Проблемой учительского профессионализма мы занялись в нашей школе 7 лет назад. Тогда еще не было новой системы оплаты труда, поэтому мы решили из жизни вытаскивать различные критерии, определять баллы, но сначала определили для себя методологическую позицию, то, от чего будем отталкиваться. Мы многие годы занимаемся проблемой личностно ориентированного образования, выработали некоторую методологическую базу относительно того, каким хотим видеть учителя. К примеру, для нас очень актуален широкий спектр психологических знаний, потому что считаем: современный учитель должен быть с психологическим образованием, никуда нам от этого не уйти. Более того, МГППУ уже предлагает специализацию «учитель-предметник-психолог», а мы эту работу начали почти 20 лет назад, у нас уже отработана система повышения психологических знаний нашего учителя.
Учителю должны быть присущи высокие духовно-нравственные качества, но как их здесь отслеживать? Только наблюдением, когда ты сам видишь этого учителя. Мы в формальные признаки это не включаем, но вместе с тем создали такие условия, чтобы учитель расширял кругозор, совершенствовал свои духовно-нравственные качества. Недавно мы встречались с библиотекарями, рассказывали им о своей программе «Профессиональная культура учителя», о том, что создаем библиотеку современной литературы, современную медиатеку, что у нас есть коллективные просмотры кинофильмов, дискуссионный клуб, мы приглашаем писателей, поэтов.
Для оценки учителя мы выбрали 5 критериев. Первый - правовая компетентность. У нас есть методист по правовым вопросам, вместе с ним мы разработали уровни правовой компетентности наших учителей (высокий уровень, низкий уровень, достаточный уровень), систему сертификатов, вручаем учителям сертификат на 5 лет, а через 5 лет они должны заново проходить тестирование правовой компетентности.
Сейчас идет разговор о некоторых признаках профессиональной деятельности учителя, а не об индивидуальных образовательных достижениях ребенка. Некоторые эксперты настаивают, что им малоинтересны трудовая дисциплина учителя, а также другие критерии, которые характеризуют его деятельность, что должен быть прежде всего индивидуальный прогресс ребенка. Мне кажется, что это слишком категорично, потому что администрация никогда не обойдется без того, чтобы оценивать учителя и по другим показателям. Для себя мы совместили такие показатели: деятельность учителя, индивидуальные образовательные достижения ребенка, психолого-педагогические компетенции учителя, согласовали эти критерии с учителями, с профсоюзом, создали свои должностные инструкции, в которые включили положения для соответствующей деятельности в нашей школе.
Мы очень много говорим о качестве образования. Подходов к качеству образования очень много. Я взял международный опыт и попытался сконцентрироваться по каким-то общим позициям. Не знаю, как в Европе это оценивается, но так или иначе там учитель ориентируется на позитив: у тебя все получится. К сожалению, в нашей системе (я по крайней мере сталкиваюсь с этим) учитель, как правило, говорит, что ему сложно, что у него не получится. Учитель, как спортсмен, не ставит себе задачу - занять третье место по итогам года, сделать то-то, то-то и то-то, пока идет монотонная деятельность учителя без каких-то четких определений целей и задач.
Учитель должен учиться, поэтому мы для себя четко определили, что не надеемся на МИОО, на другие курсы повышения квалификации. Директор, администрация должны создать условия для повышения квалификации учителя, и, кстати, может быть, в этом случае все будет более качественно, чем в других институтах, потому что мы учим на практической деятельности, в результате горизонтальных связей, когда учителя спокойно могут взаимодействовать с собой, друг с другом, обсуждать проблемы, о которых, может, при завуче и директоре говорить не будут.
Когда приходят молодые специалисты, я им говорю: вы можете сами себе выбрать мастеров по тому или иному направлению, а к маю отчитаться о проделанной работе и показать, чему вы научились. Чтобы не случилось страшного, мы говорим о новых стандартах, но все же боимся, как бы методисты не вложили старую идеологию в молодые мозги.
