Неизвестно, чего добивалась прокуратура, создав сумятицу накануне приемной кампании, - для опротестовывания новых норм у них было время в период разработки поправок и три месяца после их принятия. Но родители отреагировали на телодвижения прокуроров однозначно: поспешили забить все места до 13 апреля. Ведь если Мосгорсуд отменит поправки, то дети, имеющие право на поступление в школу по прописке, не успевшие занять очередь, могут оказаться за бортом. Впрочем, в случае такого развития событий они все равно именно там и окажутся. Родители, чьи дети не попали в списки, вполне могут добиваться записи детей в первый класс через суд.
При этом в рядовых школах особых проблем с родителями не возникало: брали и берут всех, кто пришел, независимо от места жительства и группы крови. А учебные заведения, разрекламированные молвой как престижные, оказались в прямом смысле на линии фронта: у их входа родители дежурили по ночам, составляли списки, жгли костры, дрались и вызывали полицейских. Сложности ситуации добавляло еще и то, что часть школ автоматом записали в первый класс выпускников своих детских садов или подготовительных групп.
Чиновники укоризненно качают головами: родителям только бы в хорошие школы бежать, когда буквально во дворе стоит самая обыкновенная общеобразовательная без претензий на «крутость». Но тут вопрос стоит несколько шире. В первом классе закладывается будущее отношение ребенка к учебе, к сверстникам, к миру, в конце концов. Если в школе неразумному чаду одноклассники «на пальцах» докажут, что хорошо учиться - постыдно, педагоги объяснят в деталях принцип жизни - не высовываться, а туалеты там такие, что в них страшно заходить, то о какой комфортной среде мы говорим?
Проблема тут не в том, что родители, следуя за сарафанным радио, оккупируют одни школьные дворы, игнорируя другие, а в том, что качество образования и материального обеспечения очень разнородно. Наверное, стоит не только холить и лелеять центры образования, но и «подтягивать» отстающие в этом плане школы.
Какой из законов более справедливый - федеральный или московский, решит суд. Понять как-то по-другому, чьи дети имеют большее право на хорошую школу - районные или же пришлые, - не представляется возможным. Пока же у директоров, попавших в осаду, есть два выхода: забаррикадироваться в кабинетах и ждать решения суда или открывать дополнительные классы в «началке», чтобы ни один ребенок в данной ситуации не оказался лишним.