- Александр Федотович, в последнее время педагогическое сообщество полнится слухами, что два крупнейших российских книгоучебных издательства - «Просвещение» и «Дрофа» - готовятся к слиянию. Более того, кто-то даже утверждает, что это объединение якобы уже произошло и «Просвещение» купило «Дрофу». Это правда?
- Смею вас заверить, это всего лишь слухи, авторы которых, судя по всему, слабо разбираются в современном российском законодательстве. Государственное предприятие «Просвещение» не может купить частную компанию «Дрофа», в то время как «Дрофа» может участвовать в приватизации. Не буду скрывать - сегодня решается вопрос об участии ООО «Дрофа» в конкурсе по приватизации издательства «Просвещение».
Пока же не стоит путать юридическое объединение с тесным сотрудничеством, которое развивается у нас с «Просвещением», причем уже не первый год. Образование не поле для жесткой конкуренции, поэтому еще несколько лет назад при Министерстве образования и науки РФ был создан консультационный совет, куда для согласования своих действий вошли пять крупных издательств учебной литературы. И все это время мы достаточно плотно работали. Усилия по обеспечению тесной связи между издательствами предпринял и Российский книжный союз во главе с Сергеем Степашиным и Олегом Ткачом. Была разработана комплексная программа чтения, направленная на обеспечение наших читателей качественной литературой. Повышение интеллектуального уровня нации вопрос столь сложный, что никакому, даже самому мощному издательству в одиночку не справиться.
- Почему же эти тревожные толки начались только сейчас?
- Думаю, что толчком к их появлению послужили принятие новых образовательных стандартов по начальной и основной школе и бурная дискуссия по стандартам старшей школы. Очевидно же, что в самое ближайшее время понадобятся новые учебники, создание которых требует усилий многих авторских коллективов. Это для того, чтобы, во-первых, удовлетворить те требования, которые предъявляют государство, научно-педагогическое сообщество и родители к организации учебного процесса в целом и к учебной литературе как его неотъемлемой части, а во-вторых - обеспечить качество вариативности, которая хотя и подвергается иногда критике, но никем пока не отменена и прописана в законе. Поэтому «Дрофа» и «Просвещение» приняли решение, не посягая на бренды и интересы друг друга, объединить свой творческий потенциал в подготовке наших учебников к вступлению в эпоху новых стандартов. И это никого не должно тревожить - сотрудничество всегда конструктивнее соперничества, и в первую очередь выиграют от этого наши дети, наша школа.
Например, согласно новым федеральным стандартам внеклассная работа фактически войдет в учебные часы. Представляю, какая это головная боль для педагогов, как непросто будет все это совместить. У «Дрофы» есть около шестидесяти наименований книг по организации внеклассной работы. Примерно столько же у «Просвещения». Зачем путать людей, публикуя все сразу? Не лучше ли предложить им некий качественный, максимально полный и полезный продукт?
Или взять проблемы прогнозирования издания учебной литературы. Какими должны быть учебники через пять-десять лет? Разве авторы одного, отдельно взятого издательства способны ответить на этот вопрос? А вот несколько авторских коллективов, куда войдут и высокие ученые, и опытные практики разных взглядов и школ, уже вполне могут просчитать подобные перспективы. Зачем каждому идти по своей тропе, а вдруг она заведет в тупик? И что тогда - возвращаться?
- Над чем сегодня, в канун юбилея, работают предметные редакции «Дрофы»?
- Праздничные сюрпризы для своих читателей мы, конечно же, готовим, но основные силы брошены на подготовку предметных линий к прохождению экспертизы под новый образовательный стандарт. Обращаем серьезное внимание на совершенствование методического аппарата, тщательно прописываем пути организации самостоятельной познавательной деятельности учащихся, рекомендации по использованию на уроках различных интернет-ресурсов.
Развиваем серию «Навигатор» - созданные в нашем издательстве учебники гармонично сочетают в себе традиционные бумажные и электронные носители. И конечно же, продолжаем работать над учебниками нового поколения для начальной школы - необычайно любимой нами системы РИТМ - «Развитие. Индивидуальность. Творчество. Мобильность». Несмотря на то что она состоит из завершенных линий по всем предметам стандарта, мы на этом не останавливаемся и приступаем к подготовке еще одного комплекта по начальному образованию. Есть уже и авторы, и интересные наработки, объединенные идеей развивающего обучения. Будем обновлять линию начальной школы по математике, разнообразим комплекты по иностранным языкам. Без спешки, учитывая результаты эксперимента, работаем над книгами по духовно-нравственной культуре. Это очень деликатная задача, действовать надо тонко, выказывая уважение представителям всех основных конфессий, действующих в России. Поэтому наши будущие учебники уделят должное внимание всем духовным исканиям, из которых и сложилась такая многоликая и многообразная российская культура.
- Сегодня общество разделилось на два противостоящих лагеря: одни принимают новые федеральные образовательные стандарты, другие готовы чуть ли не до последнего вздоха защищать традиции старой школы. В каком стане искать вас?
