Она начинает формироваться с 6-7 лет и к старшему подростковому возрасту - ранней юности - считается полностью сформированной. Известно, что за этот период происходит осознание своей принадлежности к определенной этнической группе, в связи с этим определяется поведение человека как представителя этноса. Но происходит ли выбор своей этнической идентичности?
Как правило, первые представления о своей этнической группе и о принадлежности к ней складываются в семье и не выходят за ее границы. В дальнейшем человек может оказаться в среде, разделяющей позицию его семьи (например, еврейская община), или же, наоборот, в дальнейшем взаимодействовать с представителями других этнических групп. Если человек относится к группе-меньшинству, его этническая принадлежность в процессе социализации будет так или иначе подчеркиваться, что приведет к более тщательному ее обдумыванию и осознанию своей идентичности.
Проблема заключается в том, что выбор этнической идентичности как таковой для молодежи чисто условное понятие. Все знания и представления о своей этнической группе заложены в семье, при обучении в школе на них может делаться или не делаться акцент, однако выбор, который может сделать подросток, - это причислять себя к этнической группе или игнорировать факт принадлежности к ней. Выбранное индивидуумом отношение не определяет отношение общества. Адаптивным выбором можно считать осознанную идентичность с этнической группой и понимание того, что свобода выбора этой идентичности ограничена исходными данными, то есть семьей, в которой прививались определенные традиции, а также отношением окружающих - в школьном возрасте оно, как правило, обусловлено привитым стереотипом отношения к любой другой этнической группе.
Если в детстве у человека складывается понятие о себе как о представителе какого-либо этноса, даже возможность выбора идентичности внутри себя сходит на нет, поскольку человек уже не может мысленно разделить себя и свою этническую идентичность. Если при этом человек знаком с культурой своего этноса, он может осознанно соблюдать традиции и обычаи, уважать их, гордиться ими. В этом случае результатом свободного выбора будет положительная оценка своей идентичности. Человек может выбрать и «стратегию избегания» - попытки скрывать свою этническую принадлежность, постоянное ощущение страха за себя как представителя этноса (пример - евреи в Советском Союзе). Но при этом идентичность с этнической группой все равно будет у него присутствовать, хотя и негативная. Есть случаи, когда наблюдаются одновременно два вида поведения. В таком случае очевидно, что идентичность присутствует, а вот оценка ее зависит от тенденций социального контекста, от отношения других этнических групп к этой. Негативная идентичность может проявляться и в более резкой, активной форме. Но можно ли в таком случае в выборе не идентифицировать себя с группой? Нет. Это, скорее, попытка изменить отношение окружающих, которая не может увенчаться успехом. Каждая этническая группа имеет свою культуру, и в ней есть закрытые аспекты, недоступные «чужакам». Поэтому смена этнической идентичности практически невозможна: «другие» не пустят, «свои» не поймут. И на отношение других групп одному человеку повлиять крайне сложно. Кем бы человек себя ни считал, его могут в любой момент причислить к группе, к которой он принадлежит по рождению (если эта группа меньшинство, то по семье, двоюродному дяде приемного отца, порядке букв в фамилии, поскольку включается принятое в обществе стереотипное отношение). Таким образом, получается, что выбор этнической идентичности - условность. Выбрано может быть только отношение индивидуума к своей идентичности - положительное, отрицательное, нейтральное, двойственное.
В полиэтнической семье выбор этнической идентичности более возможен, однако он снова зависит от тех традиций и особенностей культуры, с которыми ребенка познакомили родители. Если в такой семье ни одной из представленных этнических групп не отдают предпочтения (либо вследствие ухода от традиций, либо вследствие сочетания их), этническая идентичность человека может окончательно сформироваться или на базе сознательного анализа, или вследствие неосознанного, часто еще детского выбора одного из «предков» - «наиболее любимого» - в качестве образца. При этом заданность идентичности «предками» так же может быть, как и в случае моноэтнической семьи.
Необходимо помнить, что на все варианты формирования этнической идентичности влияет и социальный контекст. Ребенок сталкивается с ним в системе образования, и практикуемое отношение к этнически группам может сильно повлиять на формирование и осознание этнической идентичности. Сейчас, например, в московских школах наблюдаются различные тенденции. С одной стороны, есть довольно большое количество национальных школ, с другой стороны, провозглашается идея толерантности, и в общеобразовательных школах не делают акцент на разнице культур, так что знания об этом дети могут получать из семей либо от сверстников, причем второе не гарантирует и достоверность.

М.ХАЙТ, студент факультета социальной психологии МГППУ