Считается, что уровень учебных достижений - один из основных критериев, но здесь есть некоторые вопросы. В прошлом году у меня был очень слабый класс, я думал, сколько двоек он получит на ЕГЭ. Класс сдал экзамен ниже среднего уровня, но без двоек, что порадовало. Но этот учитель, как сегодня говорили, он бы не прошел аттестацию на высшую категорию, а ведь главное, все-таки не работа учителя с одаренными детьми, с мотивированными детьми, а то, как он слабых выводит, это принципиальная вещь, но у нас она слабо обозначается. Наша девочка стала одной из лучших по Москве по английскому языку, учитель ходит счастливый, в свою характеристику на аттестацию он это, безусловно, запишет. Но он не запишет другого: эта девочка, чтобы не учиться в слабом классе, на два года ушла на домашнее обучение, а к нам приходила сдавать зачеты. И мы опять на этом не концентрируем внимание.
Конечно, школы нельзя сравнивать по результатам ЕГЭ, но у нас все равно это будут и дальше делать, тем более что есть опыт регионов, например Чувашии, Самарской области, Ханты-Мансийского края, где разработаны методики по оцениванию вклада школы в тот или иной результат. Но ведь школа, находящаяся на краю Москвы, в рабоче-крестьянском районе, и школа в центре отличаются друг от друга, а мы всех - под одну гребенку и потом делаем выводы.
Авторы ЕГЭ надеялись на то, что не будут востребованы дополнительные услуги, что вузы не нужны будут для подготовки к ЕГЭ. У меня сейчас из 24 человек в классе 23 ходят на подготовительные курсы. Как же я определю, где мой вклад, если они все нормально сдадут, а где другой, ведь они с репетиторами занимаются?
(Мой знакомый в Англии занимается проблемой качества образования, я приезжаю в английскую школу, смотрю, директор такой счастливый идет, подходит и чуть ли не по-русски: ура, моя школа лучшая среди худших.)
Мы сможем модернизировать систему образования, провести революцию, только если изменим урок, это принципиальная вещь для любой реформы, любой революции. У нас есть бланки наблюдений за уроками, все это входит в рейтинг наших учителей. Мы приходим на урок, с традиционной точки зрения все этапы урока соблюдены, мы видим соотношения репродуктивной и продуктивной деятельности школьника на уроке, а если говорит только один учитель, то соотношение результативного и процессуального оценивания достижений учащегося. Учителям предлагают оценивать школу по тройкам, четверкам и пятеркам. Да я что хочу, то и поставлю, по большому счету-то все в руках учителя. Мы это проходили, нам говорили - повысить качество образования в рамках успешности, а мы говорили - да, пожалуйста.
Все это некоторые формальные признаки, по которым у нас идет 7 лет рейтинговая оценка. Кто-то говорит, что может возникнуть склока в коллективе, никакой склоки я не чувствовал. Если все сделать согласованно с профсоюзом, с другими общественными организациями, максимально открыто, чтобы учитель мог понимать: он действительно может на что-то повлиять, то в общем-то склоки никакой не будет. Допустим, по коэффициенту компетентности мы ввели новый уровень - уверенный пользователь компьютера, пока таким сертификатом владеют единицы.
В результате складывается такой рейтинг - высокий, достаточный, низкий уровень. В соответствии с этим рейтингом мы и стимулировали учителя, в том числе и материально. По результатам этого рейтинга к Дню учителя мы определяем лучшего учителя школы, лучшего классного руководителя школы. Молодые специалисты самостоятельно разрабатывают рейтинги - рейтинг лучшего молодого специалиста, лучшего педагога дополнительного образования. Рейтинг - основа для включения учителя в Книгу почета Центра образования.
По большому счету главное - не «закритерироваться», иначе нужно будет думать о создании в школе новой службы. Однако новая система оплаты труда, думаю, сделать это не даст.