В течение ряда лет команда управленцев, работающая в Министерстве образования и науки, настойчиво убеждает нас, работников образования, и общественное мнение в том, что образование относится к сфере услуг. В официальных документах министерства, в выступлениях его руководящих работников утвердился термин «образовательные услуги». К таким услугам отнесено и высшее образование (на что ректор МГУ академик В.А.Садовничий как-то заметил: «Услуги предоставляет прачечная, а университет дает человеку образование, с которым вся его жизнь будет связана»), и общее школьное образование.
В действующем ныне Законе «Об образовании» термин «образовательные услуги» употребляется только с определениями «дополнительные» или «платные». Тем не менее, относя образование к сфере услуг, чиновники ратуют за конкуренцию как между школами, так и между учителями. Однако чиновники забыли, что конкуренция подразумевает не просто соревнование, но и вытеснение конкурента из данного сегмента рынка. Стержнем образовательной политики сегодня делается жесткая экономия средств (в принципе услугу должен оплачивать потребитель, то есть ученики и их родители). Как повлияло внедрение понятия «образовательные услуги» на общественное мнение, нам еще предстоит оценить. Но, возможно, первый результат - это визиты «крутых» пап (в Петербурге и Новосибирске) к учителям не с вопросами, а с кулаками. В самом деле, чего с обслугой церемониться?
Учителя в отличие от чиновников исходят из того, что общее образование  прежде всего обязанность, причем даже более жесткая, чем воинская обязанность. Нет никаких отсрочек и освобождений. А услуга не может быть обязательной. Когда молодой человек приходит в парикмахерскую и выбирает фасон прически,  ему оказывают парикмахерские услуги. А если его, новобранца, стригут машинкой наголо - это уже не услуга, а просто выполнение строгих армейских правил. Государство, установив воинскую обязанность, полностью обеспечивает и оплачивает все, что связано с выполнением этой обязанности гражданами (нелепо было бы требовать, например, от танкистов, чтобы они, оказывая услуги населению - вспахивая фермерские поля, -  зарабатывали бы средства на приобретение горючего для своих боевых машин). Точно так же, установив обязанность образования, государство должно полностью обеспечивать выполнение гражданами этой обязанности. Более широкий подход - рассматривать образование как общественное благо. Ведь уровень образования граждан во многом определяет темпы развития общества и государства.
Проект закона «Об образовании в РФ» уже во второй статье устанавливает принципиальное различие между понятиями «образование» и «образовательные услуги». Было бы полезно привести их полностью.
«Образование - общественно значимое благо, под которым понимается целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, семьи, общества, государства, а также совокупность приобретаемых знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта деятельности и компетенций определенных объема и сложности».
Мы видим, что эта формулировка - развитие положений действующего закона.
«Образовательные услуги - оказываемые организацией, осуществляющей образовательную деятельность, или индивидуальным предпринимателем услуги по организации и осуществлению образовательного процесса (обучения) в целях освоения обучающимися образовательных программ или программ отдельных учебных курсов, предметов, дисциплин (модулей), если они не завершаются выдачей документа, дающего право на продолжение образования на следующем уровне и занятие профессиональной деятельностью».  
Различия очевидны, и главное - в концовке «...если они не завершаются...». А общее образование завершается выдачей именно такого документа - аттестата. Значит, если закон будет принят и подписан  именно с  такой формулировкой во второй статье, проблема с терминологией будет решена раз и навсегда.

​Михаил КИСЛОВ, учитель лицея №3, Гатчина, Ленинградская область