепнуть, сделать еще что-то, ведь он привлек их внимание, сделал свое дело.
Кстати, в проекте нового закона об образовании прорабатывается с точки зрения финансов и обеспеченности как услуга обязательное дошкольное образование за год до школы, то есть все дети до школы должны быть в детском саду, для этого нужно всех обязательно обеспечить местами в ДОУ, а это достаточно серьезная мера для социализации ребенка перед школой. В моем случае было именно так. Я жила у бабушки с дедушкой, пошла в детский сад за 7 месяцев до школы. Мне там понравилось, я познакомилась с детьми, с которыми потом пошла уже в школу. Я считаю, что мне повезло с первым учителем. Сейчас родители выбирают школу, а нужно выбирать учителя: какая бы школа ни была, все зависит от первого учителя, потому что на него ложится вся основная нагрузка. У меня была замечательная, невероятная первая учительница, мы 3-й класс окончили так, что в классе было 28 хорошистов и 27 отличников, и это в обычном среднестатистическом классе в маленькой школе Ленинградской области. Наша учительница сделала такую штуку, которая нас всех очень воодушевляла. В 1-м классе каждый из нас завел большую толстую тетрадку на 96 листов, она лежала в классе. Как известно, дети в школу всегда приходят раньше. На доске были написаны примеры на сложение, вычитание, и каждый приходил и совершенно добровольно переписывал в эту тетрадку примеры и решал их. Через какое-то время уже практически все сидели и строчили в эту тетрадку эти примеры, было соревнование. Нам за это не ставили оценки, но все равно было приятно сидеть и решать. Это дало очень хороший эффект.
В Советском Союзе никто никого не выделял, мы все учились вместе - и отличники, и двоечники, подтягивали друг друга, помогали друг другу. Сегодня школы хотят принимать в первый класс хорошо подготовленных, читающих, пишущих и считающих детей. Такие дети суперподготовлены, так как родители нанимали репетиторов. Я с уверенностью могу сказать, что эти дети будут заниматься с репетитором и дальше, потому что родителям будет казаться: остальные дети в классе не такие умные, как их дети, чтобы они выделялись и были лучшими, им надо обязательно заниматься с репетиторами. Даже если учитель будет говорить, что у ребенка все хорошо, все замечательно, родители все равно будут считать, что нужно заниматься дополнительно. Тогда нужно таких детей определять в отдельную школу для гениальных детей, там с ними будут заниматься отдельно.