Зал заседаний Российской академии образования был переполнен - стулья дополнительно несли из других кабинетов, но многим места все-таки не досталось, и они мужественно простояли все заседание у стен. Такая массовость объяснялась темой совещания - качество диссертационных исследований соискателей стремительно снижается. Даже, пожалуй, падает. А содержание психолого-педагогических диссертационных работ, как у классика, чудовищно далеко от народа. «Такое положение не просто приводит к засорению науки псевдонаучными опусами, снижая ценность научных знаний, дискредитируя значение диссертационных работ как научных исследований, но и является прямой угрозой для самого процесса роста-развития научных кадров», - уверен председатель экспертного совета по педагогике и психологии ВАК Минобрнауки России, вице-президент РАО Давид Фельдштейн.

Причины этого, как водится, есть и субъективные, и объективные. Объективные - это состояние науки в целом: расширение границ, интеграция, вычленение новых научных направлений, изменение мировоззрения. И как результат отсутствие актуальных ценностных установок и методологических принципов. Кроме того, новые технологии диктуют новые способы поиска и обработки данных. Но тут зачастую начинает работать принцип забивания гвоздей микроскопом: у диссертантов попросту отсутствует понимание сути методов - вот оборотная сторона их доступности. «Результаты, выданные компьютером, фетишизируются и принимаются безоговорочно даже в случае их противоречия здравому смыслу», - отмечает Давид Фельдштейн.
Да и сами методы исследования больше тяготеют к естественно-научной теории, без соотношения с гуманитарной практикой. Притом что главным объектом психолого-педагогических исследований являются все-таки люди, функционирующие в сложной современной обстановке. Но самое печальное во всем этом то, что у большинства соискателей наравне с вышеперечисленными проблемами наблюдается также и отсутствие опыта научной работы. То есть никаких навыков исследовательской деятельности. Это, впрочем, в большей степени кивок в сторону ослабления работы аспирантур НИИ и вузов.
С субъективными причинами еще сложнее. Дело в том, что диссертационные комиссии зачастую благословляют как бы на научную деятельность людей, к этой самой научной деятельности не имеющих ровно никакого отношения. В самом деле, многим и многим соискателям такие вещи попросту не интересны. Им интересно повысить социальный статус, козырнуть степенью в кругу друзей и сослуживцев, продвинуться по карьерной лестнице. Причем если вспомнить дела еще не настолько далеких дней, многие состоявшиеся в научном мире ученые, светила в полном смысле этого слова не обладали этими самыми степенями, которые теперь стали мерилом успешности.
«Кроме людей, которые приходят в науку, потому что не мыслят без нее жизни, сейчас идет поток лиц, рассматривающих ее как способ повышения социального статуса, расширения возможностей функционирования, - уверен Давид Фельдштейн. - Я уже не говорю об аспирантуре как популярной попытке избежать службы в армии». А диссертационные комиссии выпускают их в педагогический мир, в особую, тонкую область формирования личности человека, где безразличное отношение недопустимо. Многие соискатели вообще опираются в своих выводах и исследованиях на работы, написанные 20-30 лет назад - фактически в другую эпоху, когда существовало иное общество.
За последние три года президиум ВАК утвердил почти шестьсот диссертаций по педагогике и психологии. То есть по идее в науке должен был произойти тектонический сдвиг. Однако никакого сдвига не произошло. Несмотря ни на какие диссертации в области педагогических и психологических знаний, существуют огромные лакуны. Виной тому не в последнюю очередь отношение к соискателям и заниженные требования у диссертационных советов, оппонентов, членов кафедр и научных руководителей.
«Анализ поступающих в ВАК диссертационных исследований по педагогике и психологии позволил выявить ряд недопустимых, но, к горю нашему, повторяющихся из года в год недостатков, - отметил председатель экспертного совета. - Прежде всего это касается выбора тем исследований». Например, темой «серьезного научного исследования», которое согласно Положению об ученой степени «открывает новое направление в науке или решает крупную научную проблему», стала «Личностно ориентированное обучение будущего учителя начальных классов в вузе решению сюжетных математических задач». Давид Фельдштейн не исключил при этом, что вскоре появятся диссертации новых соискателей, посвященные обучению будущих учителей других предметов другому классу математических задач. «Масса диссертационных исследований по педагогике и психологии весьма слабо (и это оптимистически построенная фраза!) влияет на познание человека и развитие современной системы образования, - отметил он. - Как ни горько, но мы должны признать, что во многих психолого-педагогических диссертационных исследованиях, по сути, отсутствует научная проблема».

