«Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»
«Нельзя сразу перевоспитать человека, как нельзя сразу вычистить платье, до которого никогда не прикасалась щетка».
Острый взгляд сатирика явен и в такого рода афоризмах: «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит».
И наконец: «Нет более просветляющего, очищающего душу чувства, как то, которое ощущает человек при знакомстве с великим художественным произведением». И сам писатель всю жизнь стремился создавать именно такие книги.
Замечательное свойство истинной классики - быть всегда интересной и полезной обществу, сколько бы лет ни прошло со времени создания произведения. Так произошло и с уникальными повестями и сказками Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина.
«...совершенно обыкновенную сатиру имел я в виду, сатиру, направленную против тех характеристических черт русской жизни, которые делают ее не вполне удобною. Черты эти суть: благодушие, доведенное до рыхлости, ширина размаха, выражающаяся, с одной стороны, в непрерывном мордобитии, с другой - в стрельбе из пушек по воробьям, легкомыслие, доведенное до способности не краснея лгать самым бессовестным образом», - прояснял Салтыков-Щедрин свою позицию для тех, кто упорно приписывал ему вторжение в политику. Тем более что излюбленной формой его творчества были сказки - наиболее любимый народом литературный жанр.
Как известно, сказки бывают разные - народные, что сложили сами люди в незапамятные времена, и литературные, принадлежащие перу писателя. В том числе сатирические, в коих замечательно преуспел Михаил Евграфович.
В полную меру талант писателя проявился в «Истории одного города» - уже опытного автора, «обстрелянного» либеральной критикой. В повести этой нашли отражение картины все той же провинциальной жизни, но уже наделенные мощными сатирическими красками. И посудите, кто только не владел городом Глуповым в XVIII веке! Это и Василиск Семенович Бородавкин, который сочинял устав о «неcтеснении градоначальников законами». Первый и единственный параграф этого устава гласил: «Ежели чувствуешь, что закон полагает тебе препятствие, то, сняв оный со стола, положи под себя. И тогда все сие, сделавшись невидимым, много тебя в действии облегчит». И такие, к примеру, градоначальники, о которых повествует летопись города Глупова:
«Клементий, Амадей Мануйлович. Вывезен из Италии Бироном, герцогом Курляндским, за искусную стряпню макарон;
Ламврокакис, беглый грек, без имени и отчества, и даже без чина, пойманный графом Кирилою Разумовским в Нежине, на базаре. Торговал греческим мылом, губкою и орехами; сверх того, был сторонником классического образования. В 1756 году был найден в постели, заеденный клопами».
А вот и еще интереснее:
«В целом же правление привело к оскудению города, окончательно завершившемуся при следующем правителе, Негодяеве. В таком состоянии Глупов и застал черкешенин Микеладзе.
В это правление не проводилось никаких мероприятий. Микеладзе отстранился от административных мер и занимался только женским полом, до которого был большой охотник. Город отдыхал. Видимых фактов было мало, но следствия бесчисленны».
Невозможно без смеха читать подобные страницы.
Такой едкой сатиры на властителей губернского уровня еще в нашей литературе не было!
В знаменитых сказках Михаила Евграфовича наравне присутствуют и фантастика, и реальность - все на той же сатирической основе.
Вспомним известную сказку «Как один мужик двух генералов прокормил». Нет сомнения, погибать бы двум генералам на необитаемом острове, если бы не мужик, которого они отыскали и, как обычно, заставили на себя работать. А тот... «Полез сперва-наперво на дерево и нарвал генералам по десятку самых спелых яблок, а себе взял одно, кислое. Потом покопался в земле - и добыл оттуда картофелю; потом взял два куска дерева, потер их друг об дружку - и извлек огонь. Потом из собственных волос сделал силок и поймал рябчика. Наконец, развел огонь и напек столько разной провизии, что генералам пришло даже на мысль: «Не дать ли и тунеядцу частичку?».
Замечателен и сам язык сказок, близкий к народному. В ход идут и пословицы, и поговорки, и присказки. И потому с таким удовольствием читает их и малый, и старый. Да вот посудите: «Не давши слова - крепись, а давши - держись!», «Двух смертей не бывать, одной не миновать», «Уши выше лба не растут», «Моя изба с краю», «Простота хуже воровства» и многие другие шедевры народного творчества. Но главное, что и язык писателя естественно гармонирует с ними, творя истинное художественное произведение.
Тот же многим известный рассказ «Премудрый пескарь», где главный герой, дабы его не потревожили волны житейского моря, все свои годы просидел на дне в глубокой яме.
«Начал он этим умом раскидывать и видит: куда ни обернется - везде ему мат. Кругом, в воде, все большие рыбы плавают, а он всех меньше; всякая рыба его заглотать может, а он никого заглотать не может. Да и не понимает: зачем глотать?
Лежит он день-деньской в норе, ночей не досыпает, куска не доедает, и все-то думает: «Кажется, что я жив? ах, что-то завтра будет?». Что с того, что ничего, кроме этой ямы, пескарь и не видел на своем веку, что все это время дрожал от страха один-одинешенек, что питался впроголодь, - зато жив остался.

Замечательное свойство истинной классики - быть всегда интересной и полезной обществу, сколько бы лет ни прошло со времени создания произведения. Так произошло и с уникальными повестями и сказками Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина.

Однако перу Михаила Евграфовича принадлежат и два известных романа - «Господа Головлевы» и «Современная идиллия». В первом писатель продолжает традиции Тургенева, Гоголя, Толстого, Гончарова и по художественному уровню произведения встает в один ряд с этими классиками. В романе - своеобразный приговор господству помещиков, их паразитической сущности, нравственному разрушению. Интересно, что и в наши дни пьеса по этому произведению смотрится с большим интересом, ибо и ныне немало желающих пожить за чужой счет. Вот только нет на них нового Салтыкова-Щедрина. В романе же «Современная идиллия» писатель ярко показывает малодушие и трусость той части либеральной интеллигенции, которая, боясь потерять крохи своего благополучия, всеми силами старается отойти от правды жизни, закрыть глаза на многие несправедливости, выслужиться перед сильными мира сего, обнажая перед обществом свое нравственное и политическое падение. «Подхалимовы, - уверен писатель, - это особенная порода такая объявилась, у которой на знамени написано: «Ври и будь свободен от меры».
Естественно, что не все насущные вопросы удалось поднять в произведениях, и тогда писатель снова обращался к краткому, афористичному языку. И удивительно, что многое более чем актуально и в наши дни:
«Везде литература ценится не на основании гнуснейших ее образцов, а на основании тех ее деятелей, которые воистину ведут общество вперед».
«Есть легионы сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях - пирог с казенной начинкою».
«У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»
«Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении».
А вот слова, которые многие приписывали известному политику, а их автор - все тот же Михаил Евграфович: «Хотели как лучше, а вышло как всегда».
И наконец самое-самое: «А главное все-таки: люби, люби и люби свое отечество! Ибо любовь эта даст тебе силу, и все остальное без труда совершишь».
Словом, есть над чем подумать на досуге. А возьмешь сказки Салтыкова-Щедрина - и не грех от души посмеяться, хотя и про «намек» не забудешь. Главное, что это истинная литература, не на один день и даже век. Есть на что равняться современным писателям, а читателям - вспомнить, чем отличается настоящее искусство от тех серийных поделок, что заполонили наши книжные прилавки. И просто получать наслаждение, как от любой согретой талантом вещи.