Но великие победы - сумма бесчисленных подвигов бойцов. Батальон Славы оказался на острие стратегии нашей армии-победительницы и оказался достоин этой миссии.

За громким титулом батальона Славы оставались в тени многие детали. Их исследовал журналист Василий ХОРЕШКО. В том числе он обратил внимание на возраст его восемнадцатилетних бойцов. Чуть старше офицеры. 23 года было комбату Борису Емельянову, воевавшему с первого дня войны, доведшему батальон от Сталинграда до Берлина. Поэтому к титулу можно добавить еще одно слово: юный батальон Славы.

Европа не знала подобного

Враг выстроил рубежи прочнейшей обороны врага на глубину 300 - 500 км, опиравшиеся на водные преграды. Для ее взлома наши войска на узких участках сосредоточили большую мощь. На остриях гигантских клиньев - усиленные стрелковые батальоны для разведки боем. На 1-м Белорусском фронте - 28. В том числе - батальон гвардии майора Бориса Емельянова. Задача: атаковать так, чтобы враг принял их за главные силы.

14 января 1945 г. следом за огневым налетом пехотинцы Емельянова ринулись в атаку. Рота гвардии старшего лейтенанта И. Васильева достигла первой линии окопов, когда там еще рвались наши снаряды, штурмом овладела второй траншеей. Ранили ротного. Его заменил комвзвода гвардии лейтенант М. Гурьев. Помкомвзвода В. Дулатов с бойцами в рукопашной одолел вражий расчет миномета. Пулемет закидал гранатами В. Добровольский. Артразведчик В. Зуев из автомата уложил 8 гитлеровцев и 4 взял в плен. Несмотря на ранения продолжали руководить отделениями И. Заика и С. Белов. Санитар Лепешко под огнем вынес с поля боя 30 раненых...

Уже на первой позиции врага батальон Емельянова захватил 57 орудий, за сутки отбросил врага на 20 с лишним км, другие вклинились в оборону на 5 - 12 километров. Разведка боем переросла в общее наступление. В брешь устремились войска 69-й армии и 11-го танкового корпуса, в непрерывных боях освободили от оккупантов несколько польских городов. 29 января 1-й Белорусский фронт вышел к пограничным укрепрайонам Германии.

Вот две оценки тех событий.

Маршал Советского Союза Г.К. Жуков: «Атаку разведывательных батальонов противник не выдержал и начал отходить с переднего края в глубину... Прорыв развивался нормально, а мы сэкономили многие тысячи тонн снарядов, которые очень пригодились позднее».

Генерал вермахта Ф. Меллентин: «Русское наступление развивалось с невиданной силой и стремительностью... Невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 г. Европа не знала ничего подобного со времени гибели Римской империи».

Окопная правда

За Висло-Одерскую операцию 77-я дивизия заслужила высшую награду СССР - орден Ленина. Героями Советского Союза стали офицеры Н. Быков, Б. Емельянов, С. Давыдов и М. Гурьев. Двое из них - комбат Емельянов и комвзвода Гурьев - из прославленного 1-го батальона 215-го полка. В нем всех командиров взводов наградили орденом Александра Невского, командиров рот - орденом Красной Звезды, всех солдат и сержантов - самым почетным солдатским орденом - Славы. Трое - Р. Авезмуратов, С. Власов. И. Яновский - стали его полными кавалерами. Но, увы, никто не собрал воспоминания рядовых участников прорыва, не перечислил поименно бойцов батальона Славы. Вечным укором звучат пушкинские строки: «Замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны».

Какая же она - окопная правда батальона Славы?

Участнику тех боев, кавалеру ордена Красного Знамени, бывшему начальнику разведки артиллерии 77-й стрелковой дивизии Г. Ткаченко задал непростой вопрос:

- Слышал, будто после той разведки боем из трехсот с лишним бойцов в строю остался лишь каждый десятый?

- Это явное преувеличение! Конечно, были убитые, много раненых. Тем не менее, выставлять ударный батальон как «таран телами» по меньшей мере несерьезно. Пехоте помогали в полосе наступления дивизии 8 артполков - около 250 орудий на 1 км фронта. При такой плотности артогня противник был просто задавлен.

Кстати, то, что артиллеристы «задавили» врага, вспоминал и бывший комвзвода из батальона Славы Герой Советского Союза Михаил Гурьев. О себе он рассказывал: «Я дважды отмечен свинцом на Одере. И до него - чертова дюжина ранений. За живучесть меня прозвали Ванькой-Встанькой. В госпиталях не залеживался: боялся, что не угадаю в родную дивизию».

Гурьев не скрывал неприязни к попыткам изображать те бои как «прогулку», вспоминал:

- Накануне наступления по траншеям пронесли полковое Знамя, и мы целовали его... Мы себя чувствовали смертниками. Знали ведь, как немцы здесь укрепились. Понаделали всяких ходов сообщений, каждую кочку пристреляли. Пришлось продираться сквозь жуткие заслоны... В атаке «Ура!» никто не кричал, физически просто невозможно, все силы - броску. Первую траншею наши артиллеристы почти сравняли с землей - одни трупы. Другие роты залегли на второй траншее, а мы и ее целехонькие проскочили. Вперед вырвались и соседям помогли - огнем с фланга.

Кто запомнился особенно? Гурьев ответил:

- На Висле - помкомвзвода Андрей Сафронов и командир пулеметчиков Мамат Саидов. Без них нам бы - труба. Сафронов - красавец, здоровяк, любимец роты... Вид страшный, глаз залит кровью, левая рука - плетью, в правой - граната. Если бы он не пошел на пулеметы, мы бы все там полегли. Еще одну контратаку отбили благодаря Саидову. Под такой ружейно-пулеметный огонь попали!.. Ребята валятся в снег и грязь - не поймешь: кто убит, кто ранен, кто окапывается, кто отползает... На открытом поле мы беззащитны, а ответить серьезно нечем... Вблизи меня - станковый пулемет. От расчета остался сержант Саидов: наводчик убит, подносчика перевязывает санитар. Вдруг Саидов приподнимается и - оглушающий пулеметный стрекот! До сих пор не пойму, как он в одиночку смог удержать станок с массивным стволом весом в 65 кг, словно ручной пулемет. Задал фрицам жару! Говорят, в минуты наивысшего напряжения нечеловеческие силы пробуждаются...

Фронтовики говорят: прежде врага надо победить себя - инстинкт самосохранения, страх гибели. На войне выживает и побеждает тот, кто возвышается до самоотречения, презрения к смерти во имя Родины. Так выжили и победили юный батальон Славы и множество других батальонов, полков, дивизий, выжила и победила страна.