​Михаил РОМАНОВ, руководитель исследовательского направления агентства социальных технологий «Политех»:

- Наше агентство провело исследование, результаты которого, с одной стороны, пугающие, а с другой стороны, достаточно обнадеживающие. Ксенофобии как массового явления в молодежной среде мы не обнаружили, в основном молодые россияне достаточно терпимы по отношению к людям, которые веруют в других богов, выглядят по-другому, разговаривают на других языках, но в то же время градус нетерпимости в обществе достаточно высок. Самая страшная цифра, которую мы получили, - это отношение к кавказцам, так называемая кавказофобия.  
 Неоднозначна картина отношения молодых людей к ДПНЭ. Выясняли мы и отношение молодежи к выступлению на Манежной площади. Я думаю, что молодежь на самом деле очень хорошо понимала, зачем они туда выходили, что они там требовали, - может быть, самый главный результат нашего исследования то, что мы установили - это были не про-националистические выступления, несмотря на те откровенно националистические лозунги, которые там были, на характерные жесты, на отвратительные действия, когда избивали абсолютно ни в чем не повинных людей. Несмотря на все это, молодежь воспринимала происходящее как акцию в первую очередь против безнаказанности этнической преступности, против коррупции во власти, в правоохранительных органах, потому что был вопрос про отношение к милиции, и среди открытых ответов популярен такой: там отпускают за деньги настоящих преступников.
Может быть, группа населения, к которой молодые люди относятся хуже всего, по нашему исследованию, - это молодые кавказцы. Как правило, респонденты связывали это с их неумением вести себя в общественных местах, с наглым, вызывающим поведением. По всей видимости, это большая проблема. Очень показательна цифра из нашего исследования: отношение к происшедшему на Манежной площади русских и нерусских респондентов абсолютно идентично. Надо сказать, что мы опрашивали все национальности (татары, евреи, сербы, курды), естественно, кроме кавказцев: люди разных национальностей воспринимали это событие абсолютно так же, как русские.
 Один из выводов нашего исследования - мы обнаружили существенную корреляцию уровня межнациональной нетерпимости от уровня образования, то есть образованные люди гораздо более терпимы. Отсюда вывод: главное воспитание патриотизма - хорошее образование.

 Евгения АБЕЛЮК, учитель литературы лицея № 1525:

 - Многие наши ученики побывали и на Манежной площади, и у площади у Киевского вокзала, причем с разными намерениями. Когда я предложила им сделать газету, описать впечатления, написать какую-то проблемную статью, появились желающие, которые сделали анкету и прошлись по всем классам. Один из вопросов анкеты был таким: «Если бы вам пришлось выбирать, вы выбрали бы класс с учащимися одной национальности или многонациональный класс?» Из 50 опрошенных больше половины выбрали вариант «многонациональный класс», потому что «так веселее и интереснее». Но дальше следовали оговорки: «Смотря какие национальности будут представлены в классе». Девушки почти единогласно предпочли бы одноклассников из Европы - более желанными оказались испанцы, финны и итальянцы. Молодые люди отказались комментировать свое мнение, видимо, у них не хватило слов объяснить свою позицию. На еще один вопрос: «Согласились бы вы учиться в многонациональном классе, где неславян было бы больше, чем славян?» 39 человек из 50 ответили отрицательно. Для меня показательными были такие работы, которые очень жестко оценивали ситуацию: «То, чему я неожиданно стала свидетельницей, было актом мести, но месть не прибавит нам безопасности, она неразумна и слепа». Для меня показательна была еще одна работа, где, с одной стороны, мне показалось поначалу, что у человека в голове каша, а потом я поняла, что все гораздо сложнее. Девочка написала так: «Признаться, я всегда была против людей, кричащих «Россия для русских», но сейчас я пересмотрела для себя этот вопрос, - дальше она пишет: - Пришло время для взрыва общества, в Москве куча нелегалов, последовали призывы встать на защиту родины, и подростки, как самые активные и бесстрашные, отчаянно и наивно устремились на Манежку». А дальше она видит совсем другое, заканчивая свою статью просто анализом того, что происходит: «Национальный вопрос стал способом добычи рейтингов, Жириновский собирается сделать своим лозунгом лозунг «Россия и для русских тоже», разные националистические партии а-ля РНЕ и компания активизировались, все со всех углов заговорили о месте русских в России. Это стало пиар-ходом, ведь скоро выборы». И последняя фраза такая: «Надежда только на нас, в каждой нации есть хорошее и плохое, помогайте друг другу вне зависимости от нации, и, может быть, тогда лет через 10 в нашей стране не будет беспорядка и безысходности». В другой работе написано: «Знаете, что нам мешает, - сосредоточенность на своем, личном, пусть даже это свое - работа».
 Многое из того, что происходит в молодежной среде, результат необразованности, безграмотности, человек не умеет слышать себя и не умеет слушать другого. Между тем повлиять на ребенка можно. Когда ребята начинают копаться в себе, они вдруг открывают, что на самом деле все не так, как им представлялось. Влиять можно, весь вопрос как. Конечно, в процессе обучения, но вот цитата из проекта новых стандартов старшей школы: «Один из личностных результатов освоения основной образовательной программы в старшей школе - сформированность российской гражданской идентичности, патриотизма к своему отечеству, уважение к своему народу, чувство ответственности перед родиной, гордость за свой край, за свою родину, прошлое и настоящее многонационального народа России, уверенность в его великом будущем». Вот такое бряцание словами.
 Поэтому, мне кажется, надо говорить не о дефиците власти, а о том, что нужно очень многое менять в стране, многие институты, в том числе образовательные. Школа должна учить (хотя слово «учить», может быть, достаточно жесткое) умению слышать другого буквально с самого маленького возраста.