Масса диссертационных исследований по педагогике и психологии весьма слабо (и это оптимистически построенная фраза!) влияет на познание человека и развитие современной системы образования. Как ни горько, но мы должны признать, что во многих психолого-педагогических диссертационных исследованиях, по сути, отсутствует научная проблема.

Иногда авторы не мудрствуют лукаво и «открывают Америку», подавая в качестве научных выводов перечисление общеизвестных положений. Например, один из соискателей определил, что «наибольшее психофизиологическое напряжение студентов, оказывается, вызывают зачеты и экзамены». Впрочем, винить в таком падении нравов Давид Фельдштейн предлагает не только психолого-педагогические диссертационные советы, которых в России 314, но и собственно экспертный совет ВАК. Последний, по его мнению, проявляет недопустимую мягкость, рекомендуя к принятию прихрамывающие диссертации, которые тем не менее имеют серьезный доказательный материал в рамках конкретного проведенного исследования. «Между тем в современных условиях общество ждет от ученых, педагогов и психологов поиска нестандартных решений реально возникающих проблем, прорыва в понимании новых реалий образования и развития растущего человека средствами образования», - уверен председатель экспертного совета.
В целом на вопрос «Кто виноват?» Давид Фельдштейн дает однозначный ответ: «Виноваты мы, наше научное, в том числе экспертное, сообщество, допустившее, сделавшее возможным создавшееся положение». То есть в число провинившихся попали кафедры вузов и лабораторий НИИ, заведующие, рецензенты, а также равнодушные ученые советы и диссертационные советы, отказавшиеся от проведения полноценных научных дискуссий при защите соискателем своей работы. Более того, по мнению председателя экспертного совета, научные консультанты-няньки при написании диссертационных работ попросту не нужны. «Если соискатель нуждается в научном консультанте, то он еще не дорос до решения крупной научной проблемы и не должен претендовать на высшую ученую степень доктора наук, то есть мастера в своей области знаний», - уверен Давид Фельдштейн.
При утверждении же людей в высоких научных званиях экспертное сообщество, по его мнению, должно рассматривать не только текст работы, но и его «вписанность» в научное пространство - публикации, участие в конференциях и диспутах. Диссертация же тут играет лишь роль научной позиции, мировоззрения и миропонимания.
Выход из сложившейся ситуации Давид Фельдштейн видит прежде всего в том, чтобы определиться с критериями оценки соискателя. Причем оценка эта должна основываться не только и не столько на качестве проведенной научной работы, сколько на готовности кандидата к научной работе, реальном вкладе и значимости решаемой им проблемы. Кроме того, среди предложенных им мер - кардинальное повышение ответственности диссертационных советов: в случае отклонения ВАК рекомендованной ими одной докторской или двух кандидатских работ они лишаются на срок от 3 до 5 лет права осуществлять деятельность, связанную с подготовкой научных кадров высшей квалификации. «И главное - создать наконец нетерпимую к околонаучной деятельности обстановку в научной среде, не допуская профанации, борясь за честь научного работника, - подытожил Давид Фельдштейн. - На защиту своих диссертаций абсолютное большинство российских ученых выходили и выходят состоявшимися научными работниками, щепетильно относящимися к своей профессиональной деятельности, которая имеет славные традиции, и наше дело их защищать и приумножать».