У молодой учительницы оказался разносторонний талант. Уроки ее были радостными для детей. Она была другом для всех. Никогда у нее не было ни одного врага. Она же просто любила всех горячо, как родных. С ней советовались, у нее учились. И никому Нина Петровна не отказывала в помощи. В ней жила святая любовь к самому слову «учитель».

Затем Нина поступила в Шадринский государственный учительский институт. Однажды к ней пришла соседка, заслуженная учительница Антонина Анатольевна Надеждина.

- Ниночка, - сказала она, - нынче ваш институт становится пе-да-го-ги-ческим!

- Так вы туда свою дочь Галю отправьте!

- Верно, верно! - воскликнула Антонина Анатольевна. - Но Галя не может одна. Позвоночник. ...Ведь она уже писать не может... Так пойдите и вы снова на первый курс... Снимете с Галей одну комнатку...

И Нина пошла. Ради Гали. Ради ее мамы. Хотя понимала, что ей обеспечить условия жизни для себя и подруги будет непросто.

После пединститута началась беспрерывная школьная страда. Она продолжалась 43 года. Из них 17 лет Нина Петровна работала в роно. При этом вела по 6 уроков в неделю и была нештатным заместителем заведующего, занималась финансами, кадрами, организацией проверок в восьми школах. А это означало, что ей нужно встать до рассвета, пешком или с оказией добраться к первому уроку в школу какого-либо села, после уроков провести разбор занятий.

Ее стихией был урок. На ее занятиях можно было видеть, как плавно она переходила от одного этапа урока к другому, даже как бы деля их на «шаги», хотя ее урок был единым произведением методического и педагогического искусства. Она не забывала повторять пройденное, увязывать тему с актуальными вопросами жизни школы, города, страны.

...Отличник просвещения, Агафонова работала и в группе продленного дня. Еще в 1973 году она тщательно отработала стройную схему: после обеда классы идут на прогулку - полтора-два часа на воздухе, затем подготовка домашнего задания под руководством групповода, а после этого - клубный час.

Прогулка, занятия на воздухе строились продуманно: ребята многое узнавали о своем селе. И рассказывали, кто из известных тружеников проживает на этой улице, чем он славен. Встречались с видными людьми - родителями учеников. А третья часть была еще интересней - это клубный час. Разучивали сценарии, песни, стихи, ставили сценки, проводили конкурсы рисунков, ребусов, сочинений, рукоделия. Любили ребята участвовать в КВНах и в подготовке концертов для родителей в цехах.

Успешно и разносторонне удалось Агафоновой вести работу и когда семья переехала из Курганской области в Свердловскую. Пышминская средняя известная на всю Россию школа, занимала более 16 лет передовые позиции по профориентации. Производственные подразделения школы имели свою оргструктуру, своих «руководителей совхоза», они выполняли весь комплекс сельхозработ своими силами и добивались хороших результатов.

Удачной была находка Нины Петровны и в работе с больными, слабыми детьми. Она собрала более десятка таких учеников под свое руководство и обучала ребят по возрастам. В одной школе ей поручили организовать питание детей. А было их около 1300 человек. Она собирала деньги, платила столовой, отчитывалась перед бухгалтерией роно, усаживала группы за столы... Почти 10 лет она выполняла эту работу, за которую никто, кроме нее, не хотел браться.

...Нине Петровне давно хотелось перебраться в Москву, к сыновьям и внукам. Но именно тут судьба подставила ей подножку.

Однажды в полночь она вдруг запела. В ее родном селе Ольховке уходящий из жизни пел песни. Утром ее увезла «скорая». Было воскресенье. А в понедельник она поблагодарила мужа за прожитую жизнь и... перестала дышать. «Красиво жила - красиво умерла», - сказали ее подруги.

...Что останется после нас? После учителя остаются дети - его ученики. В них - бессмертие учителя.

Николай АГАФОНОВ, муж, Владислав АГАФОНОВ, сын учительницы Нины Петровны АГАФОНОВОЙ