- Я бы не хотел критиковать новые стандарты - позиция брюзги мне вообще чужда. Но определенные сомнения у меня, безусловно, есть.
Недавно услышал интервью одного крайне уважаемого мной педагога, опытнейшего профессионала. Рассуждая о возможности выбора школьниками на свой вкус предметов в старшей школе, он говорит: «А что тут такого, мы должны дать ученикам право на ошибку». Мол, ошибки в этом возрасте абсолютно естественны. Не спорю - ребята действительно могут ошибаться. Но те, кто занимается их образованием и воспитанием, такого права, увы, лишены...
Поэтому следует еще раз вернуться к доработке стандартов... без спешки.
Смущает меня и бездумное копирование в средней школе вузовской системы обучения. Ведь дисциплины по выбору - это понятие университетское. А давайте-ка вспомним, когда студентам позволяется самим выбирать предметы? На четвертом курсе! Лишь после того, как ими получено фундаментальное образование, только и дающее право на осознанный, профессиональный выбор. Способны ли на столь ответственный шаг пятнадцатилетние подростки? Не уверен! Разработчики новых стандартов ссылаются на то, что многие дисциплины детям не интересны, а потому все равно проходят мимо них. Не буду далеко ходить за примером - когда я сам учился в 10-м классе, меня не интересовало ровным счетом ничего, кроме академической гребли и истории. Но это же не значит, что ради меня надо было вводить профиль «Академическая гребля». Хотелось мне того или нет, я занимался всем - и математикой, и физикой. И позже понял, как это было важно. Только в учебе шлифуется интеллект. Я, профессиональный историк, могу и не помнить сегодня законов Хаммурапи, в обычной жизни они мне действительно ни к чему, но когда-то их изучение формировало мое историческое мировоззрение, исследовательские навыки. Мы можем многое забыть, но никакая интеллектуальная нагрузка не проходит бесследно. Она остается в нашем характере, в нашем трудолюбии, умении ставить цели и добиваться их.
Большие вопросы вызывает и предмет «Россия в мире» в том виде, в каком он предлагается сегодня. Ну а уж делать историю Отечества предметом по выбору - это вообще абсурд! Уже хотя бы потому, что мы Отечество не выбираем, оно нам дано от рождения.
- Александр Федотович, позвольте вас поздравить с тем, что на минувшей неделе ваша новая книга «Увидеть Россию заново» была удостоена национальной Горьковской литературной премии. Но как же все-таки нужно посмотреть на нашу страну, чтобы действительно увидеть ее заново?
- Главное - взять себе за труд увидеть тех людей, которые Россию олицетворяют. Еще Гоголь говорил, что история - это человек во времени. Традиционная историография научилась отражать время, а вот личность за ним видна не всегда. Давайте освобождаться от мифов, чтобы во всей полноте почувствовать достоинство нашего прошлого. Вспомним, что за нами не история города Глупова, а мощная, величественная Россия. Потому что еще русские философы Семен Франк, Иван Ильин, будучи в эмиграции, признавались, что революция мутной волной накрыла страну, потому что они, интеллигенты, думали когда-то обо всем, только не о самой России. Любовались собой, идеями своими высокими, вот и упустили ее, не разглядели надвигающейся грозы. И это их слова  - не мои. Вот почему так важно хотя бы изредка производить ревизию собственных взглядов, менять угол зрения.
Я размышлял об особенностях становления христианства на Руси, об истоках русской культуры, о самобытности нашей науки, о последней волне западноевропейских революций, о тех глубинных философских причинах, что привели нашу страну к событиям 1917 года. Предложил своему читателю вместе заново перелистать труды Чаадаева - вы себе и представить не можете, насколько это актуально сегодня. Да, если честно, просто заново обдумывал то, что мне самому чрезвычайно интересно. Идеи Георгия Федотова, Федора Степуна, тех же Семена Франка и Ивана Ильина. Старался понять, как эти философы представляли себе прошлое страны, особенности ее исторической судьбы, какие делали прогнозы на будущее.
Надо сказать, что сегодня живу уже новой работой. Вот-вот выйдет в свет книга, которую писал последние пять лет, «С верой в Россию. Духовные искания Федора Степуна». Вообще задумок много, и какого-то до сих пор юношеского азарта тоже хватает. Недаром хотел быть историком еще с пятого класса. Лишь бы были силы все это осуществить.
- Вы размышляете о столь серьезных вещах. Все ли смогут вас понять?
- Несмотря на всю сложность выбранных персонажей, книгу свою постарался сделать максимально простой, доступной всякому, кто захочет окунуться в мир этих людей вместе со мной. Уверяю вас, даже старшеклассники, интересующиеся историей и философией, не говоря уж о студентах и учителях, все прекрасно поймут. Если честно, когда писал, мысленно обращался к точно такому же парню, каким сам был сорок лет назад, - целеустремленному,  неравнодушному, влюбленному в историю, желающему познать все ее тайны и секреты. Надеюсь, таковых среди читающей публики еще немало.