Сам Пелевин, кстати, писать сценарий категорически отказался. Сразу, видимо, понял, что не сможет придать достойную визуальную форму потоку собственного воображения - всем этим мухоморным видениям, галлюциногенным монологам, страстным речам команданте Че, который помогает герою придумывать броские рекламные слоганы. Это бумага все стерпит, пленка - не то. Режиссеру пришлось справляться своими силами. Справился. С учетом скидки, что перед нами произведение в принципе неэкранизируемое. Но главное, что основное послание вполне читаемо: здравствуй, общество потребления, поколение вау, верящее в рекламу, как в Бога, марионетки золотого тельца, променявшие свободу... у кого на что ума и везения хватило, тот на то и променял. Конечно, фильму «Generation П» уже не стать тем откровением, каким 10 с лишним лет назад оказалась книга. С тех пор слишком много было сказано и про информационную наркоманию, и про рекламное зомбирование, и про прочие более или менее удачные манипуляции нашим сознанием: возьмите француза Бегбедера или хотя бы нашего Сергея Минаева. Потому кое-что мы в этом нынче смыслим. Но лишнее напоминание  точно не повредит. Благо фильм местами сделан с юмором. Не всегда нормативным, правда, но так уж сложилось, что самые смешные русские шутки всегда не очень пристойны. Да и описывать происходящий абсурд, хотя это и есть наша с вами жизнь, слогом Пушкина язык не поворачивается.  Еще одна очевидная удача картины - тщательно воссозданная атмосфера начала 90-х: блошиные рынки вдоль Тверской, малиновые пиджаки и золотые цепи толщиной в палец. Даже непонятно, где американец Гинзбург все это мог видеть и как удалось ему эту атмосферу, жалкую и разгульную одновременно, через себя пропустить. Хороши и артисты. Михаил Ефремов в роли «пчеловода» Азадовского. Владимир Епифанцев, сыгравший главного героя, Вавилена Татарского, прошедшего путь от скромного копирайтера до создателя 3D-версии  главы государства, потому как, да будет вам известно, никаких политиков на самом деле нет, это лишь нарисованные компьютерные фигурки, которыми управляет группа избранных, и отставка правительства в 98-м - всего лишь сбой программы. Остроумный ход - заселение фильма телелицами: тут и Леонид Парфенов, и Александр Гордон, и Рената Литвинова, и Роман Трахтенберг. Недвусмысленный намек на то, что медиащупальцы - не порождение воспаленной фантазии, но реальность, от которой не укрыться и в темном кинозале.